Чем отличается КПЗ от СИЗО? - юридическая консультация

Чем отличается КПЗ от СИЗО? — юридическая консультация

Юридическая помощь в местах лишения свободы

Бирюкова Ирина

Проблемы в работе адвоката в местах лишения свободы начинаются еще до того, как доверитель добрался до места отбывания наказания, поскольку название исправительного учреждения и его местонахождение сообщаются только по прибытии осужденного. В данном случае адвокат лишен возможности оказывать юридическую помощь доверителю во время его этапирования в пенитенциарное учреждение, что зачастую бывает необходимо, поскольку транспортировка может продолжаться длительный период и в так называемых «пересыльных» СИЗО к доверителю может применяться, например, физическая сила.

Если говорить об основных проблемах, с которыми сталкивается адвокат, работая в местах лишения свободы, то одной из них является непредоставление доступа к осужденному. В частности, к последнему невозможно попасть в выходные и праздничные дни. В некоторых случаях длительные праздничные каникулы – как, например, новогодние или майские праздники, – могут вызывать серьезные опасения за жизнь и здоровье доверителя. Например, в широко известном деле о пытках в колониях Ярославской области мы столкнулись с этой проблемой.

Так, мои доверители Евгений Макаров, Руслан Вахапов и Иван Непомнящих отбывали наказание в одном из исправительных учреждений Ярославской области. Поскольку на протяжении длительного времени к ним применялись различные формы насилия – от психологического до физического (в частности, Евгений Макаров был избит в очередной раз в начале декабря 2017 г., и этот случай, как и другие, был предан огласке), возникали опасения за его состояние на время новогодних праздников, когда доступ в исправительное учреждение закрыт.

В данном случае проблема была решена при помощи коммуникации с уполномоченным по правам человека в Ярославской области, который откликнулся на мою просьбу и осуществил выезд к осужденным для того, чтобы проверить их состояние. Но такое сотрудничество возможно далеко не в каждом регионе.

Неоднократно по тому же ярославскому делу меня не пускали к доверителям длительное время – от нескольких часов до двух суток. Приходилось использовать такие средства, как обращение во ФСИН России, региональное УФСИН, в Прокуратуру по надзору за исполнением законов в исправительных учреждениях, к Уполномоченному по правам человека в РФ Татьяне Москальковой.

Причины недопуска назывались разные – мероприятия, проводимые в колонии, проверки, карантин, якобы отказ осужденного от встречи с адвокатом, невозможность обеспечения встречи по медицинским показаниям (в данном случае речь идет об отказе во встрече с Евгением Макаровым после избиения в июне 2017 г., видео которого спустя год было опубликовано в «Новой газете»). Сотрудник колонии, находящийся в настоящее время под домашним арестом в связи с этим делом, после многих часов ожидания допуска и использования всех возможных способов для того, чтобы попасть на встречу с доверителем, вплоть до звонка в областную прокуратуру, вышел ко мне и сообщил, что встреча не состоится по медицинским показаниям. При этом никаких справок и подтверждений представлено не было. Только после личного вмешательства Татьяны Москальковой начальник колонии, который также находится сейчас под домашним арестом в связи с данным делом, лично гарантировал мне встречу с Макаровым, и я смогла зафиксировать следы примененных к нему пыток.

Хотелось бы обратить внимание и на такую проблему, как предъявление администрацией пенитенциарного учреждения на встречу с адвокатом не того осужденного, которого вызывает защитник.

Например, родственники осужденного заключают соглашение с адвокатом, чтобы навестить заключенного в колонии, удостовериться, что с ним все в порядке и т.д. Защитник приезжает в колонию, а ему приводят на встречу другого осужденного – как правило, это лицо, сотрудничающее с администрацией исправительного учреждения, но под именем того, кого адвокат вызывал. Тот уверяет адвоката, что все в порядке, никаких претензий к администрации учреждения у него нет. А в это время реальный осужденный находится в штрафном изоляторе после незаконного применения к нему физической силы.

После нескольких подобных случаев мы с коллегами, работающими в области защиты прав заключенных, выработали следующую позицию. Перед посещением осужденного выясняем у родственников всю необходимую информацию: имена родных, какие-то детали, которые не могут знать сотрудники учреждения, берем фотографии, спрашиваем «контрольные слова или вопросы», по которым осужденный поймет, кто именно пригласил адвоката, а тот – что перед ним именно тот человек, с которым он должен встретиться.

В качестве препятствий в допуске к осужденному можно привести и другие причины. Например, требование представить ордер на каждое посещение, несмотря на то что в личном деле осужденного имеются сведения о защитнике; отсутствие в исправительном учреждении лица, уполномоченного принимать и подписывать документы на доступ в режимную зону; селекторные совещания руководства или его отъезд в УФСИН.

К сожалению, это далеко не единственные сложности, с которыми сталкивается защитник в пенитенциарных учреждениях. В разных регионах проблемы с доступом также различаются – все зависит от ситуации на местах, в региональных управлениях ФСИН, от руководства исправительного учреждения. Совершенно точно можно сказать одно: если адвокат приехал к так называемому «проблемному» для администрации пенитенциарного учреждения осужденному, то препятствия в допуске адвоката будут всегда: будь то длительное ожидание или немотивированный отказ во встрече либо обеспечение встречи не наедине и конфиденциально, а через телефон в комнате для краткосрочных свиданий, разговоры по которому всегда осуществляются под запись.

На мой взгляд, в решении указанных проблем может принять активное участие руководство адвокатских палат. Для этого необходимо для начала обозначить эти проблемы по регионам, поскольку там различная практика. Затем следует выделить системные проблемы, обсудить возможные способы их решения. Очевидно, что такие проблемы, как, например, невозможность попасть в СИЗО или колонию к доверителю из-за очередей и нехватки кабинетов, необходимо, на мой взгляд, решать в первую очередь, поскольку тем самым нарушается право на защиту.

Одним из возможных механизмов решения проблем доступа адвокатов в исправительные учреждения – и, как следствие, нарушения прав адвокатов на осуществление профессиональной деятельности, – может стать активная позиция комиссий по защите прав адвокатов. Но в некоторых регионах такой комиссии просто нет, а в ряде других о ее существовании не знают сами адвокаты. Кроме того, отсутствие понимания у адвокатов того, какие функции выполняет комиссия, какими полномочиями она наделена и, самое главное, какие результаты принесет обращение в комиссию, – одно из главных препятствий в обращении адвокатов за защитой их профессиональных прав.

Помимо этого решению проблемы может способствовать активная позиция самого адвоката. Неоднократно я становилась свидетелем того, как защитник приезжал в колонию для встречи с осужденным, разворачивался и уезжал просто потому, что ему говорили, что встреча не состоится – без объяснения причин. Или когда адвокат не предпринимал никаких действий по защите прав своего доверителя, опасаясь препятствий в работе со стороны администрации исправительного учреждения, у которой, как правило, имеются связи во всех надзорных органах региона. Также довольно часто встречается молчаливое согласие и исполнение порой совершенно абсурдных требований руководства колонии. Поэтому нередко для осужденных, занимающих активную позицию по защите своих прав, родственники приглашают адвоката из другого региона.

Подобная позиция защитников дает администрации исправительных учреждений повод полагать, что ее действия, нарушающие права адвокатов, законны, а если и незаконны, то никакой ответной реакции не последует. Приходится совершать много усилий для того, чтобы разрушить такое понимание и заставить администрацию колонии соблюдать закон.

В заключение хотелось бы отметить, что многих указанных проблем можно было бы если не избежать, то довольно быстро решить, если бы сами адвокаты занимали активную позицию по недопущению нарушения их прав – без опасений, что в регионе, где они работают, могут быть созданы условия, препятствующие осуществлению профессиональной деятельности защитников.

Как заключенных распределяют по этапам и по тюрьмам

Всё начинается, когда судебный приговор вступает в силу.

Заключенный получает об этом письменное уведомление — с этого момента нужно быть готовым к отправке по этапу.

Заранее время отправки не сообщат. Уже непосредственно перед самой отправкой за осужденным в камеру придёт сотрудник изолятора и даст некоторое время на сборы.

В этап с собой разрешается взять до 50 кг вещей и продуктов. Если имеются крупные тяжелые вещи (например, телевизор), их можно оставить на спецскладе при СИЗО. Родственники потом смогут их забрать.

По правилам, после вступления приговора в силу и до момента отправки по этапу, осужденному предоставляется одно краткосрочное свидание с родственником. Также до отправки, администрация СИЗО должна уведомить одного из родственников заключенного о том, в какое исправительное учреждение его направят.

Железная дорога в специальном вагоне, называемым в народе «Столыпин» — вот обычный способ доставки осужденного до следующего этапа – пересыльной тюрьмы.

Всё происходит в присутствии вооруженных конвоиров и кинологов с собаками. Сначала на автозаке — специально оборудованные машины с разгороженными внутри решетками, осужденного доставят до поезда и пересадят в «столыпинский» вагон. Такие вагон-заки движутся до места назначения гораздо медленнее, чем пассажирские поезда. Пространство внутри вагонов стесненное и плохо вентилируемое. Походы в туалет осуществляются под конвоем, их число ограничено, на стоянках пользоваться туалетом запрещено. А остановок на этапе у заключенного может быть и 5, и 10.

Когда этап прибудет к месту назначения, осужденного перевезут в «пересыльную тюрьму» — место временного заключения. Далее его распределят в колонию той области, куда он прибыл, либо отправят по этапу дальше.

Бывает, что осужденного из вагон-зака доставляют непосредственно в колонию, минуя пересыльную тюрьму. Но нередко случается так, что к моменту прибытия заключенного свободных мест в тюрьме уже нет. Тогда осужденному обречен долго сидеть в пересыльной тюрьме и ждать от ФСИН своего перераспределения в другую колонию.

А бывает и так, что осужденный переезжает в поезде от одного СИЗО к другому. На 1-2 недели остается в каждом из них, пока не соберется следующий этап, так как ради пары человек организовывать этап далее — нецелесообразно. И если следующая колония удаленная, и туда этап ходит редко, то этапирование может занимать и месяц, и два.

4. ПУНКТ НАЗНАЧЕНИЯ

Наконец, осужденный попадет в место отбывания наказания. Там «новичка» отправят на обязательный 2-х недельный карантин. После этого заключенного определят в отряд.

Тем временем, в первые 10 дней с момента прибытия нового «постояльца», руководство исправительного учреждения обязано уведомить семью заключенного о его прибытии и месте нахождения. Эти уведомления обычно посылаются почтой, что затягивает информирование родственников осужденного о его судьбе. Также этими данными располагают следователь и адвокат, которые вели дело.

Как происходит распределение заключенных по исправительным учреждениям

Общее правило о назначении места лишения свободы определено в ст. 73 УИК РФ и зависит от тяжести совершенного преступления. Вид исправительного учреждения назначается судом. Так, например, впервые осужденные за злодеяния небольшой или средней тяжести, содержатся в колониях-поселениях; за тяжкие преступления — в колониях общего режима, а за особо тяжкие преступления отправляют в колонии строгого режима.

В какое именно ИУ отправить осужденного решает руководство СИЗО согласно «разнарядки» центрального управления ФСИН. Они опираются в своем выборе на вид режима учреждения, его отдалённость и наличия в нём свободных мест.

Такое распределение делит осужденных на категории:

  1. тех, кому повезло остаться отбывать наказание там, где они жили или где их осудили.
  2. тех, кого направили в учреждения УИС другого региона, (но не ближайшего, а любого). Это происходит из-за того, что в месте их жительства отсутствуют колонии нужного вида режима или колоний нет вовсе.

«Тайна» этапирования и другие проблемы родственников заключенных

Тюремный этап может длится несколько месяцев. Это является большим испытанием не только для самого осужденного, но и для его семьи. Заключенный буквально «пропадает» из внешнего мира: родственники ничего не знают о его здоровье и местонахождении всё это время.

Кроме того, Европейский суд по правам человека признал, что отбывание наказания далеко от дома является нарушением прав. За то время, пока человек находится в местах лишения свободы, его связь с семьей и близкими сильно ослабляется: родственникам сложно посещать заключенного, потому что добраться в отдаленный регион очень проблематично, долго и дорого.

Правозащитники и юристы уже давно всерьез поставили перед законодательством две проблемы, связанные с отбытием наказания по месту жительства:

  • распределенные в дальние регионы осужденные, не могут рассчитывать на перераспределение отбытия наказания в учреждениях, доступных для их родных и близких;
  • те осужденные, чьи семьи переехали, либо те, у кого эти семьи возникли, не могут рассчитывать на перевод в другой регион.

Так было, но благодаря многолетней борьбе правозащитников и уполномоченных по правам человека в России эти задачи были решены.

Садитесь реже

alt=»По делам о нарушении самоизоляции ВС разрешил проводить административные расследования. Фото: Владимир Аносов/ РГ» /> По делам о нарушении самоизоляции ВС разрешил проводить административные расследования. Фото: Владимир Аносов/ РГ

Одно из ключевых положений: судам рекомендовано учитывать карантинные условия в СИЗО и не помещать под стражу обвиняемых в преступлениях небольшой тяжести, в том числе иностранцев, избирая им другие меры пресечения.

Фото: iStock

Советник Федеральной палаты адвокатов Евгений Рубинштейн назвал данные разъяснения новыми и важными.

«Статья 99 УПК РФ «Обстоятельства, учитываемые при избрании меры пресечения» содержит открытый перечень таких обстоятельств, — подчеркивает эксперт. — Поэтому разъяснения дополняют перечень таких обстоятельств, что должно учитываться судами».

Верховный суд напомнил, что заключение под стражу подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой тяжести, за которое предусматривается максимальное наказание до трех лет лишения свободы, «может быть принято судом лишь в исключительных случаях».

Другое важное разъяснение: в период действия ограничительных мер судебные процессы по уголовным делам могут полностью проходить в режиме видео-конференц-связи. Если подсудимый находится в СИЗО, он будет участвовать в разбирательстве, подключившись из СИЗО. Сегодня с помощью систем видео-конференц-связи проходят лишь отдельные заседания, например, рассмотрение апелляционных жалоб на решение об аресте, рассмотрение кассационных жалоб осужденного на приговор и т.п. Но если дело слушается по существу в первой инстанции, то все-таки подсудимый присутствует в зале. Если человек находится под арестом, то из СИЗО его доставляет конвой.

Фото: iStock

«Важен сам факт разрешения проведения судебных заседаний с использованием системы видео-конференц-связи, — говорит Евгений Рубинштейн. — Следует отдать должное Верховному суду РФ, который оперативно реагирует на возникающие вопросы в судебной практике и ориентирует нижестоящие суды на правильное применение новых правовых положений».

Как поясняет советник ФПА, в УПК отсутствует прямое указание на возможность проведения судебных заседаний с использованием систем видео-конференц-связи.

«Между тем уголовно-процессуальное законодательство состоит не только из Конституции РФ, УПК и других федеральных законов, но и из общепризнанных принципов и норм международного права», считает Евгений Рубинштейн.

Верховный суд, по его словам, нередко использует правовые позиции ЕСПЧ для обоснования правовых позиций, которые прямо не указаны в УПК. Сейчас он со ссылкой на конкретное дело Страссбургского суда разъяснил нижестоящим инстанциям, что проведение судебных заседаний с участием обвиняемого по системе видео-конференц-связи допустимо и может быть использовано в настоящих условиях карантина.

Фото: РИА Новости

«Такое указание означает, что обвиняемый может вообще не доставляться в суд ни разу, а все части судебного разбирательства, то есть подготовительная часть, судебное следствие, прения сторон и реплики, последнее слово подсудимого и постановление приговора, могут быть проведены по системе видео-конференц-связи», рассказывает эксперт.

На практике в связи с этим предстоит решить ряд вопросов.

Например: о порядке предоставления дополнительных документов для приобщения их к делу, о дополнительном ознакомлении с материалами уголовного дела и другие.

Важно также, как обеспечить в таком режиме возможность конфиденциального общения подсудимого с защитниками.

К числу дел безотлагательного характера Верховный суд страны отнес дела о рассмотрении вопросов об аресте имущества фигурантов по уголовным делам.

Это важно, так как потом это имущество может быть использовано для возмещения вреда, причиненного преступлением.

Кроме того безотлагательно надо рассматривать дела об условно-досрочном освобождении.

В чем разница между тюрьмой, колонией и СИЗО?

В Российской Федерации учреждения уголовно-исполнительной системы подведомственны Федеральной службе исполнения наказаний России (ФСИН). К ним относятся колонии-поселения, воспитательные колонии, лечебные исправительные учреждения, исправительные колонии общего, строгого или особого режима, тюрьмы, а также следственные изоляторы. Также нарушители закона могут содержаться в спецучреждениях МВД.

Какими бывают колонии и кого в них отправляют?

Согласно ст. 74 Уголовно-исполнительного кодекса РФ, в колониях отбывают наказание в виде лишения свободы совершеннолетние осужденные. Эти учреждения подразделяются на колонии-поселения, исправительные колонии общего, строгого и особого режима. Вид исправительной колонии, в которой осужденный должен отбывать наказание, определяет суд.

Павел Мамаев среди заключённых колонии.

В колониях общего режима отбывают наказание впервые осужденные граждане, совершившие тяжкое преступление, а также неосторожные либо умышленные преступления небольшой или средней тяжести, если суд не направит их в колонию-поселение.

В исправительных колониях строгого режима содержатся мужчины, впервые осужденные за совершение особо тяжких преступлений. Также туда помещают мужчин-рецидивистов, ранее отбывавших лишение свободы.

В колониях особого режима отбывают наказание мужчины, у которых произошел особо опасный рецидив преступления, а также приговоренные к пожизненному лишению свободы.

В исправительных колониях общего, строгого и особого режима действует три вида условий отбывания наказания: обычные, облегченные и строгие. В обычных и в облегченных условиях осужденные проживают в общежитиях, в строгих — в запираемых помещениях. Заключенные, которые отбывают пожизненное наказание, содержатся только в камерах, как правило, не более чем по два человека. В зависимости от вида колонии и условий содержания осужденные имеют право на различное количество свиданий с близкими, телефонных звонков, посылок и бандеролей.

Женщины в Российской Федерации могут отбывать наказание в колониях общего режима, а также в колониях-поселениях.

В воспитательных колониях отбывают наказание несовершеннолетние либо осужденные, оставленные там до достижения ими возраста 19 лет. Также в таких колониях могут действовать изолированные участки, функционирующие как исправительные колонии общего режима, в них содержатся заключенные, которым во время отбывания наказания исполнилось 18 лет.

Чем тюрьма отличается от колонии?

В разговорной русской речи слово «тюрьма» часто используется для обозначения любого учреждения, в котором осужденные отбывают наказание в виде лишения свободы. Однако, согласно Уголовно-исполнительному кодексу (УИК) РФ, тюрьма — это отдельный вид исправительного учреждения.

Заключенные содержатся в тюрьмах в запираемых общих камерах, а в особых случаях — в одиночных камерах. Как правило, тюрьма представляет собой отдельное здание или комплекс зданий, в то время как колония занимает большую территорию, на которой находятся производственные помещения и жилая зона, на территории колонии могут быть магазин, клуб, библиотека, школа и даже футбольное поле.

Что такое СИЗО и кто в нем содержится?

Следственные изоляторы (СИЗО), в первую очередь, используются для содержания подозреваемых и обвиняемых, в отношении которых в качестве меры пресечения применено заключение под стражу. Т.е. в СИЗО помещают тех, кто находится под следствием и ожидает суда либо находится под судом.

Следственные изоляторы в некоторых случаях также выполняют функции исправительных учреждений. В них содержатся осужденные, оставленные там для выполнения работ по хозяйственному обслуживанию, и осужденные, которые подлежат направлению в исправительные учреждения для отбывания наказания после того, как приговор суда вступил в законную силу. Также в СИЗО поступают осужденные во время их перемещения из одного места отбывания наказания в другое.

Что такое изолятор временного содержания?

Местом для предварительного заключения также служит изолятор временного содержания (ИВС), ранее он назывался камерой предварительного заключения (КПЗ). ИВС не входят в структуру ФСИН, а относятся к спецучреждениям МВД РФ. Они находятся при территориальных органах внутренних дел или органах пограничной охраны. ИВС используются для временного содержания лиц, задержанных по подозрению в совершении преступления. Если суд впоследствии примет решение об избрании им меры пресечения в виде заключения под стражу, подозреваемых переведут в СИЗО.

Что такое спецприемник?

Еще одним пенитенциарным, т.е. исправительным учреждением РФ, входящим в структуру МВД РФ, является спецприемник. В нем содержатся лица, приговоренные к административному аресту. Согласно ст. 3.9. КоАП РФ, этот вид наказания назначается за наиболее тяжкие проступки (злостное неповиновение законному распоряжению или требованию работника полиции, мелкое хулиганство и др.), если иных мер наказания, например штрафа, недостаточно. В России минимальный срок административного ареста составляет 12 часов, а максимальный — 30 суток.

Читайте также  Инструкция по оплате через ЕРИП
Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector