Как меня разводили на деньги в колонии и как от этого

Как меня разводили на деньги в колонии и как от этого

Мошенничество в тюрьме: схемы, используемые бывалыми зэками

Живя по понятиям, заключенные должны соблюдать нормы воровского кодекса, который запрещает сидельцам тянуть деньги или продукты из общака и присваивать чужое имущество. За подобные действия зэку придется ответить, и наказание может быть серьезным – от избиения до опускания, когда заключенного приравнивают к низшей касте обиженных.

Тем не менее, зэки – народ изобретательный, а потому опытные воры и мошенники научились обходить тюремные запреты. Если в открытую присваивать чужие деньги нельзя, то для незаконного завладения финансами используются различные разводы. И жизненные принципы тюремной элиты не мешают им отнимать деньги у наивных сидельцев.

Чаще всего жертвами тюремных мошенников становятся первоходы. Поэтому новичку не следует надеяться на чистоту намерений и добропорядочность соседей по камере. Как и в любом законе, в воровском кодексе есть бреши, которые и используют опытные мошенники. И ниже мы поговорим о том, как не стать жертвой таких аферистов.

Игры на интерес

Находясь в камере, зэки имеют огромное количество свободного времени, скоротать которое можно за рукоделием, чтением, творческими или интеллектуальными занятиями. Но интерес к такому досугу проявляют лишь единицы. Большую часть времени заключенные играют в настольные и азартные игры.

И если нарды, шашки, кости, шахматы и домино в тюремных реалиях законны, то карты находятся под строжайшим запретом. Но матерых зэков подобные ограничения не останавливают.

Заключенные могут играть на интерес или ни на что. И на первый взгляд может показаться, что подобные игры абсолютно безобидны. В действительности все куда сложнее, чем кажется. Даже если изначально речи о деньгах не шло, проигравшему могут объявить о том, что он должен определенную сумму. А карточный долг в тюрьме – это святое.

Как правило, таким образом разводят новичков. Опытный заключенный втирается к первоходу в доверие, расспрашивает о жизни и, как бы невзначай, предлагает сыграть. При этом он предлагает играть на интерес, не уточняя, что интерес этот чисто материальный. Если новичок мешкает, его уговаривают, утверждая, что речь идет о дружеской партии.

Мошенничество в тюрьме: схемы, используемые бывалыми зэками

Когда человек соглашается на игру, ему поначалу дают выиграть. Естественно, за этим следует череда проигрышей с объявлением суммы карточного долга. Нередко при этом новичка ставят на счетчик, а это значит, что задолженность постепенно увеличивается. Поэтому чем быстрее заключенный расплатится – тем лучше.

Не имея достаточной суммы, осужденные часто обращаются к родственникам. Причем карточный долг может исчисляться сотнями и даже тысячами долларов. А иногда людям приходится продавать квартиры, чтобы рассчитаться. Если же человек откажется платить – жизнь его на зоне будет несладкой. За карточные долги в российских тюрьмах опускают, и реабилитироваться представителю низшей касты не представляется возможным.

Играя ни на что, заключенный также рискует. Как оказывается впоследствии, сумма в 100-200 долларов для выигравшего – это ничто. Соответственно, долг придется выплатить.

Иногда, садясь за игровой стол, заключенный, следуя установленному ритуалу, сразу оговаривает условия. Он уточняет, что хочет играть не на деньги, а просто так. Но даже в этом случае на него могут «повесить» долг. Причем сокамерники в самый ответственный момент попросту забудут о том, что игра изначально была «ни на что». А при отсутствии свидетелей добиться справедливости не удастся.

Также заключенные могут играть на спортивный интерес или же договориться о небольшой сумме денег. В первом случае проигравшему зэку придется отжаться или присесть определенное количество раз в течение установленного времени. И сокамерники могут помешать ему исполнить обещанное. То же самое касается и уплаты карточного долга – здесь «коллеги по цеху» сделают все возможное, чтобы человек не получил денег в срок и не смог своевременно рассчитаться с долгом.

В подобных ситуациях спортивный интерес заменяется денежной суммой, а размер долга может возрасти в разы. Иногда новичку предлагают отыграться, но это лишь очередная уловка. Если он согласится, то долг может обернуться неподъемной суммой. В результате проигравшему предложат выполнить опасное поручение, и он вполне может стать тюремным киллером, век которых на зоне короток.

Учитывая все вышесказанное, к предложению сыграть в тюрьме в карты следует относиться с осторожностью. Наиболее безопасными играми в плане шулерства являются шашки и шахматы. В данном случае играют всего два человека, и при должном внимании заключенный не даст себя обмануть. В карточных же играх шулеру помогают ловкие руки, крапленые карты и сокамерники, а потому обыграть мошенника не представляется возможным.

Есть вопрос к юристу? Спросите прямо сейчас, позвоните и получите бесплатную консультацию от ведущих юристов вашего города. Мы ответим на ваши вопросы быстро и постараемся помочь именно с вашим конкретным случаем.

Телефон в Москве и Московской области:
+7 (495) 266-02-45

Телефон в Санкт-Петербурге и Ленинградская области:
+7 (812) 603-78-25

Бесплатная горячая линия по всей России:
8 (800) 301-39-20

Платные услуги

Впервые оказавшись в местах лишения свободы, осужденный может заметить, что не все зэки содержатся в одинаковых условиях. Кому-то приходится спать на жестких нарах и питаться впроголодь без возможности нормального общения с близкими, а кто-то употребляет алкоголь, наркотики, качественную пищу, имеет мобильный телефон и прочие блага.

Когда в камере оказывается новичок, то опытные заключенные в первую очередь пытаются его разговорить. Так они узнают о потребностях человека. Например, кто-то надеется на уменьшение срока, считая, что его осудили несправедливо, а кому-то нужно как можно быстрее встретиться с родными. Узнав о том, чего хочет новичок, опытные заключенные предлагают ему устроить встречу с родственниками или нанять хорошего адвоката.

Мошенничество в тюрьме: схемы, используемые бывалыми зэками

Естественно, подобные услуги не бесплатны. Чтобы сделка состоялась, родственники осужденного должны передать деньги доверенным лицам сокамерников, находящимся на свободе.

Также арестанту могут предложить более благополучные условия содержания. Воры в законе имеют своих людей в администрации тюрьмы, а потому вполне могут облегчить жизнь новичку. Проблема лишь в том, что после передачи денег и перевода в другую камеру заключенный понимает, что бы обманут.

Если же первоход отказывается идти на контакт и пользоваться предложенными услугами, деньги у него могут отобрать силой или потребовать определенную сумму, угрожая физической расправой. Причем сокамерники могут не ограничиваться словами, применяя силу. Нередко новичок с деньгами становится на зоне «дойной коровой» – другие арестанты начинают регулярно брать у него деньги.

Еще одним популярным тюремным разводом является продажа мобильного телефона. Как известно, в тюрьмах такие устройства находятся под запретом. Опытные сидельцы предлагают новичку купить мобильный телефон, стоимость которого в несколько раз превышает рыночную. Но в тюрьме действуют свои расценки, поэтому торговаться в данном случае бесполезно.

Купив телефон, заключенный может несколько дней пользоваться им без каких-либо ограничений. Затем устройство попросту отбирают и передают в другой отряд для последующей перепродажи.

Более изощренные методы

С развитием информационных технологий, российские заключенные получили возможность реализовывать свои преступные планы за пределами камер. Все, что для этого нужно – наличие современного смартфона с доступом в интернет. Имея такое устройство, заключенный может больше не заниматься обманом первоходов, выйдя на совершенно другой уровень.

Наиболее популярными схемами разводов, используемых зэками, являются:

  1. Рассылка СМС-сообщений о блокировке банковской карты. В таком уведомлении указывается номер, на который человеку нужно позвонить для разблокировки. Набрав его, он общается с мошенником, который представляется сотрудником банка. Цель такого развода – узнать данные карты человека, после чего с нее попросту списываются средства.
  2. Размещение фейковых объявлений на Авито. В таких объявлениях заключенные указывают популярные товары, предлагая их по заниженной стоимости. Желающий купить товар по скидке находится быстро. И продавец просит у него символическую предоплату, которая является гарантией серьезности намерений. В действительности же никакого товара нет, и мошенник перестает выходить на связь после получения денег.
  3. Общение на сайтах знакомств. В данном случае зэки пользуются наивностью женщин в возрасте 30-40 лет, отчаянно надеющихся встретить принца на белом коне. И поскольку жених-заключенный вряд ли сможет заинтересовать такую невесту, сидельцы создают аккаунты с фейковыми фотографиями. Через несколько недель переписки женщина понимает, что это судьба, но здесь оказывается, что суженый находится в местах лишения свободы. И естественно, осудили его несправедливо. Например, он мог заступиться за девушку или спасать старушку от маньяка, в результате чего его обвинили совершенно безосновательно. Чтобы выйти из тюрьмы, ему нужно дать взятку администрации. Обычно эта сумма исчисляется тысячами рублей, но влюбленная женщина готова отдать последние деньги, лишь бы ее суженый оказался на свободе. И как только средства будут отправлены, жених перестанет выходить на связь.

Это лишь основные схемы мошенничества, используемые заключенными. В действительности разводов просто огромное количество, причем некоторые из них являются настолько изощренными, что даже опытный человек может не распознать подвоха.

Любовь за решеткой: как зэки разводят женщин на деньги

В лагере поиск одиноких женщин и их развод на деньги был поставлен на широкую ногу.

Правда, вслух это называлось иначе: «поиск верной спутницы жизни» или «попытка согреть ледяное сердце». Но знающие резали коротко — «любятина».

Официально это не поощрялось. Говоря «официально», я имею в виду блаткомитет «черного» лагеря и его порицание или поддержку в отношении тех или иных действий. Администрация же лагеря делала вид, что подобного в колонии и быть не может, потому как сотовая связь запрещена, а следовательно, и телефонным романам взяться неоткуда.

И всё же «любятину» зэки разводили массово. Подход к амурным делам у них был профессиональный. Мастера психологии охотно делились знанием того, чего хочет одинокая женщина «35+» с детьми на руках.

— Во-первых, — объяснял опытный зэк начинающему альфонсу, — не говори в самом начале, кто ты и где ты. Не спугни рыбку. Раскрыть карты надо в нужный момент. Когда он станет аргументом «за», а не доводом «против».

— Во-вторых, снизь запросы. Ты не жену себе ищешь и не девку для встреч. Тебе нужна «хавка с сигарчухами» и сиськи по ночам. Искать потенциального спонсора надо не среди молодых кукол — выбирай постарше да потолще. С детьми. Чтоб ты для нее был последним вагоном.

— Ну, а в-третьих, — бил себя в грудь «учитель в законе», — полюби ее всем сердцем. Вместе с ее спиногрызами. Когда баба почует душевную связь, тогда она и сама предложит тебе все, что у нее есть. Вот тут и подсекай, проси пару соток на телефон. Для начала.

Тема «ждуль и зэкуль» российских колоний раскрыта давно, разве что диссертаций еще нет. Одни участники этого проекта надеются заскочить в «последний вагон», другие скрашивают время заключения и мечтают о длительных свиданиях с женщиной.

Кстати, длительные свидания с женихом по переписке возможны даже с точки зрения закона.

Согласно ПВР (правилам внутреннего распорядка), встречи предоставляются близким родственникам и иным лицам на усмотрение администрации. Сухое юридическое понятие об «иных лицах» и является той коррупционной составляющей, что при должном подходе делает возможным трое суток чревоугодия и безудержного секса.

Мечты сбывались благодаря прикормленным участковым, кои за тысячу рублей выдавали справку о проживании в гражданском браке такой-то с таким-то по адресу такому-то в период такой-то.

Справку заверял ОВД, и заказным письмом она отправлялась в адрес колонии, где по прибытии попадала в личное дело осужденного. Цена за каждое свидание была индивидуальной, но посильной.

Счастливый зэк мчался мыться-бриться-прихорашиваться в надежде на то, что проверку в медсанчасти он пройдет успешно.

Не раз бывало, что проверка в МСЧ заканчивалась крахом для обоих голубков. Нет, не из-за болезней осужденного. Многие зэки, желая поразить избранницу, загоняли под крайнюю плоть конские волосы, пластиковые шары и прочие «приблуды». Увлекшись, они доводили свой агрегат до такой жуткой «кукурузины», что администрация колонии была вынуждена прибегнуть к медицинским осмотрам, лишь бы не допустить последующие жалобы травмированных посетительниц, что нет-нет да и случались.

Однако и без свиданий хитрый зэк имел с женщин немало.

Если в опасный момент признаний «кто есть кто» «рыбка» не срывалась, а то и, наоборот, у нее включался режим спасителя заблудших, то зэк только и знал, что собирал гешефт. Сначала у него «кончались» на телефоне деньги. Пятьсот рублей — не сумма для той, кто привык к рассказам о будущей жизни в любви и согласии, ежевечерним давно позабытым комплиментам и легкому ночному sex online. Через пару месяцев жаркого общения у зэка якобы «выбивали на шмоне» телефон. Звонить теперь он мог только от друга. Естественно, недолго и без приятных бонусов.

Как правило, женщина сама предлагала выслать любимому б/у телефон или деньги на его покупку. Также без просьб она присылала и бандероль с собственной выпечкой, что «божественна и пальчики оближешь», а чуть позже и посылку с чаем, кофе, шоколадом, сигаретами и парой фотоальбомов своих прыщавых отпрысков.

Фотографии шли на розжиг костров для чифира, сигареты разгонялись братве.

Мой сосед, татарин, грамотно писать по-русски практически не умел. Но, прознав про «ждуль из „Одноклассников“», сочинять новеллы в стиле «романтик» он наловчился быстро.

Для начала протестировал навыки ловеласа на женщине из Минска, позже переключился на Москву.

Уже через полгода к нему на длительные свидания ездила невеста с продуктовой сумкой от другой зазнобы. И только забеременев, женщина узнала, что ее избранник с гражданством Узбекистана имеет в Самарканде не только жену, но и троих детей. Что интересно, слать посылки и ездить на встречи она не перестала.

Другой зэк, «игровой», увлеченный азартными играми, знакомился и общался со «ждулями» исключительно для слезливых просьб: «Нужно двадцать тысяч или меня убьют!»

Были и те, кто верили и платили. И снова, и снова, и снова платили.

Но самый денежный куш аферисты срывали на теме УДО (условно-досрочного освобождения).

Женщина, что мечтала и верила, ждала и надеялась, строила планы и молилась, где-то за год до освобождения родимого «зэкули» начинала копить две-три тысячи долларов на взятку «начальнику-прокурору-судье».

После передачи денег «верное дело» всегда срывалось из-за различных форс-мажоров. «С кем не бывает, дорогая, это непредсказуемая Россия, но ты жди, ты только жди, а я совсем скоро, отработаю-заработаю, и заживем бла-бла-бла…»

Однако бывали и курьезы.

В соседней колонии строгого режима прожженный ловелас умудрился влюбить в себя работницу районной прокуратуры.

Когда она ему надоела и он перестал отвечать на ее звонки, а потом и вовсе сменил номер, в колонию нагрянула такая прокурорская проверка, что нелегальную телефонную связь братва потеряла аж на полгода.

Отзвуки волнений отразились и на нашем лагере. На всех сходках представители блаткомитета «доводили до мужиков», что «разводить женщин на деньги западло», да и чревато бедой для «черного» режима.

— А потому, вы хотя бы «шифруйтесь» получше да не выставляйте фотографии лагеря в соцсети.

На том и порешили.

Иногда «зэкули» влипали и в более серьезные переделки.

Обманутые женщины подавали в полицию заявления, скрипели шестеренки следствия, и новый срок по статье «Мошенничество» ложился на плечи зарвавшегося афериста.

Но вопреки тем утверждениям, что все зэки — жулики и любые с ними отношения кончаются бедой, бывают на свете и счастливые исключения.

Мой сосед по бараку, Юра Улыбка, был достоин своего прозвища. Постоянно веселый, с хорошо сохранившейся белозубой улыбкой и наивной верой в любовь, он познакомился с женщиной из Москвы старше его лет на десять.

Кроме разницы в возрасте у них было огромное расстояние друг от друга и на социальной лестнице. Москвичка работала начальником крупного швейного производства, жила в собственной квартире недалеко от метро, а на работу ее возил личный водитель. У Юры не было ничего, кроме его улыбки и положительных анализов на ВИЧ. И тем не менее она его встретила у ворот колонии, увезла к себе, пристроила на работу и, как я знаю из дальнейшего с ним общения, они счастливо прожили несколько лет. Пока смерть не разлучила их.

Другой зэк, с пятнадцатилетним сроком и логичным прозвищем Пятнашка, на седьмом году заключения перестал разводить «ждуль» и на одной из них женился. На момент нашего с ним знакомства его жена родила уже двоих детей и переехала к нему в подмосковный дом.

Ну и, наконец, самая чудесная история: любовная связь между работницей медсанчасти — стоматологом — и бывалым «долгосидельцем» из СУСа (строгих условий отбывания наказания).

Тот момент, когда лечение зубов перешло в интимные отношения прямо в стоматологическом кресле, охрана пропустила. Администрация спохватилась, только когда девушка забеременела. От нее избавились, уволив задним числом.

Всем на удивление и, возможно, самой девушке, бунтарь из СУСа ее не бросил. Он не только взял ее в жены, но и, оказавшись довольно обеспеченным человеком, подарил ей на свадьбу небольшой стоматологический кабинет в местном районном центре.

Я бы списал эту историю на вымысел зэков, на кои они так горазды, если бы не рассказы о беспрецедентном случае работников самой администрации. Все, от инспектора до заместителя колонии, что жили в районном центре, не преминули зайти и подлечиться в уже легендарный стоматологический кабинет.

Любовь свое внимание на колючую проволоку не обращает. Ребенка назвали Мишей.

Надзиратели-вымогатели: тарифы на спокойную жизнь в колонии

Фото: Михаил Воскресенский / РИА Новости

Деньги, стройматериалы, дорогие подарки и походы в сауну — все это сотрудники сургутской ИК-11 требуют от заключенных за право на спокойное отбытие наказания. Тем, кто платить не может или не хочет, «закручивают гайки» — постоянно объявляют взыскания и переводят на более строгий режим содержания. Ситуация не поменялась даже после смены начальника колонии, который, по словам зэков, занимался откровенным вымогательством.

Родственники осужденных, отбывающих наказание в исправительной колонии в Сургуте, рассказали Русской службе Би-би-си о поставленной в учреждении на поток системе вымогательства. Чтобы сломить своих жертв, надзиратели используют различные приемы, делая жизнь заключенных невыносимой.

Продай квартиру — купи свободу

Один из заключенных ИК-11 Назир Тагиев лишился свободы за убийство, которого, как утверждает он сам, не совершал. Отсидев восемь лет и накопив большое количество поощрений при отсутствии нарушений, он решил попросить об условно-досрочном освобождении, на что сотрудники оперативного отдела колонии намекнули ему, что за право на УДО нужно заплатить. Например, говорит Назир, оперативники потребовали оплатить укладку нового асфальта на территории колонии. Тагиев платить не стал, после чего суд отказал ему в праве на УДО, а затем — и в переводе в колонию-поселение.

После суда, по словам Тагиева, его вызвал для разговора один из оперативников — Станислав Букреев — и намекнул, что нужно заплатить за «спокойную жизнь» в колонии. «Кушать все хотят», — объяснил Букреев свое предложение. Уже через несколько дней на Тагиева составили рапорт о нарушении за то, что он жил не в своем отряде, хотя заключенный делал это с разрешения начальника колонии. Затем Тагиев отправился в изолятор. Следующие два месяца лета 2016 года он помнит как череду перемещений между различными участками зоны со все более ужесточающимися условиями содержания.

Не выдержав, заключенный объявил сухую голодовку и его перевели в находящееся через дорогу ЛИУ-17 (Лечебно-исправительное учреждение), где на него стали составлять один рапорт за другим, признали злостным нарушителем и перевели на строгие условия содержания. Затем у Тагиева снова состоялась беседа с Букреевым, который заявил ему, что это — последствия его отказа заплатить.

Следующий разговор у заключенного, по его словам, состоялся уже с начальником оперчасти Максимом Рябовым, который прямо заявил, что за покой Тагиеву нужно заплатить 4,5 млн рублей — по 500 тысяч на каждого сотрудника оперативного отдела колонии. Таких денег в семье Тагиевых не было. Родственники Назира пытались продать свою квартиру, но не нашли покупателей, который бы дали нужную сумму.

После этого мать Назира написала письмо президенту РФ Владимиру Путину с жалобой на действия фсиновцев, но так и не отправила.

«Сотрудники уверены в своей безнаказанности, творят такое в колониях! Требуют деньги за «спокойную жизнь», а если не платишь, то гнобят в карцере и СУСе. Они в колонии «хозяева» жизни осужденных», — писала Тагиева.

Взятка в бараньей туше

Поняв, что миллионов у Тагиева нет, оперотдел в лице Рябова выставил новые условия — 300 тысяч рублей за спокойный выход из Единого помещения камерного типа (ЕКПТ), где Тагиев провел уже полгода. Сделка состоялась — плату за «спокойную жизнь» передавал брат Тагиева Мансур. По его словам, деньги попали к оперативникам в туше барана.

Читайте также  Куда исчез Владимир Булавин на фоне обысков

«Они заказали ему барашку. Я барашку [покупал]… по Нефтеюганскому шоссе, стройдвор там… а с левой стороны там мини-рынок есть, вот там… Барашек был замерзший, я внутрь него триста тысяч положил», — вспоминал спустя полтора года подробности передачи денег брат осужденного Мансур в разговоре с вышестоящими фсиновцами, которых заинтересовал происходящий в колонии беспредел.

В условленном месте недалеко от ИК-11 Мансура дожидалась машина с двумя мужчинами. Один из них вышел, открыл багажник, в него положили тушу с 300 тысячами рублей в животе, и мужчины уехали.

Деньги в туше, по словам родственников Назира, были не единственной платой оперативникам. Весной 2017 года у него заканчивался шестимесячный срок в ЕПКТ. Чтобы Тагиева перевели обратно в СУС, а оттуда в перспективе и на общие условия содержания, его семья была вынуждена заплатить еще 300 тысяч. Деньги передали посреднику — знакомому Рябова. Передачу денег можно отследить — часть взятки в 200 тысяч была переведена на банковскую карту посредника.

Получив деньги, надзиратели не стали выполнять своих обещаний. Заключенного оставили в СУСе, несмотря на договоренности, а начальник колонии, у которого Тагиев попытался прояснить ситуацию, потребовал новых подарков через посредника — начальника СУСа.

«Андреев просит пару баранов на Новый год, три упаковки гирлянд, четыре [обогревателя], которые за дверями вешают, чтобы от них тепло подавалось, и цветной принтер», — вспоминает Тагиев беседу с надзирателем.

Диктофон и полиграф против вымогателей

После передачи «подарка» Андреев ушел в отпуск. Из спецкамеры Назира Тагиева так и не выпустили. Поняв, что перспективы перевода на общие условия туманны, Тагиев и его брат вновь начали жаловаться. Помочь согласился один из новых сотрудников колонии.

«Он мне сказал: «Ты сможешь подтвердить свои слова?». Он мне принес диктофон», — утверждает Тагиев.

«Заряженный» диктофоном Тагиев переговорил с начальником СУСа, передавшим просьбу о новогоднем подарке. Во время беседы при включенном диктофоне он напомнил ему о своих предыдущих переговорах с начальством: «Вы же знаете, сколько у меня просили, я все заплатил». Вскоре после этого двое фсиновцев — сотрудник, предоставивший диктофон, и представитель регионального управления службы — встретились с братом заключенного Мансуром Тагиевым и попросили рассказать о переданных деньгах и подарках. Этот разговор также был записан.

«Значит, смотри, нас интересует информация по начальнику 11-ой, по Андрееву. Чтоб ты понимал… Я не люблю людей таких, **** [эмоциональное междометие], которые, ну, непорядочные. Непорядочность в чем для меня заключается? Когда человек говорит и не делает, свои обещания и слова свои не держит. Тем более, когда человек жадный, **** [эмоциональное междометие], да? Он ***** [обманывает] одних, **** [обманывает] других…» — приводит Русская служба Би-би-си слова одного из фсиновцев.

Другой сотрудник предположил, что обращение во ФСИН — единственный выход для заключенного Тагиева: «Мы сейчас для него последняя надежда. С него, **** [эмоциональное междометие], вымогают, «крепят» там, **** [обманывают] как только можно, **** [эмоциональное междометие], не исключено, что не в последний раз к нему подходят, понимаешь? Поэтому ну… Мы приехали… Нам вот эта вся тема, она не для суда нужна и так далее, мы просто хотим этого человека с трассы убрать, Андреева я имею в виду».

После этой беседы заключенного Тагиева проверил на полиграфе присланный в колонию из местного управления ФСИН специалист. В том же месяце — январе 2018 года — уволился по собственному желанию начальник колонии Андреев. Остальные действующие лица, рассказывает сам осужденный, остались в системе ФСИН: Максим Рябов покинул колонию, переехав через дорогу в соседнее ЛИУ-17 в качестве начальника, туда же ушел работать оперативник Букреев. Однако другие члены «группировки вымогателей» остались на своих местах.

Начальник ушел — поборы остались

Случаи вымогательства после увольнения Андреева не прекратились, только стали происходить чуть реже, рассказали журналистам заключенные ИК-1. Один из них по имени Александр сообщил, что он также прошел весь маршрут Тагиева: ЕПКТ — СУС — предложение заплатить — отказ заключенного — снова ЕПКТ.

Чтобы прекратить это издевательство, пришлось заплатить — деньгами и «гуманитарной помощью» в виде тех или иных товаров: «То [строительные] материалы надо, то денег надо, то ноутбуки надо им там. Купишь что-нибудь — они недели две-три на тебя глаза закрывают, иногда месяц, смотря когда им нужно, что нужно и какие сроки у них стоят…. Потом опять тянут».

В последний раз, летом 2018 года, от Александра потребовали поучаствовать в ремонте: покрасить коридорв, за свой счет купив водоэмульсионку, валики, кисточки, побелку, цемент. Чек составил 50 тысяч рублей. В общей сложности, считает Александр, в год у его семьи уходит около полумиллиона рублей на оплату различных товаров для нужд колонии и ее сотрудников. Жена заключенного Вероника соглашается с этой оценкой и начинает задумчиво перечислять купленные в последние месяцы вещи: «Микроволновка, посуда, чайники электрические… Сервизы, заварники — это тоже было постоянно».

С тех пор, как в колонии вслед за жалобами Тагиева произошли кадровые изменения, денег и подарков на «спокойное досиживание» у него никто больше не просил. Вскоре после увольнения начальника колонии Андреева заключенного перевели на общие условия.

Впрочем, будет ли дан ход его показаниям, не ясно. Приезжавший из Москвы сотрудник УСБ ФСИН, по словам заключенного, внимательно выслушал его, проверил на полиграфе и улетел обратно.

Развод на любовь «дойной коровы». Как арестанты выманивают деньги у женщин и стариков

Развод на любовь «дойной коровы». Как арестанты выманивают деньги у женщин и стариков

Многие украинцы сталкивались со случаями, когда на их телефон звонит неизвестный и представляясь сыном или мужем неразборчиво и скороговоркой просит о помощи, мол, попал в ДТП или в драку, задержан полицией.

Тут же в разговор вступает некий «правоохранитель», который сообщает о том, что для того, что бы «замять» дело, нужны деньги. Не секрет, что это – «тюремный развод» – так заключенные из следственных изоляторов и колоний выкачивают деньги из доверчивых граждан. Впрочем, это не единственный метод выманить деньги «с воли».

«Страна» выяснила, какие схемы «заработков» используют украинские «арестанты».

«Развод на любовь» разведенок и молодых мам

Один из самых популярных способ зарабатывания денег на зоне – «развод на любовь» доверчивых женщин или, как их называют на зоне, «дойных коров».

«По этой схеме чаще всего жертвами «развода» становятся женщины уже побывавшие в браке и уставшие от бывших мужей – пьяниц. Жертв пробивают «романтикой чувств», жалостью и вниманием к их проблемам. В этой схеме важно быть для своей виртуальной знакомой самым романтичным и внимательным мужчиной на свете! Поначалу заводится переписка, которая может длиться несколько месяцев. Затем переписка плавно переходит в виртуальный роман. Через время следует признание в любви и предложение выйти замуж. Если «корова» согласна, ты попал на золотую жилу – весь твой срок в СИЗО и в зоне «невеста» будет присылать роскошные «дачки» – посылки, пополнять счет телефона и даже приезжать на свидания. Но ближе к окончанию срока «жених» найдет повод, чтобы расстаться. Редко, но бывает и «хэппи энд» – арестант настолько сойдется с «невестой», что может даже жениться на ней. Даже во время отбытия срока в колонии. Но это скорее, исключение из правила – чаще всего жертв «любовных разводов» арестанты бросают после того, как выжмут все соки, то есть деньги», – вспоминают бывшие заключенные, опрошенные «Страной».

Впрочем, не все жертвы «любовных разводов» сразу идут на развитие виртуального романа с заключенными.

Если потенциальная «невеста» занимается бизнесом, то маловероятно, что она тут же согласится помогать материально виртуальному «жениху» из СИЗО или колонии – говорят неоднократно побывавшие в местах заключения. Состоятельные женщины, как правило, недоверчивы и привыкли проверять всю подноготную знакомых. Но и таких «бизнес-леди» можно сделать «дойной коровой».

В таких случаях арестанты советуются с более опытными сокамерниками, среди которых есть настоящие гении в части познания женской психологии. Хоть и без образования и дипломов. Чаще всего на состоятельных «невест» действует способ «давить на жалость».

«В посланиях «невесте» с бизнесом, арестант обязательно признается, что он занимался мелким или средним бизнесом, и его «подло заказали» и «пришили уголовную статью» злые конкуренты. При этом подробно опишет, каким бизнесом занимался, вплоть до мельчайших подробностей – в камере всегда найдется тот, кто посоветует, что и как писать, что говорить по телефону. Если надо – попросят совета из других «хат» – камер. И оттуда придет «малява» – записка с подробным описанием «бывшего бизнеса» жениха, и даже фамилии и имена «злых» налоговиков и фискалов, которые помогли «рейдернуть» бизнес жениха и посадить его в тюрьму. Фишка в том, что даже богатые женщины, выставившие свою анкету на сайт знакомств, тоже нуждаются в участии и сильном мужчине. Именно таким и нужно быть в общении с «невестой». Таким себе «графом Монте-Кристо», благородным и пострадавшим от партнеров по бизнесу или коррумпированных чиновников» – поделился секретами «развода на любовь» Андрей К., который сейчас находится в следственном изоляторе Киева.

К слову, если «невеста» бедна как церковная мышь, одинока и у нее несколько детей, то у «ловцов невест» даже такое знакомство считается удачей. Для одинокой и измученной жизнью женщины роман с мужчиной, который нуждается в помощи – этакий свет надежды, что все может измениться.

«Жених» в этом случае всячески ободряет, пускается в красочные описания будущей счастливой совместной жизни. Мол, только выйдет из тюрьмы, и сразу станет настоящей «каменной стеной» для попавшейся на крючок виртуального тюремного романа жертвы.

«Одиноких и обездоленных «невест» в тюрьме часто называют «мышками». Такие «мышки» идут на любые ухищрения и лишения, что бы добыть денег и прислать «дачку», пополнить телефон своему любимому в СИЗО или колонии. «Женихи» из СИЗО и колоний в свою очередь, поют по телефону настоящие серенады о любви «до гроба». В «разводе на любовь» важно несколько условий. Обязательно нужно запомнить поименно всех детей своих виртуальных подруг, имена – отчества их родителей. В разговорах по телефону обязательно нужно внимательно выслушать «невесту» обо всем, что она захочет рассказать. Нужно спросить о здоровье родителей, попросить дать трубку для общения со своими «будущими детьми», спросить об успехах в учебе, воспитывать их по телефону. При этом нужно выглядеть заботливым, но волевым мужчиной. «Мышкам» – одиноким «невестам» как воздуха не хватает волевых мужчин. Кстати очень важно подчеркнуть, что алкоголь «жених» не употребляет и даже ненавидит. И очень важно знать красивые стихи и уметь ввернуть поэтическую цитату в разговор с «невестой» – романтику никто не отменял», – вспоминает телефонные разговоры своих сокамерников бывший заключенный Артур З.

Как признаются неоднократно отбывавшие сроки в местах лишения свободы, у некоторых наиболее удачливых «женихов» может одновременно быть по две, а то и по нескольку виртуальных «невест». Альфонсы за решеткой умудряются держать в памяти гигабайты информации о детях, родственниках и проблемах своих «невест» и никогда их не путать… Осуждения «развода на любовь» от сокамерников и соседей по бараку в колонии не бывает.

«Тюрьма так всегда жила и будет жить. Это традиция – развод «вольных» на деньги. Иначе мы здесь подохнем – в тюрьме все покупается и продается. Если хочешь нормально питаться и жить, умей пользоваться тюремными «разводами», – признается заключенный Андрей К.

Возврат кота

Вторая схема тюремного «развода» – поиск по сайтам объявлений об утере домашнего питомца, или – об утере документов или ценных вещей. Тюремное название – «возврат кота».

«Схема похожа на предыдущую. Ищут объявление, звонят по указанному номеру. Спокойно – уже без эмоций, сообщают, что домашнее животное, или вещь найдены. «Скажите, где вы прямо сейчас находитесь и мы вам привезем пропажу». Через время вам перезванивают, и просят подойти к ближайшему банкомату и перевести на указанный номер телефона деньги – от пятисот до тысяч гривен. Мол, мы вас уже видим издали, из машины, но боимся, что вы нас кинете. Или задержите как воров с полицией. Поэтому вы переводите деньги, а мы вам тут же приводим кота/собаку (или приносим утерянный документ/вещь). Конечно, никто не вернет вам пропажу. Это очередной тюремный развод» – признался просидевший под следствием по подозрению в совершении экономического преступления более трех лет одессит Владимир Аймазов.

По словам одессита, так же могут «развести» на вознаграждение и по объявлению о поиске пропавших детей или пожилых людей. В обмен на несуществующую информацию о месте, где находятся пропавшие дети или старики.

«На живца» – жертва должна быть сонной

Одна из самых популярных схем «развода лохов» в следственных изоляторах, называется довольно живописно и емко – «на живца». Схема примитивна, и, по словам собеседников «Страны» в исправительных учреждениях, довольно стара – такой заработок был придуман еще в начале 2000-х.

Сюжет, по которому действует метод, иногда меняется, но в основном остается неизменным.

«Когда мобильные телефоны начали появляться у обычных людей, их тут же начали проносить контролеры за деньги в «крытые» – следственные изоляторы. Для связи с родней и подельниками. Тогда кто-то и придумал такую схему. В схеме задействовано двое человек из одной «хаты» (камеры – Прим.Ред.) и кто-то из друзей сидельцев с «воли», не заключенных. Большинство номеров, по которым звонят арестанты, можно свободно узнать в интернете – есть куча сайтов со свободным доступом – с адресами и указанием фамилии, имени, отчества, возраста и домашних телефонов. В социальных сетях тоже можно узнать много номеров и личных данных будущих жертв «развода», достаточно завести страницу на несуществующего человека и послать запросы в друзья паре сотен случайных людей. Время для ловли «на живца» специально выбирается позднее. Нужно, чтобы «лох» – жертва, была сонной. Сначала жертву «глушат» эмоциями. Для этого набирают номер, и тут же кричат в трубку – главное, побольше страдания в голос добавить: «Мама, я попал в аварию (или подрался – Прим. ред.), мне нужна помощь! Умоляю, нужно быстро очень все решать, здесь пострадавший есть!». Эту роль – «живца», исполняет наиболее артистичный сокамерник, желательно с «юным» тембром голоса. Иногда звонивший создает эффект «помех» – обмотав трубку платком или марлей. Это делается, что бы голос звучал немного неразборчиво»

«Затем трубку берет напарник по схеме, с низким, начальственным голосом. И «солидно» беседует с жертвой развода: «Добрый вечер. Я начальник такого-то отдела полиции. Ваш сын, или муж – (в зависимости от «легенды» это варьируется), сбил человека на машине. Пострадавший в реанимации. Ситуация очень серьезная, если сейчас не порешать вопрос со следствием и свидетелями, ваш родственник будет задержан и сядет в тюрьму. Я искренне хочу помочь, знаю, что ваш сын/муж – невиноват. И я могу помочь. Для этого нужно передать деньги (суммы колеблются от пятисот до пяти тысяч долларов) человеку, который к вам подъедет прямо под дом», – рассказал Стране бывший подследственный Артур З.

«Чаще всего «на живца» работает на пожилых людях, пенсионерах. Но в последнее время схема поменялась. Теперь не нужен подельник на воле. Деньги можно перевести на телефонный номер, который вам продиктуют. В тюрьме телефонные «пополняшки» – это валюта, которой расплачиваются за любой товар или услугу. Если схема не срабатывает, такое часто бывает, не беда. Набирается следующий телефон – в базе данных их сотни. За вечер напарники по схеме могут обзвонить до сотни «лохов», – добавил бывший заключенный.

Заработки на матерях и стариках для тюрьмы норма

Интересно, что все мошеннические «схемы» получения денег от доверчивых «вольных», как правило, начинают действовать по ночам. Дело в том, что в ночное время суток персоналу следственного изолятора входить в камеру запрещено, за исключением моментов, когда в «хате» происходят «ЧП» – драка или явное нарушение режима вроде пьянки. Впрочем, персонал в курсе, что в каждой камере есть один – два телефона, по которым еженощно совершаются сотни звонков на свободу. Телефоны, сим-карты и наркотики в большинстве случаев передают в камеры именно контролеры следственных изоляторов – это основной источник доходов персонала украинских тюрем.

К слову, ситуация, когда в схемах «развода» жертвами становятся пожилые люди – как правило, матери и одинокие женщины, в местах лишения свободы вовсе не противоречит святым для тюрьмы «понятиям», согласно которым образ матери имеет сакральная и даже священный смысл.

«То, что в тюремных схемах обманутыми становятся матери и старики – это заключенными абсолютно не принимается во внимание. Образ матери в «блатной романтике» это одно, а «лохи с воли» – совершенно другое. Любому «первоходу», который заикнется о том, что не годится обманывать женщин и стариков, сразу объяснят, что «разводы лохов» это традиционный тюремный бизнес. Так жила тюрьма, и так всегда будет жить. А понятия о «матери», дескать, никакого отношения к заработкам не имеют», – объясняют «блатную» психологию бывшие заключенные.

Трагедия «ждуль»: как зеки «разводят» женщин на деньги и любовь

Занятие мошенничеством в тюрьме — не редкость для наших реалий. Угодив за решётку, сидельцы нуждаются в дефицитных вещах, сигаретах и наркотиках, деньгах «на общак», да мало ли на что… А взять их негде. Разве что у незнакомой женщины, предварительно доведённой до правильной кондиции.

Стать жертвой мошенника может любая женщина: с образованием и без, красивая или малосимпатичная. Зеки знают, на какие точки надавить, чтобы «ждуля» была согласна на всё.

Фактрум расскажет, почему женщины ведутся на красивые письма и сообщения с зоны.

Ждули и заочницы

Кто такие «заочницы», «ждули» и «настоящие жёны»

Во времена СССР «заочницами» называли тех женщин, которые активно переписывались с заключёнными, поддавшись на их красивые слова. Со временем эти дамы получили новое прозвище — «ждули», но «заочницами» звать их не перестали, ведь любовь со своим «роднулей» они крутят заочно, на расстоянии.

«Ждули» — это женщины, которые не только поддерживают связь с заключёнными, но и ждут их освобождения из мест лишения свободы. Они строят планы на совместное будущее, приезжают в тюрьмы с гостинцами, порой проносят запрещённые вещи. Кроме того, «ждули» часто соглашаются выйти замуж за зека, пока он сидит, чтобы иметь право на семейное свидание. А после пяти лет заботы о заключённом женщина переходит в разряд «настоящих жён».

Как происходит заочное знакомство

У осуждённых есть несколько способов найти «заочницу». Когда сотовые телефоны не были так распространены, они просили адреса знакомых женщин у вновь прибывших и писали им письма или находили объявления в газетах. Отвечала далеко не каждая, но некоторые всё-таки попадались на крючок.

Сегодня же заключённые, имея собственный мобильник, связываются с девушками посредством SMS или звонков. Часто они пишут и звонят на незнакомые номера, говоря, что ошиблись номером, и втягивают в разговор. Бывает, что жертву находят и на сайтах знакомств или в приложениях, выискивая среди объявлений подходящую кандидатуру. В большинстве случаев зеки останавливают свой выбор или на совсем юных девушках, мало знающих жизнь, или на пожилых и некрасивых женщинах, которые ищут хоть какого-нибудь, хоть плохонького, но мужчину. Заключённые осторожно расспрашивают их о личной жизни, и если понимают, что женщина оказалась в трудной ситуации, начинают действовать.

После нескольких первых разговоров ни о чём зеки начинают давить на жалость. Многие врут, говоря, что попали за решётку по ошибке. Некоторые, наоборот, признают, что совершили преступление, но раскаиваются в этом. Таким образом они втираются в доверие к девушке. После следуют слова любви: мол, жить без тебя не могу, ты моя единственная отрада здесь, засыпаю, прижимая твоё фото к груди. А одинокой женщине многого и не надо, услышав такие комплименты и слова, она быстро влюбляется и переходит в разряд «ждуль». Далее следуют разговоры про совместное будущее, детей, свадьбу, после которых женщина уж точно не бросит своего «зекулю».

Как зеки разводят женщин на деньги

Чаще всего заключённые начинают искать себе женщину ближе к концу срока. Они понимают, что мало кто захочет связываться с сидельцем со сроком от десяти лет и выше. А под конец заключения можно написать «любимой», чтобы она подождала ещё немного, и тогда, мол, всё образуется. А ещё искать «ждулю» под конец срока арестантам удобно потому, что у неё можно попросить денег. Под предлогом того, что мужчине нужна нормальная одежда и билет до города, зеки просят выслать некоторую сумму, а после пропадают с радаров.

Читайте также  Как написать заявление о предоставлении жилья

Связавшиеся с зеками женщины охотно помогают им в материальном плане. «Зекули» виртуозно умеют просить деньги так, что подвох заподозрить сложно. Крупные суммы выманиваются ими на якобы оплату карточных долгов, ведь должник может стать «опущенным» или вовсе лишиться жизни. Некоторые зеки идут от противного: говорят, что им ничего не нужно от избранницы, играют в благородство. А те, поверив, присылают деньги просто так. «Ждулями» активно манипулируют, пропадая на несколько дней, а после говоря, что хотели закончить отношения, но не смогли. Тогда подруги зеков сломя голову несутся выбивать длительное свидание, лишь бы помириться.

Некоторые зеки говорят своим женщинам, что им нужны деньги для адвоката, чтобы подать на УДО и побыстрее оказаться рядом. Разумеется, «ждуля» находит деньги или берёт кредит, мечтая о скорой встрече. Как правило, такая «ждуля» у зека не одна, многие заводят по десятку женщин и у всех просят деньги.

Зачем девушки выходят замуж за осуждённого

Официальный статус жены заключённого даёт «ждуле» некоторые преимущества. Став супругой, она получает право на длительное свидание продолжительностью до трёх суток. На него она приезжает с баулами вещей из дома, чтобы создать видимость уюта в камере для встреч. Везёт жена заключённого и передачки с продуктами. Некоторых «роднулек» зеки просят пронести на зону наркотики или оружие, и те охотно соглашаются — мужу отказывать нельзя. Часто после таких свиданий девушка обзаводится ребёнком и начинает приезжать ещё чаще, ведь малыш должен видеть отца. А частые свидания сулят частые передачки, поэтому зеки охотно становятся папашами.

Сделавшись женатым человеком, сам заключённый тоже получает некоторые привилегии. Его дело более охотно пересмотрят в суде, если он подаст на апелляцию, и скостят срок. Далеко не все истории любви «ждуль» и «зекуль» заканчиваются хорошо. Оказавшись на свободе, бывший зек так и остаётся сидеть на шее у жены, как и до этого. Терпят жёны заключённых и побои, и измены, и частые ссоры, ведь идти им не к кому и бросать любимого, которого они ждали несколько лет, им тоже не хочется.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector