Изменения в ст 228 ч 2 ук рф в 2022 году последние

Изменения в ст 228 ч 2 ук рф в 2022 году последние

Запрет на необоснованное возбуждение уголовного дела за незаконный сбыт наркотических средств

Запрет на необоснованное возбуждение уголовного дела за незаконный сбыт наркотических средств

Статья 140 УПК РФ дополняется частью четвертой, в соответствии с которой, не может служить основанием для возбуждения уголовного дела о преступлениях, предусмотренных статьями 228.1 и 228.4 УК РФ в части незаконного сбыта наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов сам факт нахождения лица в состоянии наркотического опьянения или обнаружения в теле человека наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов в отсутствие достаточных данных, указывающих на факт их передачи.

Иными словами, уголовное дело о незаконном сбыте наркотических средств (ст. 228.1 УК РФ) в настоящее время не может быть возбуждено просто по самому факту нахождения лица в состоянии наркотического опьянения, как это делалось ранее. Для такого возбуждения уголовного дела теперь необходимо наличие достаточных данных, указывающие на сам факт передачи наркотических средств этому лицу.

Возбуждение уголовных дел о наркотиках в отношении неустановленных сбытчиков

Наконец-то признана неэффективной сложившаяся практика возбуждения уголовных дел по ст. 228.1 УК РФ в отношении неустановленных сбытчиков наркотиков при отсутствии данных об их виде, массе и наименовании, а также о времени, месте и обстоятельствах передачи наркотика другим лицам.

Действительно, подавляющее большинство таких уголовных дел возбуждалось ранее по материалам, выделенным из дел об административных правонарушениях об их незаконном потреблении, а также связанным со смертью граждан от «передозировки» или при обнаружении признаков наркотического опьянения у погибших в ДТП.

Согласно имеющейся статистике в 2019 году из почти 26 тысяч уголовных дел, возбужденных в отношении неустановленных сбытчиков, в суд было направлено только 23 дела, из которых по 3 делам обвиняемые были оправданы.

Если ранее в данных случаях следователь возбуждал уголовное дело по ст. 228.1 УК РФ, проводил ряд следственных действий, давал поручение оперативникам установить лиц, подлежащих привлечению к уголовной ответственности, получал от них ответ, что установить виновных не представилось возможным, после чего приостанавливал уголовное дело, то в настоящее время по данным фактам вместо возбуждения уголовных дел сразу же будут проводиться оперативно-розыскные мероприятия, что безусловно уменьшит нагрузку на следователей, которые вынуждены были тратить большое количество времени на расследование бесперспективных уголовных дел, и вряд ли в отрицательно скажется на борьбе с наркопреступностью в целом.

Поскольку, общеизвестно, что преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств, следственным путем практически не раскрываются. Подавляющее большинство дел по наркотикам возбуждаются и раскрывается именно по результатам оперативно-розыскных мероприятий, что обусловлено как со спецификой самих дел, так и разностью в полномочиях следователей и оперативников.

Что касается гражданского общества, то, представляется, что данная поправка оградит граждан от необоснованного вовлечения в «доследственные проверки» и расследования заведомо не имеющих судебной перспективы уголовных дел по преступлениям, возбужденным при отсутствии достаточных данных о фактах незаконного сбыта наркотических средств.

Статье 228 сокращают сроки

Как могут смягчить наказание за хранение наркотиков

Послабления давно назрели: депутаты хотят скорректировать наказание за хранение наркотиков. Изменения коснутся статьи 228 Уголовного кодекса. Законопроект могут внести в Госдуму до конца весенней сессии. За хранение запрещенных веществ в крупном размере предлагается понизить максимальный срок заключения с десяти до пяти лет. Поможет ли это избежать повторения ситуаций, как с Иваном Голуновым? И ждать ли еще каких-то изменений? Выяснял Григорий Колганов.

Фото: Анатолий Жданов, Коммерсантъ / купить фото

Статью 228 еще называют «народной». По данным фонда «Русь сидящая», по ней отбывают реальные сроки почти 140 тыс. человек. Помимо изготовления и перевозки наркотиков, она карает также за их приобретение и хранение: в крупном размере — от трех до десяти лет тюрьмы, в особо крупном — от десяти до 15 лет.

Корреспондент “Ъ” — о несогласованном акции в поддержку Ивана Голунова

Попасть под 228 статью легко: по некоторым веществам требуемые для уголовного дела объемы составляют доли грамма. В Госдуме решили смягчить ответственность. За крупный размер сейчас может грозить от трех до десяти лет лишения свободы, а станет от двух до пяти, за особо крупный меняют только нижний порог — с десяти до пяти. Но если при этом не пересмотреть объемы, истории, подобные делу журналиста «Медузы» Ивана Голунова, будут повторяться, считает адвокат, бывший сотрудник управления по борьбе с незаконным оборотом наркотиков МВД России Евгений Черноусов:

«Это ничего не решит, это просто видимость. Они решили каким-то образом показать, что они обеспокоились этой проблемой.

Они уменьшат наказание по этой статье — не с этого надо начинать. Надо пересмотреть размеры, с которых наступает уголовная ответственность: значительный, крупный и особо крупный».

Законопроект о смягчении 228-й статьи создавался экспертным советом при президентском омбудсмене Татьяне Москальковой, и началась эта работа еще в прошлом году. Член совета Валентин Гефтер признает: предлагаемые поправки не уберегли бы Ивана Голунова от проблем, они направлены на другое. За счет дел о хранении наркотиков в крупном размере полиция сейчас серьезно повышает показатели по тяжким преступлениям. Теперь эти деяния могут перейти в категорию «средней тяжести», и красивую статистику на них уже не сделать, считает Гефтер: «Они набирали статистику не за счет поисков серьезных сбытчиков, а за счет такого рода людей. Смягчение вынудит их заниматься и более серьезными делами. Это может быть сделано для того, чтобы меньше обычных людей, реальных потребителей, а не сбытчиков сидели. Речь не идет о борьбе с фальсификациями. Просто, может быть, надеются, что косвенных провокаций будет меньше».

Чем заканчиваются расследования дел о наркотиках

Чем заканчиваются расследования дел о наркотиках

Помимо этого, осужденным за преступление средней тяжести, как отмечают авторы законопроекта, легче претендовать на условно-досрочное освобождение. В целом, предлагаемые меры вроде бы гуманные. Но есть и обратная сторона. Как рассказывает бывший высокопоставленный офицер ФСКН Дмитрий Аскюто, задержанные за крупный и особо крупный размер с перспективой десяти и 15-ти лет тюрьмы весьма охотно идут на контакт со следствием и нередко помогают раскрыть всю преступную цепочку. Если им будет грозить в два раза меньший срок, желания сотрудничать поубавится, полагает господин Аксюто: «Пять и десять лет — конечно, разница большая. Верхний порог именно этой статьи дают чрезвычайно редко. Работы будет больше, нужно выявлять всю цепочку. Например, одного человека взяли, у него крупный размер, и неизвестно, у кого он достал наркотики и кому он собирался или продал.

Соответственно, он не пойдет на контакт».

У законопроекта о смягчении статьи 228 очень высокие шансы на успех, ведь его поддержали в МВД, ФСБ, Генпрокуратуре и Верховном суде.

Спецкорреспондент «Медузы» Иван Голунов обвинялся в покушении на сбыт наркотиков. Это часть первая 228-й статьи, по которой грозит до 20 лет тюрьмы. В марте МВД разработало законопроект, исключающий злоупотребления этой нормой, однако документ до сих пор не внесен в Госдуму.

Адвокат Кудряшов Константин. Личный блог

«В.Путин: Уважаемые коллеги, добрый день! Здравствуйте!

Мы с вами сегодня обсудим ключевые направления совершенствования государственной антинаркотической политики. Безусловно, тема крайне сложная. Она содержит очень много аспектов и напрямую затрагивает национальную безопасность, скажу больше – без всякого преувеличения, будущее нашего народа.

Ежегодно наркотики калечат и убивают тысячи наших граждан. Ломают судьбы детей, вообще молодых людей, приносят в семьи боль и горе, разрушают нравственные основы общества. А теневая прибыль наркобизнеса служит финансовой подпиткой криминалитета, трансграничной преступности, коррупции, террористических и экстремистских структур. Это настоящий вызов, с которым сталкивается и Россия, и практически все другие страны.

Сразу отмечу, что за последние десять лет реализация Стратегии государственной антинаркотической политики позволила сделать целый ряд важных шагов в борьбе с наркоугрозой. Так, серьёзно, вплоть до пожизненного заключения, усилена ответственность за сбыт и контрабанду наркотиков или их аналогов, ужесточено наказание за распространение наркотиков в интернете, в образовательных учреждениях, в местах проведения массового досуга.

В законодательство введён принципиально новый для нашей страны правовой механизм побуждения наркозависимых к лечению и реабилитации. Только за последние 3 года свыше 85 процентов учащихся школ, техникумов, вузов – всего более 6 миллионов человек – прошли социально-психологическое тестирование на наркозависимость.

Во многом благодаря принятым мерам за 10 лет число официально зарегистрированных наркопотребителей сократилось больше чем на четверть – с 673 тысяч до 478 тысяч, в том числе несовершеннолетних с 7,9 тысячи до 5,1 тысячи. За этот же период на 17 процентов снизился уровень наркопреступности, а количество тех, кто совершил преступление в состоянии наркотического опьянения, снизилось на 30 процентов.

Вместе с тем цифры статистики не должны успокаивать. Ведь и наркобизнес, и наркопотребление носят скрытый, латентный характер. И аналитические материалы, подготовленные к нашему заседанию, показывают, что ситуация остаётся сложной.

Так, за 9 месяцев текущего года правоохранительными органами выявлено более 144,5 тысячи наркопреступлений. Это фактически сопоставимо с аналогичным показателем прошлого года (было 145 тысяч). Из незаконного оборота изъято почти 18 тонн наркотических и психотропных веществ.

Наша задача – повысить эффективность противодействия незаконному обороту наркотиков, по всем фронтам действовать более активно и наступательно. Именно на это должна быть нацелена новая Стратегия государственной антинаркотической политики России до 2030 года, проект которой мы сегодня с вами рассмотрим.

Безусловно, одно из приоритетных направлений – это продолжение жёсткой бескомпромиссной борьбы с наркобизнесом по линии правоохранительных органов и спецслужб. Результаты и показатели здесь должны быть значительно выше того, что мы имеем на сегодняшний день. Поэтому не случайно особо хочу остановиться на этих вопросах. На ежегодных расширенных коллегиях соответствующих ведомств мы говорим об этом постоянно.

Хотел бы и сегодня, как уже сказал, обратить ваше внимание на ряд принципиальных моментов.

Первое. Мы видим, что для распространения наркотиков преступники всё чаще используют современные средства коммуникации, а в схемах поставок и сбыта так называемые бесконтактные способы расчётов и новые внебанковские формы платежей применяются всё шире и активнее. Получается, что между продавцом и покупателем наркотиков не требуется личный контакт. Тем самым преступники стараются максимально скрыть, законспирировать свою деятельность.

В нынешнем году в условиях пандемии, ограничений, связанных с общением людей, эти тенденции ещё более усилились. Так, в первом полугодии число таких, только зафиксированных, только выявленных преступлений выросло почти на 70 процентов. Это как раз пример того, как современные технологии используются не во благо, а во зло.

И очевидно, что надо искать новые, более эффективные методы борьбы с подобными латентными преступлениями, теснее координировать работу соответствующих подразделений МВД и ФСБ с Росфинмониторингом, другими нашими ведомствами.

Второе. Из-за пандемии в этом году практически все государственные границы в мире закрылись. Как следствие, в первом полугодии 2020 года – не было бы счастья, да несчастье помогло – контрабанда наркотиков в Россию сократилась более чем на треть. Но очевидно, что по мере восстановления межгосударственного общения (а это неизбежно) попытки вновь нарастить поставки наркотиков из других стран возобновятся. А это значит, нужно уже сейчас продумать и принять дополнительные меры по укреплению пограничного и таможенного контроля.

Третье. Мы уже не раз отмечали, что наркомания – это беда, тяжёлая, трудноизлечимая болезнь. И быстро, что называется, в одночасье, с наскоку её не одолеть. Поэтому важно совершенствовать систему оказания медицинской помощи наркозависимым, продолжать оснащать медицинские наркологические организации современным оборудованием, укреплять их кадровый потенциал, внедрять передовые методики, позволяющие выявлять недуг на ранних стадиях, когда помощь своевременна и наиболее эффективна.

Четвёртое. В самое ближайшее время нужно, наконец, определить федеральный орган или органы, ответственные за организацию работы по социальной реабилитации наркозависимых, сформировать единые требования в этой сфере по всей стране. Кстати говоря, и в регионах это не определено до сих пор. Дискуссия на эту тему продолжается, и по факту ответственность часто перекладывается одними ведомствами на другие. И всё это неоправданно затянулось.

Кроме того, необходимо усилить контроль за деятельностью частных реабилитационных организаций в регионах. В ряде случаев мы сталкиваемся там с вопиющими нарушениями конституционных прав граждан. Ситуацию здесь нужно безусловно и незамедлительно исправлять.

Обращаю внимание и на то, что главы ряда субъектов Российской Федерации нередко передают другим должностным лицам свои, закреплённые за ними, полномочия председателей антинаркотических комиссий. Такая практика – уважаемые коллеги, обращаюсь к вам, – а по сути, попытка спрятаться за чужой спиной, абсолютно недопустима.

Ещё раз напоминаю о персональной, личной ответственности глав регионов за координацию всей антинаркотической деятельности. И прошу полномочных представителей Президента России в федеральных округах держать этот вопрос под постоянным контролем.

Пятое – это расширение и проведение именно современной антинаркотической информационной политики, в том числе в СМИ, в популярных у молодёжи социальных сетях, в образовательных учреждениях. О беде, которая может подстерегать каждого, нужно говорить правду, причём откровенно и жёстко подчас, не бояться этого. Нужно разоблачать ложь, в том числе о так называемом безопасном, цивилизованном потреблении так называемых лёгких и других наркотиков.

Не раз уже говорил и хочу повторить: в такую работу нужно энергичнее включать благотворительные и другие общественные организации. У многих из них уже есть успешный опыт профилактики наркомании, а также помощи в социальной реабилитации наркозависимых. И эти практики нужно, конечно, шире распространять.

Шестое. Уже говорил, что наркотическая угроза носит глобальный характер. И потому нам следует активнее развивать международное антинаркотическое сотрудничество, прежде всего в рамках таких авторитетных и влиятельных структур, как Организация Объединённых Наций, БРИКС, ОДКБ, ШОС, расширять обмен информацией и опытом противодействия транснациональной, трансграничной наркопреступности.

И в заключение хочу сказать следующее. Полагаю, что проект Стратегии государственной антинаркотической политики до 2030 года в целом, конечно, учитывает характер современных вызовов и угроз национальной безопасности. Но нужно очень тщательно подходить к каждому из его положений, не формально. Давайте обсудим сейчас этот документ. Очень прошу вас отнестись к этому самым серьёзным образом: и к самому документу, и к реализации этого документа в будущем. Сейчас нам нужно посмотреть его основные положения.

Слово – Министру внутренних дел, председателю Государственного антинаркотического комитета Владимиру Александровичу Колокольцеву.»

Какие вступили в силу поправки по ч 2 ст 228 УК РФ?

Замена лишения свободы на принудительные работы ( ст.80 УК)- по отбытии 13 срока, т.е. через 1,6 срока (вот в этом и есть изменение в ст.80 УК- Федеральный закон от 27 декабря 2018 г. N 540-ФЗ «О внесении изменений в статьи 531 и 80 Уголовного кодекса Российской Федерации».

Закон пока не вступил в силу, вступит через несколько дней.

А замена лишения свободына другие виды наказания (исправительные работы, ограничение свободы)- по отбытии не менее половины срока (здесь также никаких изменений)

Добрый день, Владимир. Преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 228 УК РФ, относится к тяжким преступлениям.

Согласно п. «г» ч. 3 ст. 79 УК РФ условно-досрочное освобождение может быть применено только после фактического отбытия осужденным не менее трех четвертей срока наказания, назначенного за тяжкие преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров.

В соответствии с ч. 2 ст. 80 УК РФ неотбытая часть наказания может быть заменена более мягким видом наказания после фактического отбытия осужденным к лишению свободы за совершение тяжкого преступления — не менее половины срока наказания.

Вы также можете обратиться ко мне в чат для более подробной консультации (в том числе с изучением имеющихся у Вас материалов) и (или) составления необходимых юридических документов (заявлений, жалоб, ходатайств и т.д.) на платной основе.

Кроме того, возможно оказание услуг по представительству в судах, иных государственных органах и негосударственных организациях, осуществление защиты на стадии предварительного расследования и в суде по уголовным делам, защита по делам об административных правонарушениях.

Добрый день Владимир

Последние изменения внесенные в ч.2 ст. 228 Уголовного кодекса РФ были в 2012 году. В настоящий момент редакция ч.1 и ч.2 указанной статьи выглядит так:

Статья
228. Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление,
переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов,
а также незаконные приобретение, хранение, перевозка растений,
содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их
частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества.

1. Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка без цели сбыта наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов в значительном размере, а также незаконные приобретение, хранение, перевозка без цели сбыта растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, в значительном размере.

наказываются штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

2. Те же деяния, совершенные в крупном размере, —

наказываются лишением свободы на срок от трех до десяти лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до одного года либо без такового.

Что касается замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания (ст. 80 Уголовного кодекса РФ), то в соответствии с ч. 2 указанной статьи неотбытая часть наказания может быть заменена более мягким видом наказания после фактического отбытия осужденным к лишению свободы за совершение:

преступления небольшой или средней тяжести — не менее одной трети срока наказания;
тяжкого преступления — не менее половины срока наказания;
особо тяжкого преступления — не менее двух третей срока наказания;

Т.е. лицам осужденным по ст. 228 ч. 2 УК РФ (тяжкое преступление) замена наказания может быт применена после отбытия не менее половины срока наказания.

Читайте также  Государственная пенсия за выслугу лет — условия
Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector