Дело N4-АПГ16-3. О признании забастовки работников

Дело N4-АПГ16-3. О признании забастовки работников

Статья 413 ТК РФ. Незаконные забастовки

В соответствии со статьей 55 Конституции Российской Федерации являются незаконными и не допускаются забастовки:

а) в периоды введения военного или чрезвычайного положения либо особых мер в соответствии с законодательством о чрезвычайном положении; в органах и организациях Вооруженных Сил Российской Федерации, других военных, военизированных и иных формированиях, организациях (филиалах, представительствах или иных обособленных структурных подразделениях), непосредственно ведающих вопросами обеспечения обороны страны, безопасности государства, аварийно-спасательных, поисково-спасательных, противопожарных работ, предупреждения или ликвидации стихийных бедствий и чрезвычайных ситуаций; в правоохранительных органах; в организациях (филиалах, представительствах или иных обособленных структурных подразделениях), непосредственно обслуживающих особо опасные виды производств или оборудования, на станциях скорой и неотложной медицинской помощи;

б) в организациях (филиалах, представительствах или иных обособленных структурных подразделениях), непосредственно связанных с обеспечением жизнедеятельности населения (энергообеспечение, отопление и теплоснабжение, водоснабжение, газоснабжение, авиационный, железнодорожный и водный транспорт, связь, больницы), в том случае, если проведение забастовок создает угрозу обороне страны и безопасности государства, жизни и здоровью людей.

Право на забастовку может быть ограничено федеральным законом.

Забастовка является незаконной, если она была объявлена без учета сроков, процедур и требований, предусмотренных настоящим Кодексом.

Решение о признании забастовки незаконной принимается верховными судами республик, краевыми, областными судами, судами городов федерального значения, судами автономной области и автономных округов по заявлению работодателя или прокурора.

Решение суда доводится до сведения работников через орган, возглавляющий забастовку, который обязан немедленно проинформировать участников забастовки о решении суда.

Решение суда о признании забастовки незаконной, вступившее в законную силу, подлежит немедленному исполнению. Работники обязаны прекратить забастовку и приступить к работе не позднее следующего дня после вручения копии указанного решения суда органу, возглавляющему забастовку.

В случае создания непосредственной угрозы жизни и здоровью людей суд вправе неначавшуюся забастовку отложить на срок до 15 дней, а начавшуюся — приостановить на тот же срок.

В случаях, имеющих особое значение для обеспечения жизненно важных интересов Российской Федерации или отдельных ее территорий, Правительство Российской Федерации вправе приостановить забастовку до решения вопроса соответствующим судом, но не более чем на десять календарных дней.

Часть девятая утратила силу. — Федеральный закон от 30.06.2006 N 90-ФЗ.

Комментарии к ст. 413 ТК РФ

1. Комментируемой статьей устанавливаются условия, при которых забастовка признается судом незаконной: нарушение сроков, порядка объявления забастовки, процедур и требований, определенных ТК. Решение суда по данному вопросу вступает в законную силу и подлежит немедленному исполнению. С этого момента работники обязаны прекратить забастовку и приступить к исполнению трудовых обязанностей не позднее следующего дня после вручения копии такого решения суда органу, возглавляющему забастовку.

2. Статья 413 ТК перечисляет случаи, когда забастовка не может быть проведена. Решение по коллективному трудовому спору в подобных случаях в 10-дневный срок принимает Правительство РФ.

В комментируемой статье рассматриваются случаи, когда неначавшаяся забастовка может быть отложена, а начавшаяся приостановлена, и определяются органы государственной власти, в компетенцию которых входит решение этих вопросов (суд, Правительство РФ).

3. См. также п. 59 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации».

Постановление Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 09.11.2021 № 29 «О внесении изменений в постановление Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 22.05.2020 № 15 «Об утверждении санитарно-эпидемиологических правил СП 3.1.3597-20 «Профилактика новой коронавирусной инфекции (СОVID-19)»

Опубликовано на официальном интернет-портале правовой информации 16.11.2021 г.

Вступает в силу с 17 ноября 2021 г.

В соответствии со статьей 39 Федерального закона от 30.03.1999 № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» (Собрание законодательства Российской Федерации, 1999, № 14, ст. 1650; 2019, № 30, ст. 4134) и постановлением Правительства Российской Федерации от 24.07.2000 № 554 «Об утверждении Положения о государственной санитарно-эпидемиологической службе Российской Федерации и Положения о государственном санитарно-эпидемиологическом нормировании» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2000, № 31, ст. 3295; 2005, № 39, ст. 3953) постановляю:

1. Внести изменения в постановление Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 22.05.2020 № 15 «Об утверждении санитарно-эпидемиологических правил СП 3.1.3597-20 «Профилактика новой коронавирусной инфекции (COVID-19)» (зарегистрировано Минюстом России 26.05.2020, регистрационный № 58465) с изменениями, внесенными постановлениями Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 13.11.2020 № 35 (зарегистрировано Минюстом России 16.11.2020, регистрационный № 60909) и от 11.10.2021 № 25 (зарегистрировано Минюстом России 14.10.2021, регистрационный № 65406), согласно приложению.

2. Настоящее Постановление вступает в силу со дня, следующего за днем его официального опубликования.

А.Ю.Попова

Приложение к постановлению Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 9 ноября 2021 г. № 29

Изменения, вносимые в постановление Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 22.05.2020 № 15 «Об утверждении санитарно-эпидемиологических правил СП 3.1.3597-20 «Профилактика новой коронавирусной инфекции (COVID-19)»

1. В пункте 2 постановления Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 22.05.2020 № 15 «Об утверждении санитарно-эпидемиологических правил СП 3.1.3597-20 «Профилактика новой коронавирусной инфекции (COVID-19)» (далее — Постановление) цифры «2022» заменить цифрами «2024».

2. В санитарно-эпидемиологических правилах СП 3.1.3597-20 «Профилактика новой коронавирусной инфекции (COVID-19)», утвержденных Постановлением:

1) в подпункте 3.1.1:

а) абзац четвертый изложить в следующей редакции:

«- лиц с диагнозом «внебольничная пневмония», «острая респираторная вирусная инфекция» и «грипп»;»;

б) дополнить абзацем седьмым следующего содержания:

«- лиц, поступающих в стационар медицинской организации для оказания им медицинской помощи в экстренной или неотложной форме, в организации социального обслуживания для детей и взрослых.».

2.2. Пункт 3.2 дополнить абзацем следующего содержания:

«Время доставки материала для исследования на COVID-19 в лабораторию не должно превышать 24 часов с момента его отбора.».

2.3. В абзаце втором пункта 3.4 слово «Роспотребнадзора» заменить словами «федеральных органов исполнительной власти, уполномоченных на осуществление федерального государственного санитарно-эпидемиологического контроля (надзора),».

2.4. Абзац первый пункта 3.5 изложить в следующей редакции:

«3.5. Медицинская организация, установившая предварительный или заключительный диагноз COVID-19, направляет в установленном порядке» в территориальные органы федеральных органов исполнительной власти, уполномоченных на осуществление федерального государственного санитарно-эпидемиологического контроля (надзора), по месту выявления заболевания, экстренное извещение в отношении пациента, у которого выявлено заболевание COVID-19.».

2.5. Дополнить сноской 1 следующего содержания:

» 1 пункты 24-27 санитарных правил и норм СанПиН 3.3686-21 «Санитарно-эпидемиологические требования по профилактике инфекционных болезней», утвержденных постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 28.01.2021 № 4 (зарегистрировано Минюстом России 15.02.2021, регистрационный № 62500), действующим до 1 сентября 2027 года.».

2.6. Пункт 3.7 дополнить абзацем следующего содержания:

«При проведении в медицинской организации лечебно-диагностических процедур лицу с заболеванием COVID-19, находящемуся на амбулаторном лечении, такой организацией должен обеспечиваться режим, исключающий контакт с иными лицами, за исключением лиц, являющихся работниками медицинской организации.».

2.7. Пункт 3.8 изложить в следующей редакции:

«3.8. Лицо, контактировавшее с больным COVID-19, должно находиться в изоляции (в обсерваторе, по месту жительства) не менее 14 календарных дней со дня последнего контакта с больным COVID-19 или до выздоровления (в случае развития заболевания).

Изоляции не подлежат лица, прошедшие полный курс вакцинации против COVID-19 в течение последних шести месяцев, и лица, переболевшие COVID-19 в течение последних шести месяцев, при отсутствии у них симптомов заболевания.

Выявление лиц, контактировавших с больным COVID-19, осуществляется по месту их фактического проживания территориальными органами федеральных органов исполнительной власти, уполномоченных на осуществление федерального государственного санитарно-эпидемиологического контроля (надзора), а также медицинской организацией в очаге по месту жительства больного COVID-19 с последующей передачей информации в указанный территориальный орган.

Отбор проб биологического материала у лица, контактировавшего с больным COVID-19, проводится при установлении факта контакта с больным вне зависимости от наличия симптомов заболевания и иммунного статуса. Лабораторное исследование биологического материала проводится любым из методов, определяющим генетический материал или антиген возбудителя COVID-19 с использованием диагностических препаратов и тест-систем, зарегистрированных в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Выписка лиц, контактировавших с больным COVID-19, у которых не появились клинические симптомы в течение периода медицинского наблюдения, проводится после получения отрицательного результата лабораторного исследования материала на COVID-19 методом, определяющим генетический материал или антиген возбудителя COVID-19, с использованием диагностических препаратов и тест-систем, зарегистрированных в соответствии с законодательством Российской Федерации. Отбор материала для лабораторного исследования должен проводиться на 10 — 12 день со дня последнего контакта с больным COVID-19.».

2.8. В пункте 3.12 слово «Роспотребнадзора» заменить словами «федеральных органов исполнительной власти, уполномоченных на осуществление федерального государственного санитарно-эпидемиологического контроля (надзора)».

2.9. В пункте 3.15 слово «Роспотребнадзора» заменить словами «федеральных органов исполнительной власти, уполномоченных на осуществление федерального государственного санитарно-эпидемиологического контроля (надзора),».

2.10. В пункте 4.2:

1) абзац восьмой дополнить словами «, проведение профилактических прививок по эпидемическим показаниям 2 .»;

2) дополнить сноской 2 следующего содержания:

» 2 Статья 10 Федерального закона от 17.09.1998 № 157-ФЗ «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней» (Собрание законодательства, 1998, № 38, ст. 4736; 2013, № 48, ст. 6165), подпункт 6 пункта 1 статьи 51 Федерального закона от 30.03.1999 № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» (Собрание законодательства Российской Федерации, 1999, № 14, ст. 1650; 2021, № 27, ст. 5185), приложение № 2 к приказу Минздрава России от 21.03.2014 № 125н «Об утверждении национального календаря профилактических прививок и календаря профилактических прививок по эпидемическим показаниям» (зарегистрирован Минюстом России 25.04.2014, регистрационный № 32115) с изменениями, внесенными приказами Минздрава России от 16.06.2016 № 370н (зарегистрирован Минюстом России 04.07.2016, регистрационный № 42728), от 13.04.2017 № 175н (зарегистрирован Минюстом России 17.05.2017, регистрационный № 46745), от 19.02.2019 № 69н (зарегистрирован Минюстом России 19.03.2019, регистрационный № 54089), от 09.12.2020 № 1307н (зарегистрирован Минюстом России 16.12.2020, регистрационный № 61502), от 03.02.2021 № 47н (зарегистрирован Минюстом России 09.02.2021, регистрационный № 62438).»;

3) в подпункте 4.2.1 слово «Роспотребнадзора» заменить словами «федеральных органов исполнительной власти, уполномоченных на осуществление федерального государственного санитарно-эпидемиологического контроля (надзора),».

2.11. В пункте 4.6 слова «(далее — ОРВИ)» исключить.

2.12. Пункт 6.2 дополнить абзацами следующего содержания:

«Хозяйствующими субъектами, осуществляющими перевозку пассажиров общественным транспортом городского, пригородного и местного сообщения (включая такси), должно обеспечиваться не реже 2 раз в сутки проведение с применением препаратов вирулицидного действия:

обработки поверхностей пассажирского салона, с которыми осуществляется непосредственный контакт руками человека;

влажной уборки пола пассажирского салона.

Хозяйствующими субъектами, осуществляющими эксплуатацию помещений железнодорожных вокзалов, автовокзалов, аэровокзалов, в аэропортах, морских, речных портах, должно обеспечиваться не реже 2 раз в сутки проведение с применением препаратов вирулицидного действия:

обработки поверхностей, указанных помещений, с которыми осуществляется непосредственный контакт руками человека;

Обязанность отстранять непривитых: законно или нет?

Обязанность отстранять непривитых: законно или нет?

Власти Москвы сообщили, что компании из сфер, для которых главный санитарный врач столицы ввела на прошлой неделе обязательную вакцинацию, обязаны отстранять отказавшихся от прививки сотрудников без сохранения зарплаты. Об этом сообщил 24 июня оперативный штаб по борьбе с коронавирусом. Юристы разошлись в оценке законности таких требований.

Требования главного санитарного врача Москвы касаются сферы торговли (в том числе дистанционной), общепита, культуры, досуга и спорта, общественного транспорта, бытовых услуг, образования, здравоохранения, ЖКХ и госуслуг, а также курьеров, парикмахерских, салонов красоты и клиентских отделений банков и почты. В таких компаниях должно быть привито не менее 60% сотрудников. Как поясняет оперштаб, при расчете их общей численности нужно учитывать и сотрудников, работающих удаленно, и привлеченных по договорам самозанятых. При этом 60% от этого числа должны получить именно вакцины от COVID-19 – в эту долю не входят ранее переболевшие или не подлежащие вакцинации по медицинским показаниям сотрудники. Никакой уровень антител не приравнивается к получению прививки.

Работодатель обязан обеспечить условия для вакцинации персонала. Работник, который не желает вакцинироваться, но не имеет противопоказаний, должен подписать отказ от прививки. Если сотрудник не согласен и на это, работодатель должен зафиксировать это отдельными актом. Работодатель должен отстранить его без сохранения заработной платы и учета этого времени в трудовом стаже. Такому работнику можно предложить перейти на удаленную работу, но это зависит от воли работодателя – законом такие гарантии не предусмотрены.

Как сообщают аналитики портала hh.ru, с начала года на 58% выросло число вакансий, в требованиях к претендентам на которые упомянута сделанная прививка от COVID-19. Упоминания о проведенной вакцинации в резюме растут на 40% каждый месяц.

Достаточно ли постановления санитарного врача?

По мнению Михаила Кюрджева, партнера Адвокатское бюро «А2» Адвокатское бюро «А2» Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции Профайл компании × , законодательная обязанность отстранения от работы не предусмотрена законодательством. Мартовское письмо Роспотребнадзора о вакцинации сотрудников образовательных организаций ссылается на п. 2 ст. 5 федерального закона об иммунопрофилактике инфекционных болезней. Но в этом же пункте есть ссылка на перечень работ, при выполнении которых возможно такое отстранение. Такой перечень утверждает только федеральный орган исполнительной власти, подчеркивает Кюрджев. Сейчас на федеральном уровне этот перечень утвержден постановлением правительства № 825 от 15 июля 1999 года (ред. от 24.12.2014).

Постановление главного государственного санитарного врача по городу Москве не утверждено федеральным органом власти и не отвечает требованиям, установленным в законе «Об иммунопрофилкатике инфекционных болезней».

Но мы все знаем, отсутствие правого основания для выполнения незаконных требований санитарного врача Москвы не освобождает работодателя от ответственности, предусмотренной ч. 2 ст. 6.3. КоАП РФ.

Михаил Кюрджев, адвокат и партнёр компании «А2»

Таймураз Джелиев, старший юрист практики разрешения споров адвокатского бюро A-PRO A-PRO Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Уголовное право группа Банкротство (включая споры) (mid market) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) Профайл компании × , с ним не согласен. Восьмой абзац ст. 76 Трудового кодекса, которая регулирует отстранение от работы, содержит бланкетный элемент: отстранить работника разрешается по основаниям, предусмотренным «другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами». Тем самым, законодатель, по сути, оставил перечень неопределенным и предоставил возможность для ситуационного регулирования.

Федеральный закон «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» наделяет главного санитарного врача региона правом вводить ограничения и профилактические прививки при угрозе возникновения и распространения инфекционных заболеваний, представляющих опасность для окружающих, к которым относится COVID-19. В сочетании с бланкетной нормой ст. 76 ТК это позволяет отстранять непривитых работников сфер услуг, которые перечислены в постановлении главного санитарного врача Москвы, полагает Джелиев.

Если работодатель соблюдет требуемые процедуры, перспектив обжалования такого отстранения в суде нет, говорит юрист.

Обязанность работодателя по отстранению работников от работы предусматривается не только ТК, но и другими федеральными законами и иными нормативно-правовыми актами, отмечает Ирина Фаст, адвокат юрфирмы Гражданские компенсации Гражданские компенсации Региональный рейтинг. × . К ним относится ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения». Кроме того, прививка против коронавирусной инфекции была включена Минздравом в Календарь профилактических прививок, напоминает Фаст.

Главным правовым основанием для таких требований является постановление главного санитарного врача, говорит Евгений Корчаго, председатель коллегии адвокатов «Корчаго и партнеры». Оно является ориентирующим для применения соответствующих норм трудового законодательства, которые позволяют отстранять сотрудников по медицинским показаниям. Шанс оспорить отстранение в суде минимален. Обстановка с коронавирусом будет для суда ориентиром при вынесении решения по такому иску. А работодатели сами находятся между молотом и наковальней, отметил адвокат.

Для оспаривания таких мер потребуется признание незаконным постановления главного санитарного врача. Но крайне маловероятно, что суды примут такое решение, указывает Корчаго.

Перекладывание ответственности на работодателя

Сергей Водолагин, управляющий партнер юрфирмы Вестсайд Вестсайд Федеральный рейтинг. группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Комплаенс группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Частный капитал × , отмечает, что пандемия коронавируса вызвала множество новелл в правоприменении, связанных с трудовым законодательством как в России, так и в мире. К сожалению, российские власти решают возникшие проблемы за счет работодателей. Ранее они ввели оплачиваемые нерабочие дни с неопределенным с точки зрения трудового законодательства статусом, а теперь, по сути, перекладывают на работодателей реализацию антиковидных мер, говорит Водолагин.

Получается, что если работник уклоняется от вакцинации, несмотря на предписание властей, то принудительные меры должен принять в отношении него под угрозой приостановления деятельности работодатель. Не думаю, чтобы такие меры соответствовали духу трудового законодательства.

Сергей Водолагин, управляющий партнер юрфирмы Вестсайд

При этом он отмечает, что с точки зрения буквы закона соответствующие требования обоснованы, и у работников мало шансов на успех в случае судебного оспаривания отстранения.

Кандидат юридических наук Михаил Варюшин отметил, что сейчас вводится множество разных ограничений, и среди них есть как «перегибы на местах», так и требования в русле действующих нормативных предписаний. Имеют место и ограничения конституционных, трудовых прав, прав потребителей. «По моему мнению, это меры неправовые», – говорит Варюшин.

Апелляционное определение Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда РФ от 02.03.2017 N 5-АПГ16-125

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению Публичного акционерного общества «Заречье» о признании недействующим пункта 1288 приложения 1 к постановлению Правительства Москвы от 28 ноября 2014 г. (в редакции от 25 ноября 2015 г.) N 700-ПП «Об определении перечня объектов недвижимого имущества, в отношении которых налоговая база определяется как их кадастровая стоимость» по апелляционной жалобе Публичного акционерного общества «Заречье» на решение Московского городского суда от 20 сентября 2016 г., которым административное исковое заявление оставлено без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горчаковой Е.В., объяснения представителя Публичного акционерного общества «Заречье» Соколова А.В., поддержавшего доводы жалобы, возражения на жалобу представителей Правительства Москвы Федотова П.С. и Снегиревой А.И., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Гончаровой Н.Ю. о законности решения суда, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации

постановлением Правительства Москвы от 28 ноября 2014 г. N 700-ПП, опубликованным 28 ноября 2014 г. на официальном сайте Правительства Москвы http:www.mos.ru и 2 декабря 2014 г. в издании «Вестник Мэра и Правительства Москвы», N 67, утвержден Перечень объектов недвижимого имущества, в отношении которых налоговая база определяется как их кадастровая стоимость (далее — Перечень), на 2015 год и последующие налоговые периоды в соответствии со статьей 1.1 Закона города Москвы от 5 ноября 2003 г. N 64 «О налоге на имущество организаций» (далее — Закон о налоге на имущество организаций).

Согласно пункту 1288 Перечня здание с кадастровым номером 77:04:0003012:1074, расположенное по адресу: г. Москва, ул. Шоссейная, д. 90, стр. 11 (далее — спорное здание), является объектом недвижимого имущества, в отношении которого налоговая база определяется как его кадастровая стоимость.

Публичное акционерное общество «Заречье» (далее — ПАО «Заречье», Общество), являясь собственником указанного объекта недвижимости, обратилось в суд с заявлением о признании недействующим указанного пункта, полагая, что здание не соответствует требованиям статьи 1.1 Закона о налоге на имущество организаций и статьи 378.2 Налогового кодекса Российской Федерации, следовательно, оспариваемое правовое предписание противоречит приведенным законоположениям и нарушает права общества, так как незаконно возлагает обязанность по уплате налога на имущество в большем размере.

Решением Московского городского суда от 20 сентября 2016 г. административное исковое заявление оставлено без удовлетворения.

В апелляционной жалобе ПАО «Заречье» просит решение суда первой инстанции отменить, принять новое судебное постановление об удовлетворении заявленных требований.

Относительно апелляционной жалобы Правительством Москвы и участвующим в деле прокурором поданы возражения о необоснованности ее доводов и законности судебного акта.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для отмены решения суда, постановленного в соответствии с требованиями законодательства.

Согласно пункту «и» части 1 статьи 72 Конституции Российской Федерации установление общих принципов налогообложения и сборов в Российской Федерации находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

Законы и иные нормативные правовые акты субъектов не могут противоречить федеральным законам. В случае противоречия между федеральным законом и иным актом, изданным в Российской Федерации, действует федеральный закон (части 2 и 5 статьи 76 Конституции Российской Федерации).

Суд первой инстанции, проанализировав предписания подпункта 33 пункта 2 статьи 26.3 Федерального закона от 6 октября 1999 г. N 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», статьи 372 Налогового кодекса Российской Федерации, статьи 44 Закона города Москвы от 28 июня 1995 г. «Устав города Москвы», пункта 9 статьи 11 и статьи 19 Закона города Москвы от 20 декабря 2006 г. N 65 «О Правительстве Москвы», сделал верный вывод о принятии оспариваемого нормативного правового акта уполномоченным органом в пределах компетенции с соблюдением порядка его опубликования.

Читайте также  Дают ли ипотеку пенсионерам в Сбербанке

Правомерно суд первой инстанции констатировал, что основанием для включения в пункт 1288 Перечня спорного здания послужил акт Государственной инспекции по контролю за использованием объектов недвижимости города Москвы от 10 августа 2015 г. N 9045567, из которого следует, что 35,84 процента общей площади здания фактически используется для размещения объектов бытового обслуживания (автосервис).

Установив, что более 20 процентов площади спорного здания фактически используется для оказания услуг автосервиса, суд первой инстанции законно отказал в удовлетворении административного искового заявления.

Позиция суда основана на правильном применении норм материального права, соответствует фактическим обстоятельствам дела.

Налог на имущество организаций является региональным налогом, устанавливается и вводится в действие в соответствии с Налоговым кодексом Российской Федерации и законами субъектов Российской Федерации, и с момента введения в действие обязателен к уплате на территории соответствующего субъекта Российской Федерации (статьи 14, 372 Налогового кодекса Российской Федерации).

Законом о налоге на имущество организаций с 1 января 2014 г. на территории г. Москвы введен названный налог исходя из кадастровой стоимости недвижимого имущества.

В соответствии с положениями пункта 2 статьи 1.1 поименованного регионального закона налоговая база как кадастровая стоимость объектов недвижимого имущества определяется в том числе в отношении отдельно стоящих нежилых зданий (строений, сооружений) общей площадью свыше 2000 кв. м и помещений в них, фактически используемых в целях делового, административного или коммерческого назначения, а также в целях размещения торговых объектов, объектов общественного питания и (или) объектов бытового обслуживания.

Согласно пункту 4.1 статьи 378.2 Налогового кодекса Российской Федерации, введенного в действие с 1 января 2015 г. Федеральным законом от 4 ноября 2014 г. N 347-ФЗ, отдельно стоящее нежилое здание (строение, сооружение), помещения в котором принадлежат одному или нескольким собственникам, признается одновременно как административно-деловой центр, так и торговый центр (комплекс), если такое здание (строение, сооружение) фактически используется одновременно как в целях делового, административного или коммерческого назначения, так и в целях размещения объектов бытового обслуживания в случаях, если фактически не менее 20 процентов общей площади этого здания (строения, сооружения) используется для размещения офисов, торговых объектов, объектов общественного питания и (или) объектов бытового обслуживания.

В пункте 9 статьи 378.2 Налогового кодекса Российской Федерации определено, что вид фактического использования зданий (строений, сооружений) и помещений в них определяется уполномоченным органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации в соответствии с порядком определения вида фактического использования зданий (строений, сооружений) и помещений, устанавливаемым с учетом положений пунктов 3, 4 и 5 поименованной статьи федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере имущественных отношений, по согласованию с Министерством финансов Российской Федерации.

До установления на федеральном уровне порядка определения вида фактического использования зданий (строений, сооружений) и помещений установление вида фактического использования зданий (строений, сооружений) и помещений осуществляется в порядке, установленном нормативным правовым актом субъекта Российской Федерации (часть 2 статьи 4 Федерального закона от 2 ноября 2013 г. N 307-ФЗ «О внесении изменений в статью 12 части первой и главу 30 части второй Налогового кодекса Российской Федерации»).

Порядок определения вида фактического использования зданий (строений, сооружений) и нежилых помещений для целей налогообложения утвержден постановлением Правительства Москвы от 14 мая 2014 г. N 257-ПП.

Суд первой инстанции, проанализировав нормы приведенных федеральных и региональных нормативных правовых актов, исследовав акт Государственной инспекции по контролю за использованием объектов недвижимости города Москвы от 10 августа 2015 г. N 9045567, выводы которого подтверждаются приобщенной фототаблицей, обоснованно отклонил довод административного истца о несоответствии названного акта требованиям законодательства и фактическим обстоятельствам дела.

Правомерно суд первой инстанции признал несостоятельным утверждение истца о том, что общество не оказывает бытовые услуги, правильно оценил представленные в материалы дела доказательства, мотивированно изложив свою позицию в судебном акте.

При этом суд первой инстанции обоснованно к возникшим правоотношениям не применил положения статьи 346.2 Налогового кодекса Российской Федерации, в соответствии с которыми к бытовым услугам не относятся услуги по ремонту, техническому обслуживанию и мойке автотранспортных средств, поскольку в силу прямого указания, содержащегося в абзаце первом названной статьи, понятия, закрепленные в этой статье, применяются исключительно для целей главы 26.3 поименованного кодекса, регулирующей вопросы налогообложения в виде единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности.

С учетом предписаний пункта 1 статьи 11 Налогового кодекса Российской Федерации о применении институтов, понятий и терминов гражданского, семейного и других отраслей законодательства Российской Федерации, используемых в указанном кодексе, в том значении, в каком они используются в этих отраслях законодательства, если иное не предусмотрено этим кодексом, суд первой инстанции правильно сослался на Общероссийский классификатор услуг населению ОК 002-93, утвержденный постановлением Госстандарта Российской Федерации от 28 июня 1993 г. N 163, которым услуги по техническому обслуживанию и ремонту транспортных средств, машин и оборудования относятся к бытовым услугам (коды с 017000 — 017700).

Названный классификатор, как и другие общероссийские классификаторы, используется в правовых актах в социально-экономической области для однозначной идентификации объектов правоотношений (пункт 6 Положения о разработке, принятии, введении в действие, ведении и применении общероссийских классификаторов технико-экономической и социальной информации в социально-экономической области, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 10 ноября 2003 г. N 677 «Об общероссийских классификаторах технико-экономической и социальной информации в социально-экономической области»).

Доказательства по делу, свидетельствующие о фактическом использовании более 20 процентов от общей площади спорного здания в качестве объекта по предоставлению бытовых услуг являются относимыми, допустимыми и достаточными, им дана надлежащая оценка в соответствии с требованиями статьи 84 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.

При таком положении суд первой инстанции правильно не усмотрел противоречия нормы о включении спорного здания в Перечень по критерию, предусмотренному пунктом 4.1 статьи 378.2 Налогового кодекса Российской Федерации и пунктом 2 статьи 1.1 Закона о налоге на имущество организаций, то есть по виду его фактического использования, следовательно, решение суда является законным и основания для его отмены отсутствуют.

Доводы, приведенные в апелляционной жалобе, выводов суда не опровергают, аналогичны позиции административного истца в суде первой инстанции, которой дана в судебном акте надлежащая правовая оценка, не согласиться с которой оснований не имеется.

Ввиду изложенного Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 309 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации,

решение Московского городского суда от 20 сентября 2016 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу Публичного акционерного общества «Заречье» — без удовлетворения.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector