Как отграничить организованное преступное сообщество

Как отграничить организованное преступное сообщество

Критерии разграничения организованной группы и преступного сообщества

Одна из причин недостаточно эффективной борьбы с организованной преступной деятельностью — низкий уровень законодательной техники в нормах об ответственности за совершение преступления организованной группой (ч. 3 ст. 35 УК) и преступным сообществом (преступной организацией) (ч. 4 ст. 35 и ст. 210). Между тем от точного определения признаков организованных преступных форм зависит возможность их доказывания в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законодательством, и, как следствие, применение соответствующих статей уголовного закона.

На наш взгляд, современное понимание организованной преступной группы позволяет определять ее как устойчивую группу из трех или более лиц, предварительно объединившихся для совершения нескольких преступлений либо одного преступления, требующего тщательной подготовки. Такая трактовка соответствует нынешним криминологическим реалиям и, кроме того, положениям Палермской конвенции ООН против транснациональной организованной преступности, ратифицированной Россией Федеральным законом от 26 апреля 2004 г. N 26-ФЗ. Это требует внесения соответствующих корректировок в ч. 3 ст. 35 УК РФ.

В ряде постановлений Пленума Верховного Суда РФ среди признаков организованной группы обозначаются: устойчивость, тщательная подготовка и планирование преступления, распределение ролей между соучастниками, жесткая дисциплина, наличие в ее составе организатора и руководителя. Что касается устойчивости как главного конструктивного признака организованной группы, то ее объективное проявление составляет в первую очередь длительный или интенсивный короткий период преступной деятельности, складывающейся из значительного числа преступлений или образующей в своей совокупности единое преступное поведение, осуществляемое участниками такой группы.

Следует сказать, что при обосновании вменения квалифицирующего признака «совершение преступления организованной группой» не всегда соблюдается последовательность в рассуждениях, отмечаются обстоятельства, не имеющие прямого отношения к устойчивости (организованности) криминальной структуры. Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в Определении от 18 февраля 1997 г. по делу Кондырева и Долинина, осужденных Пермским областным судом по ч. 3 ст. 125(1) и ч. 5 ст. 148 УК РСФСР, соглашаясь с квалификацией их действий как совершенных «организованной группой», указала характер и согласованность действий, четкое распределение ролей, использование автомашины во время похищения потерпевшего Борисенко и в дальнейших действиях, длительность его насильственного удержания в чужой квартире, корыстный мотив преступления <1>.

<1> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. N 8. С. 5 — 6.

Очевидно, что такие обстоятельства, как использование автомашины при совершении преступления и корыстный мотив преступления, не являются подтверждением организованности преступной группы и, соответственно, не должны указываться при обосновании вменения соответствующего квалифицирующего признака.

В отличие от организованной группы, преступное сообщество — это в первую очередь более совершенная в организационно-структурном плане форма соучастия, а именно структурированное, состоящее из двух или более организованных групп иерархическое объединение, созданное для систематического совершения преступлений. Согласно закону, такие преступления должны быть тяжкими или особо тяжкими.

Однако по этому признаку на практике бывает трудно разграничить преступное сообщество и организованную группу, поскольку и она довольно часто характеризуется направленностью на совершение тяжких и особо тяжких криминальных посягательств.

В большинстве случаев на практике имеет место перерастание организованной группы в преступное сообщество (с одновременным совершенствованием организационно-структурного уровня), реже — объединение нескольких самостоятельных группировок в целях консолидации, перераспределения сфер влияния. На это обстоятельство обращал внимание и Верховный Суд РФ <2>.

<2> См., напр.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2003. N 8. С. 20.

По нашему мнению, важнейшими (уголовно-правовыми и криминологическими) признаками преступного сообщества являются: сложная (многоуровневая) структура преступного формирования; наличие в рамках криминального образования структурных подразделений (бригад, звеньев, блоков и т.д.); руководство преступным формированием сильным, авторитарным лидером; разделение функций управления сообществом и участия в конкретных преступлениях; устойчивость преступной структуры и сплоченность ее участников, достигаемая посредством иерархии подчинения, строжайшей дисциплины, единых и жестких правил взаимоотношений и поведения с санкциями за нарушение неписаного «устава» сообщества, круговой поруки, разработки специальных мер защиты и конспирации и т.д.; установление контактов с должностными лицами государственных и муниципальных, в том числе правоохранительных, органов (коррупционные связи); стремление в максимальной степени обезопасить криминальное формирование от разоблачения и ликвидации, придать противоправной деятельности внешне легальный характер.

Используемые в уголовном законе для характеристики организованных преступных форм признаки «сплоченность» и «устойчивость» не являются надежными индикаторами. К сожалению, в нашем законодательстве они оценочные и носят зачастую субъективный характер. Это приводит к ошибкам как в квалификации самого преступления, так и действий соучастников.

Действительно, как критерий внутреннего, социально-психологического уровня организованной преступной структуры сплоченность выступает важнейшей характеристикой не только преступного сообщества, но и любой организованной группы. Более того, принимая во внимание, что в наиболее крупных и функционально развитых преступных сообществах отдельные их члены (в силу конспиративности соответствующей структуры, иных причин) могут даже не знать о существовании друг друга, говорить о сплоченности такого сообщества, по крайней мере о ее субъективной, психологической стороне, вряд ли правомерно. С этих позиций признак сплоченности характеризует в большей степени организованную группу, чем преступное сообщество <3>.

Статья Ю.А. Цветкова «Преступное сообщество (преступная организация): уголовно-правовой анализ» включена в информационный банк.

<3> См.: Цветков Ю.А. Преступное сообщество (преступная организация): уголовно-правовой и криминологический анализ. Дис. . канд. юрид. наук. М., 2004. С. 56 — 57.

Можно выделить следующую важную закономерность, позволяющую отграничивать организованную группу от преступного сообщества. Если в организованной группе ее лидер — организатор и (или) руководитель — зачастую сам участвует в совершении преступлений, для которых создается криминальное формирование, то в преступном сообществе функции руководства обычно отделены от участия в конкретных преступлениях. Лидер сообщества лишь отдает распоряжения «подчиненным», осуществляет общее руководство преступной деятельностью, обычно через своих приближенных, руководителей соответствующих подразделений (блоков, звеньев, бригад), другими словами, обладает полным объемом организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций по руководству и управлению сообществом.

Еще одно характерное отличие организованной группы от преступного сообщества — способность последнего к своеобразной «регенерации». Преступное сообщество даже после ликвидации правоохранительными органами одного или нескольких структурных подразделений и привлечения их членов к уголовной ответственности может возобновить криминальную деятельность: в ряды сообщества рекрутируются новые участники; возможно, происходит слияние с другими группировками; одновременно с этим осваиваются и новые пути извлечения преступных доходов. Исключение — лишь нейтрализация руководящего звена («мозгового центра») преступного сообщества, что, как правило, влечет его полную ликвидацию.

Верховный Суд РФ в качестве атрибутов преступного сообщества выделяет и иные обстоятельства, которые позволяют разграничить его и организованную группу. В частности, таким обстоятельством, которому высший судебный орган придает обязательное значение при квалификации содеянного по ст. 210 УК, выступает наличие общей денежной кассы. Так, отменяя приговор Верховного суда Удмуртской Республики в части осуждения Р. по ч. 1 ст. 210, 3., М. — по ч. 2 ст. 210 УК, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ указала, что утверждения о совершении осужденными преступлений в составе преступного сообщества не основаны на материалах дела.

Мотивируя свой вывод о существовании именно преступного сообщества, суд первой инстанции указал в приговоре, что полученные от реализации наркотических средств денежные средства распределялись «в том числе и для поддержания общей кассы преступного сообщества, для оказания материальной помощи членам организации». Р. «вел ежемесячные сборы денежных средств с 3. и М. и других лиц на поддержание общей кассы, а также на оказание адвокатской помощи участникам группы в случае их задержания».

Однако в материалах дела нет доказательств, на основании которых можно сделать бесспорный вывод о наличии обстоятельств, указанных в приговоре. В связи с чем приговор в части осуждения по ст. 210 УК подлежит отмене, а дело — прекращению за отсутствием состава преступления. Вместе с тем судом установлено, что Р., М., 3. заранее объединились в устойчивую группу для совершения преступлений. Ими были разработаны «механизм и способы незаконного приобретения и сбыта наркотических средств», система конспирации; существовали распределение ролей и подчиненность. Эти обстоятельства свидетельствуют о том, что осужденные совершили преступления в составе организованной группы.

Соглашаясь в целом с решением об отмене приговора в части осуждения по ст. 210 УК, тем не менее обратим внимание на стремление высшего судебного органа использовать в качестве разграничительных не уголовно-правовые, а сугубо криминологические признаки. Впрочем, такие попытки вполне закономерны, учитывая отсутствие четко закрепленных в ч. 3 и ч. 4 ст. 35 УК конститутивных признаков организованной группы и преступного сообщества.

ПРИЗНАКИ ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОЙ ГРУППЫ

В. БЫКОВ
В. Быков, доктор юридических наук, профессор.
В Уголовном кодексе РФ предпринята попытка сформулировать понятие организованной преступной группы. Это имеет большое теоретическое и практическое значение, так как в нормах Особенной части УК совершение преступления организованной группой является квалифицирующим признаком, что влечет более строгое наказание. В 38 составах преступлений этот признак указан отдельно, а еще в 34 составах — совместно с другими видами преступных групп.
В ст. 35 УК указаны четыре вида преступных групп: группа лиц, группа лиц по предварительному сговору, организованная группа и преступное сообщество (преступная организация). Работникам правоохранительных органов важно знать признаки организованной преступной группы и чем этот вид преступной группы отличается от других — группы лиц и группы лиц по предварительному сговору, за совершение преступления в составе которых закон устанавливает меньшее наказание, чем за совершение преступления в составе организованной группы.
Статья 35 УК РФ устанавливает, что «преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений». Таким образом, закон, по существу, определяет только два признака организованной группы: первый — ее устойчивость и второй — целью объединения в группу является совершение одного или нескольких преступлений.
Однако указанных двух признаков организованной группы явно недостаточно, чтобы отграничить ее, например, от группы лиц по предварительному сговору, так как и та, и другая обладают определенной устойчивостью, объединились с целью совершения преступлений. К тому же в законодательном определении понятия организованной преступной группы есть, на наш взгляд, существенное противоречие — не может быть устойчивой преступная группа, если она объединилась для совершения только одного преступления, а затем распалась. По нашему мнению, в этом случае такую группу следует считать группой лиц, совершивших преступление по предварительному сговору.
Видимо, понимая трудности практических работников правоохранительных органов в определении организованной преступной группы, Верховный Суд СССР, а затем и Верховный Суд РФ в соответствующих постановлениях Пленумов неоднократно пытались разрешить эту проблему. Так, одно из первых толкований признаков организованной преступной группы было дано в ст. 8 Постановления Пленума Верховного Суда СССР N 12 от 30 ноября 1990 г. «О применении судами законодательства об ответственности за спекуляцию»: «Под организованной группой. следует понимать устойчивое объединение двух или более лиц с целью спекуляции. Об устойчивости такой группы могут свидетельствовать, в частности, предварительное планирование преступных действий, подготовка средств реализации преступного замысла, подбор и вербовка соучастников, в том числе работников торговли, распределение ролей между ними, обеспечение мер по сокрытию преступлений, подчинение групповой дисциплине и указаниям организатора преступной группы».
Часть указанных признаков организованной группы (подготовка к совершению преступлений, распределение ролей, подчинение членов группы дисциплине и указаниям организатора) действительно можно отнести к признакам организованной преступной группы. Что же касается подбора и вербовки соучастников, то это не может быть признаком организованной преступной группы, так как ее состав стабилизировался и вхождение в нее новых членов, как и выход из группы, существенно затруднен.
Для сравнения скажем, что в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ N 5 от 25 апреля 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности» дается несколько иное понятие организованной группы и ее признаков: «Под организованной группой следует понимать устойчивую группу из двух или более лиц, объединенных умыслом на совершение одного или нескольких преступлений. Такая группа характеризуется, как правило, высоким уровнем организованности, планированием и тщательной подготовкой преступления, распределением ролей между соучастниками».
Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 1 от 17 января 1997 г. «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» также предпринимает попытку сформулировать признаки организованной преступной группы. Рассматривая банду как организованную устойчивую вооруженную группу из двух и более лиц, заранее объединившихся для совершения нападений на граждан или организации, Постановление указывает, что «об устойчивости банды могут свидетельствовать, в частности, такие признаки, как стабильность ее состава, тесная взаимосвязь между ее членами, согласованность их действий, постоянство форм и методов преступной деятельности, длительность ее существования и количество совершенных преступлений».
На наш взгляд, и в этом Постановлении содержится ряд спорных положений относительно признаков организованной преступной группы. Так, если с указанием на такой признак, как стабильность состава преступной группы, можно согласиться, то с признаком «постоянство форм и методов преступной деятельности» соглашаться никак нельзя.
Дело в том, что как раз организованная преступная группа оказывается способной к использованию сложных способов совершения преступлений, к их постоянному изменению и совершенствованию. Поэтому о постоянстве форм и методов преступной деятельности говорить не приходится.
В рассматриваемом Постановлении указываются в качестве признаков устойчивости, а правильнее было бы сказать — организованности, длительность существования преступной группы и количество совершаемых преступлений. С указанным признаком следует согласиться. Вместе с тем отметим, что это положение Постановления противоречит норме уголовного закона, сформулированной в п. 3 ст. 35 УК РФ, о том, что организованная группа может быть создана для совершения одного преступления. Позиция Пленума Верховного Суда РФ в этом вопросе лишний раз подтверждает наше предложение об исключении из п. 3 ст. 35 УК РФ указания на то, что организованной группой может быть признана группа, объединившаяся для совершения одного преступления.
Оценивая рассмотренные три Постановления Пленумов Верховных Судов СССР и РФ о признаках организованной преступной группы, следует прийти к выводу, что в них не сформулировано полное определение признаков организованной преступной группы.
Думается, что организованную преступную группу, указанную в п. 3 ст. 35 УК РФ, характеризуют следующие признаки.
Устойчивость. Это означает, прежде всего, стабильность, постоянство состава преступной группы. Вхождение в нее новых членов затруднено из-за опасности провала всей группы. Вместе с тем, и к выходу из группы кого-либо из членов преступная группа относится резко отрицательно, видя в этом отступничество и предательство ее интересов.
Постоянное совершение преступлений — цель объединения группы. Это второй признак организованной преступной группы, указанный в уголовном законе. Целью создания группы является постоянное совершение преступлений, постоянная преступная деятельность для получения наживы. Это приводит организованную группу к увеличению как географии совершаемых преступлений, так и их количества и интенсивности. Наблюдается переход к совершению все более тяжких и опасных преступлений, приносящих группе все больший доход.
Формирование психологической структуры группы, выдвижение лидера. В отличие от таких видов преступных групп, как группа лиц и группа лиц по предварительному сговору, в организованной преступной группе уже сформировалась и четко выражена ее психологическая структура: группу возглавляет лидер — ее организатор и руководитель. К нему примыкают наиболее активные члены группы («авторитеты»), за ними следуют рядовые участники преступной группы («боевики», «быки», «солдаты» и т.д.). В организованной преступной группе может существовать так называемый «оппозиционер», который борется за выдвижение в лидеры, составляет конкуренцию имеющемуся лидеру в связи с несогласием с целями или методами деятельности группы.
Наличие лидера в группе, который вносит в преступную деятельность организованность и целенаправленность, — один из важных признаков организованной группы. Именно наличием лидера в группе отличается организованная группа от других видов преступных групп — группы лиц и группы лиц по предварительному сговору, поскольку в них лидер пока еще не выдвинулся. Поэтому при оценке преступной группы как организованной практические работники должны принять меры к выявлению лидера.
Распределение ролей при совершении преступлений. В организованной преступной группе одни ее члены участвуют в подготовке преступления — например, ведут разведку объекта, изучают режим его работы, разрабатывают способы совершения и сокрытия преступления; другие — непосредственно совершают преступление; третьи — обеспечивают хранение, транспортировку и сбыт похищенного. Каждый знает свои обязанности, поэтому группа действует слаженно и организованно.
Подготовка к совершению преступления. Организованная группа, как правило, тщательно готовит совершение преступления: изучает объект, образ жизни потерпевших, ведет разведку места нахождения основных ценностей и изучает систему их защиты, обеспечивает быстрое сокрытие с места преступления, готовит места хранения похищенного и т.д.
Использование сложных способов совершения преступлений. Имея развитую функциональную структуру, организованная группа может использовать сложные способы совершения групповых и организованных преступлений, связанных с их длительной подготовкой, применением технических, транспортных и средств связи, различных ухищрений и уловок при совершении и сокрытии преступлений.
Строгая дисциплина. Для организованной преступной группы характерна жесткая дисциплина ее членов, безусловное подчинение лидеру. Она нередко поддерживается самыми безжалостными способами.
Замена личных отношений на деловые, основанные на совместном совершении преступлений. Если в других видах преступных групп отношения между членами группы нередко строятся на основе личной симпатии, выбора, то в организованной группе происходит замена личностных отношений сугубо деловыми, основанными на совместном совершении преступлений.
Вырабатывается единая ценностная ориентация. Ее члены взаимно зависимы, подчиняются общим принципам и нормам поведения. Группа сама для всех ее членов определяет, «что такое хорошо, что такое плохо». Выработка единой ценностной ориентации позволяет группе во время совершения преступления, в условиях риска действовать слаженно и эффективно.
Распределение преступных доходов. Если в группе лиц и группе лиц по предварительному сговору преступный доход обычно делится демократически и в равных долях, то в организованной группе доходы делятся в соответствии с положением каждого ее члена в иерархии группы, в ее структуре: лидер забирает большую часть дохода, активные члены группы получают больше, чем рядовые члены.
Создание специального денежного фонда. В некоторых организованных преступных группах существует специальный денежный фонд — «общак», которым распоряжается лидер. Деньги из фонда могут использоваться для подкупа должностных лиц, в том числе работников правоохранительных органов. Из этого же фонда оказывается материальная помощь членам группы, отбывающим наказание, а также членам их семей.
При оценке преступной группы как организованной на практике могут возникнуть некоторые сложности. Дело в том, что преступная группа — это живой социальный организм, который постоянно развивается по присущим ему законам. Развитие идет от преступных групп простых — группы лиц и группы лиц по предварительному сговору — к более сложным — организованной группе и преступному сообществу (преступной организации). В своем развитии некоторые преступные группы окажутся промежуточными, переходными. В них можно обнаружить признаки как, например, группы лиц по предварительному сговору, так и признаки организованной группы. По конкретным уголовным делам могут быть установлены преступные группы, которые обладают только некоторыми признаками организованной группы. Как работникам правоохранительных органов расценивать такие группы?
Думается, в этих случаях следует прежде всего принять во внимание признаки организованной группы, указанные в законе, а затем большинство из перечисленных признаков. Если даже некоторые из признаков организованной преступной группы не будут установлены по конкретному уголовному делу, то это еще не значит, что такую группу нельзя считать организованной. Например, в отдельных группах может отсутствовать общий денежный фонд или преступные доходы делятся в равных долях, но это не может служить основанием для отказа от признания группы организованной. При условии, конечно, что остальные признаки организованной группы, особенно указанные в законе, установлены.
ССЫЛКИ НА ПРАВОВЫЕ АКТЫ

«УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» от 13.06.1996 N 63-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 24.05.1996)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ Пленума Верховного Суда РФ от 25.04.1995 N 5
«О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ ПРИМЕНЕНИЯ СУДАМИ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ОБ
ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ СОБСТВЕННОСТИ»
ПОСТАНОВЛЕНИЕ Пленума Верховного Суда РФ от 17.01.1997 N 1
«О ПРАКТИКЕ ПРИМЕНЕНИЯ СУДАМИ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
ЗА БАНДИТИЗМ»
Законность, N 9, 1998

Российское уголовное право

Преступное сообщество (преступная организация) представляет собой наиболее опасную форму соучастия и уголовно-правовую форму выражения организованной преступности, которая впервые закреплена в УК РФ. На современном этапе организованная преступность является одним из самых опасных социальных явлений, угрожающих российскому обществу и государственности.

Она достигла таких масштабов и глубины, что стала как бы самодостаточной, способной возвышаться над обществом, государством, экономикой, определять их состояние, содержание и динамику. Под ее воздействием разрушаются национальная ментальность, духовное и нравственное здоровье, иммунная система общества, абсолютного большинства населения. И это — самое тяжкое последствие организованной преступности в ее современном виде.

Организованная преступность сложна, многомерна и разнопланова, что не позволяет, к сожалению, пока выработать в мировой практике борьбы с нею универсального понятия. Одновременно необходимо иметь в виду, что понятие организованной преступности — понятие криминологическое и в силу своей недостаточной определенности и многосложности не может напрямую закрепляться в уголовном законе. Поэтому УК предусматривает соответствующие этому понятию уголовно-правовые формы проявления организованной преступности — организованную группу и преступное сообщество (преступную организацию).

Читайте также  Виды убийств в уголовном праве: бытовое, умышленное

Согласно ч. 4 ст. 35 УК, преступным сообществом (преступной организацией) признается «сплоченная организованная группа (организация), созданная для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, либо объединение организованных групп, созданное в тех же целях». Преступным сообществом (преступной организацией) признается «сплоченная организованная группа (организация), созданная для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, либо объединение организованных групп, созданное в тех; же целях» (ч. 4 ст. 35 УК).

Это определение в основных чертах воспроизводит определение преступного сообщества, которое было сформулировано в ст. 52 Уголовного уложения Российской империи 1903 г.: «Согласившийся принять участие в преступном сообществе для учинения тяжкого преступления или преступления и не отказавшийся от дальнейшего соучастия, но не бывший соучастником тяжкого преступления или преступления, отвечает только за участие в сообществе.

Участие в сообществе для учинения тяжкого преступления или преступления или в шайке, составившейся Для учинения нескольких тяжких преступлений Или преступлений, наказывается в случаях, особо законом указанных». В Модельном Уголовном кодексе стран СНГ содержится иное определение преступного сообщества: «Преступным сообществом, признается сплоченное объединение организованных преступных Групп с Целью получения незаконных доходов» (ч. 4 ст. 38).

Сопоставление данных признаков и признаков организованной группы показывает, что законодателю не удалось сформулировать Четкие отграничительные признаки, что создает серьезные трудности в правоприменительной деятельности. В специальной литературе высказываются в этой Связи и более радикальные предложения. Так, И. Г. Галимов и М. Ф. Сундуров считают, что надо отказаться от двухступенчатой схемы определения форм организованной преступности в УК (имеются в виду организованная группа и преступное сообщество), дать универсальное общее определение организованного преступного формирования и в то же время предусмотреть его основные Кодификации с учетом количества участников, сфер проявления, вооруженности и структуры организационных связей.

По нашему мнению, данное предложение имеет под собой объективное основание и в перспективе может быть реализовано в УК РФ, однако с точки зрения определения понятия более предпочтительным является определение преступного сообщества, содержащееся в Модельном УК.

По смыслу закона характерными признаками преступного сообщества (преступной организации) являются организованность, сплоченность и специальная цель деятельности — совершение тяжких или особо тяжких преступлений. Понятие организованности было рассмотрено при анализе организованной группы, поэтому сразу же обратимся к выявлению содержательных характеристик сплоченности.

Понятие сплоченности тесно связано с понятием устойчивости, которое характеризует организованную группу, однако его использование законодателем в качестве самостоятельного признака сообщества следует расценивать как намерение придать его содержанию иной характер, отличный от содержания устойчивости. Признак сплоченности отражает более высокую степень согласованности преступной деятельности по сравнению с организованной группой и проявляется в спаянности, социально-психологической общности сообщества.

Объединение членов сообщества происходит вследствие наличия единой системы социальных ценностей и близких социальных ориентаций соучастников, Опосредованные через совместную преступную деятельность, они способствуют выработке в сообществе собственных взглядов, норм поведения и ценностной ориентации, которых придерживаются все его члены. Чем дольше существует такое сообщество, тем в большей степени поведение членов сообщества определяются внутригрупповыми нормами, которые представляют собой определенные шаблоны поведения и ориентированы на достижение целей конкретного сообщества за счет объединения физических и моральных сил всех соучастников.

Подчинение этим нормам может быть как добровольным, так и принудительным, в том числе и на основе прямого физического или психического насилия. Значительное влияние на консолидацию сообщества, формирование в нем соответствующего микроклимата оказывают ее лидеры. Это могут быть как, организаторы, способные задавать сообществу программу противоправного поведения, так и организаторы, предрасположенные лишь к организации конкретной деятельности, конкретного преступления. Чем сильнее зависимость соучастников от внутригрупповых норм, выше авторитет организаторов или руководителей, тем выше социально-психологическая, общность, членов сообщества и, следовательно, тем более оно сплочено и может действовать с большей эффективностью.

Так, по делу Александрова, и Терехова Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ указала, что они принимали участие именно в преступном сообществе, которое характеризуется устойчивостью его членов, совместными действиями, направленными на осуществление общих преступный замыслов в целях получения наживы, четким распределением функций и обязанностей каждого члена, имело своего руководителя, который распределял конкретные обязанности между участниками. Действия всех членов преступного сообщества были скоординированы и взаимообусловлены.

Сообщество согласно закону представляет собой либо одну сплоченную организованную группу (организация), либо объединение таких групп. Следовательно, оно должно обладать определенной системой иерархической связи. Во главе иерархической структуры сообщества находятся руководители или совет руководителей, в состав совета также входят руководители структурных подразделений, аналитики (советники), держатели «общака», нередко сюда же входят коррумпированные лица государственного аппарата. Нижнюю часть этой структуры составляют боевики, рядовые исполнители, наводчики, пособники и т.д.

Преступное сообщество может подразделяться на более мелкие структурные подразделения, но может быть и единым, и в этом случае оно представляет собой сплоченную организованную группу (организацию). Структурное подразделение преступного сообщества (преступной организации) — это входящая в сообщество группа из двух или более лиц (бригада, звено, группировка и т.д.), которая может выполнять различные функции в рамках и целях преступного сообщества. Одни из них занимаются непосредственным совершением преступлений, другие выполняют «обеспечивающие» функции (связь, разведка, материальное обеспечение и т.п.).

Сообщество может быть с обязательным жестким подчинением руководству сообщества, но может включать в себя и автономные структурные подразделения, которые в целом выполняют общую линию поведения сообщества, подконтрольны его руководству, однако сохраняют относительную свободу и самостоятельность действий. Как правило, оно распространяет свое влияние на определенный территориальный район или на определенную сферу деятельности, т.е. имеет специализацию (торговля оружием или наркотиками, контрабанда, финансовые операции и т.д.). Однако чаще всего сообщество имеет межрегиональные и даже международные связи.

Следующим признаком преступного сообщества (преступной организации) является наличие специальной цели — совершение тяжких и особо тяжких преступлений.

Данный признак не является безупречным, хотя бы уже в силу того, что определять качество преступного образования через тяжесть совершенного его участниками преступления некорректно, поскольку по данному признаку формирование не может быть квалифицировано как преступное сообщество. Группа лиц по предварительному сговору и организованная группа также могут создаваться для совершения тяжких и особо тяжких преступлений, ибо никаких запретов по этому поводу закон не содержит. Следовательно, создается возможность либо неоправданного сужения понятия организованной группы, либо, наоборот, необоснованной оценки случаев совершения организованной группой тяжких или особо тяжких преступлений как выполненных преступным сообществом.

Согласно принятой в УК классификации (ч. 4 и 5 ст. 15), тяжкими преступлениями признаются деяния, за совершение которых максимальное наказание не превышает 10 лет лишения свободы, а особо тяжкими — свыше 10 лет лишения свободы или более строгое наказание. Сказанное, однако, не означает, что в процессе своей деятельности преступное сообщество не может совершать и иные, не относящиеся к тяжким и особо тяжким, преступления. Вместе с тем следует отметить, что в данном случае тоже нет исчерпывающей определенности и четкости.

С точки зрения традиционной организованной преступности основными доходными промыслами для нее являются незаконный оборот наркотиков и оружия, преступления в сфере экономической деятельности, контроль за игорным и развлекательным бизнесом, а также проституцией и порнографией. Между тем из числа преступлений, входящих в орбиту интересов организованной преступности, к тяжким и особо тяжким относятся лишь преступления, связанные с незаконным оборотом оружия и наркотиков, остальные преступления, как правило, относятся к числу преступлений средней тяжести. В этом смысле криминологически оправданна и, более того, находит применение в международной практике другая цель, воспроизведенная в Модельном УК для стран — участниц СНГ: извлечение незаконных доходов.

Количественные характеристики преступного сообщества (преступной организации) в законе не определяются. Поэтому следует исходить из общих требований соучастия, предусмотренных ст. 32 УК, хотя в специальной литературе высказывались предложения об увеличении минимальной численности преступной организации. Например, УК Италии в ст. 416 и 416, которые предусматривают ответственность за создание объединения мафиозного типа, прямо устанавливает минимальное количество субъектов — три лица. В УК Китайской Народной Республики преступным сообществом признаются трое или более лиц, создавшие устойчивую преступную группу для совместного осуществления преступлений (ч. 2 ст. 26).

Законодатель настолько высоко оценивает общественную опасность преступного сообщества (преступной организации), что не только выделяет ее в Общей части среди форм соучастия и признает ее существование как отягчающее наказание обстоятельство, но и предусматривает в Особенной части УК специальные составы, в которых сообщество указывается в качестве конститутивных признаков. Данные преступления признаются оконченными с момента создания незаконного вооруженного формирования (ст. 208 УК), банды (ст. 209 УК) и преступного сообщества (преступной организации) (ст. 210 УК), экстремистского сообщества (ст. 282) вне зависимости от того, успели ли формирование, банда или сообщество совершить какое-либо преступление или нет.

Деятельность, направленная на создание указанных объединений, но по не зависящим от виновного причинам не завершившаяся созданием таких формирований, образует покушение на создание формирования, банды, преступного сообщества (преступной организации) или экстремистского сообщества. Помимо этих составов в Общей части УК предусматривается возможность признания совершения преступления преступным сообществом обстоятельством, отягчающим наказание (п. «в» ч. 1 ст. 63).

Что такое преступное сообщество

Преступное сообщество

Под данным понятием подразумевают организованную группу, которая была сформирована в целях совершения преступлений, или целостное объединение двух и более ранее сформированных организованных групп преступников. Преступное сообщество — самая опасная форма преступного соучастия. Создание такого сообщества согласно российскому уголовному праву представляет собой самостоятельное преступление. Ответственность предусмотрена даже в тех случаях, когда созданное сообщество не успело совершить ни одно преступление. В российском УК наказание за данное деяние предусматривает ст. 210. Такое сообщество — высшая форма организованной преступности.

Важно!

Сообщество представляет собой опаснейшую форму соучастия при наличии предварительного соглашения. Повышенная общественная опасность такого вида соучастия проявляется не только в количестве преступлений, а и в их тяжести. Социологические исследования и статистика судебных дел указывают на то, что сегодня такие сообщества формируются в целях наркобизнеса и посягательств на имущество.

Признаки преступного сообщества

  • Признак такого объединения — его структурированность, которая подразумевает чёткую иерархию в структуре сообщества. Эта иерархия, в свою очередь, подразумевает его деление на отдельные группы со своим функциями, особый порядок выбора новых участников сообщества и определения ответственности последних, получение и использование сообществом специальных технических средств, применение способов конспирации и защиты от правоохранителей, создание и воплощение схем легализации с целью прикрывания противозаконной деятельности, наличие жёсткой дисциплины, недопущение выхода из сообщества с комплексом мер по реализации данного запрета, структурное отношение сообщества к другим объединениям.
  • Ещё один признак сообщества — стабильная, планируемая, законспирированная деятельность с применением теневых экономических схем и сочетанием законного и незаконного направлений экономической деятельности, установление влияния на определённой территории, нейтрализация органов борьбы с преступностью посредством коррумпирования последних.
  • Следующий признак — повышенная сплочённость подобных объединений, согласованность действий соучастников. В этом состоит отличие преступного сообщества от остальных форм соучастия, включающих предварительное согласование. Сообщество представляет собой стабильную сплочённую группу лиц, которые объединились для ведения общими усилиями противозаконной деятельности, включающей преступления тяжкой и особо тяжкой степени, либо объединение ранее сформированных преступных групп в аналогичных целях. Сплочённость участников — атрибут только преступного сообщества как формы соучастия.

Стабильность сообщества состоит в постоянно существующих связях участников между собой и специальных способах совершения ими действий. Стабильность подразумевает, что существуют предварительная договорённость между членами и организованность. Сплочённость является социальной и психологической особенностью сообщества, отражающей общность членов при воплощении ими криминальных целей. Члены сообщества разделяют роли между собой при достижении ими противозаконных намерений.

Стойкость и сплочённость являются предопределяющими факторами продолжительно совершаемой криминальной деятельности и значительной тяжести преступлений членов сообщества. С учётом опасности той деятельности, в целях ведения которой создаются такие сообщества, законодательство РФ само создание преступного сообщества, руководство им, а также участие в нём квалифицирует как самостоятельное преступление.

Отличия организованной группы от сообщества

В криминологии выделяют разницу между этими двумя понятиями. Критерий организованной группы — единая структура, тогда как структуре сообщества свойственно несколько автономных организаций либо групп, которые объединяет, однако, общее стратегическое управление.

К признакам организованной группы относят её стойкость, тщательность подготовки преступлений, их планирование, чёткое разделение ролей соучастников совершаемых группой преступлений, строгую дисциплину, наличие конкретного руководителя. Устойчивость является главнейшим конструктивным атрибутом организованной группы и с объективной стороны проявляется прежде всего в длительном либо в коротком, но интенсивном периоде совершения преступлений, в течение которого совершается множество преступных деяний либо образуется в совокупности преступное поведение, осуществляемое членами группы.

Сообщество отличается от организованной группы прежде всего тем, что первое представляет собой более совершенную в плане организации и структуры форму соучастия. Это обладающее своей структурой и иерархией и включающее 2 либо большее количество организованных групп объединение, цель создания которого — систематизированная преступная деятельность. Для квалификации объединения преступной направленности как сообщества согласно российскому УК среди этих преступлений должны быть тяжкие либо особо тяжкие.

  • Сообщество имеет более стабильные связи между членами относительно группы.
  • Целью создания организованной группы могут быть преступления любой тяжести, а целью создания сообщества — тяжкие и особо тяжкие.
  • Сообщество имеет развитую внутреннюю структуру, группа может не иметь её.
Пропуск на время карантинаОплата и оформление больничного на время карантина
Статья 6.3 КоАПСтатья за нарушение режима самоизоляции
  • Не нашли ответа на свой вопрос? Узнайте, как решить именно Вашу проблему — позвоните прямо сейчас:
  • Федеральный номер —
  • Московская обл, г Москва —
  • Ленингр. обл, г Санкт-Петербург —
  • Это абсолютно бесплатно и быстро!

Как отграничить организованное преступное сообщество от других форм соучастия

О рганизованное преступное сообщество — это та же организованная группа, но с более сложной структурой. То есть термин «организованное преступное сообщество» полностью поглощает признаки организованной группы. Отграничивает организованное преступное сообщество от организованных групп законодатель с помощью признаков «устойчивость» и «структурированность». Однако в законе не раскрыто их содержательное значение. В юридической литературе также упоминалось, что закон не дифференцирует признаки преступного сообщества и преступной организации.

РОСТ ЧИСЛА ОСУЖДЕННЫХ ЗА ГРУППОВЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Согласно статистике ВС РФ, за 2014 год уголовных дел по ст. 208–210 УК рассмотрено 116 (или 3,9% от общего числа дел). В «Российской газете» со ссылкой на Судебный департамент при Верховном Суде РФ была опубликована информация, что за последние семь лет число осужденных по ст. 210 УК выросло в 2,5 раза.

Результаты, конечно, заставляют задуматься: а все ли здесь юридически безупречно? В прессе постоянно публикуют заметки о необоснованном толковании уголовных норм и ужесточении наказания за менее тяжкие преступления посредством использования конструкции «организованное преступное сообщество». Вполне просто объясняются и мотивы вменения состава организованного преступного сообщества в вину обвиняемых: возможность увеличить срок предварительного следствия, дополнительный аргумент в пользу избрания меры пресечения, общественный резонанс, статистические показатели раскрытия преступлений.

Однако следует особо подчеркнуть, что правовая неопределенность признаков «устойчивость» и «структурированность» требует конкретизации. Ведь неопределенность влечет различные подходы в толковании, что недопустимо.

Разграничить формы соучастия «организованное преступное сообщество» и «организованная группа» при строгом толковании статей Уголовного кодекса не представляется возможным, так как необходимо определять содержательное значение признаков «устойчивость» и «структурированность», а они в уголовном законе не определены.

В юридической литературе давно задавались вопросом о разграничении этих уголовно-правовых конструкций. Однако до настоящего времени нет единого понимания и четкой методологии, которую возможно было бы реципировать в постановление Пленума ВС РФ от 10.06.2010 № 12 «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней)» (далее — Постановление Пленума № 12).

Из практики. Подтверждение сказанному — позиция Верховного Суда РФ по одному из уголовных дел. Коллегия судей дала следующее разъяснение: «Таким образом, преступное сообщество (преступная организация) предполагает наличие обязательных признаков — сплоченность и организованность.

По смыслу закона под сплоченностью понимается наличие у членов организации общих целей, намерений, превращающих преступное сообщество в единое целое, наличие устоявшихся связей, организационно-управленческих структур, финансовой базы, единой кассы из взносов от преступной деятельности, конспирации, иерархии подчинения, единых и жестких правил взаимоотношений и поведения с санкциями за нарушение неписаного устава сообщества» (апелляционное определение ВС РФ 14.09.2015 по делу № 67-АПУ15-30).

Возникает вопрос: как понимать ссылку судей на признак сплоченности, если законодатель исключил из ст. 35 УК этот признак как дифференцирующий для организованного преступного сообщества при разграничении с организованной группой? Выходит, даже на уровне Верховного Суда РФ судьи слабо понимают, что представляет собой организованное преступное сообщество.

Подробно разберем каждую из уголовно-правовых конструкций.

ОРГАНИЗОВАННАЯ ГРУППА

Организованная группа как форма соучастия впервые упоминается в декрете ВЦИК от 20.06.1919 «Об изъятии их из общей подсудности в местностях, объявленных на военном положении». Так, законодательно было закреплено понятие «шайка», которое заключалось в постоянном характере сообщества и в обращении членами шайки преступной деятельности в ремесло. «Шайка» (организованная группа) не выделялась из преступного сообщества и трактовалась как разновидность последнего.

Впоследствии организованная группа как форма соучастия была закреплена в ст. 17.1УК РСФСР: «Преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений».

Действующий уголовный закон полностью воспринял заложенную в УК РСФСР концепцию относительно организованной группы. В п. 3 ст. 35 УК содержится следующее определение организованной группы: «Преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений».

Р. Р. Галиакбаров под организованной группой понимает «объединение двух или более лиц, предварительно сорганизовавшихся для совершения одного или нескольких преступлений».

В. Зенин и Л. Кругликов считают, что организованную группу отличают высокая степень организованности, устойчивость состава (наличие постоянного «ядра»), сплоченность членов группы, тщательное распределение ролей, подчас со своеобразной «специализацией» преступников, входящих в ее состав.

Н. Ткачева и М. Миненок предлагают понимать под организованной группой устойчивое, сплоченное объединение лиц со специфическими криминальными навыками, связями, опытом, организовавшихся для систематического совершения тождественных или однородных преступлений.

Официальное толкование организованной группы содержится в п. 15 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое»: устойчивая группа лиц, имеющая в своем составе организатора (руководителя), распределившего функции между членами группы при подготовке к совершению преступления и осуществлении преступного умысла, а также заранее разработанный план совместной преступной деятельности.

Однако остаются невыясненными следующие вопросы: какая степень организованности образовывает устойчивую группу? Сам организатор (руководитель) выполняет в группе функции исполнителя преступной деятельности либо он только осуществляет преступную деятельность в виде принятия управленческих решений?

ПРЕСТУПНОЕ СООБЩЕСТВО (ПРЕСТУПНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ)

По закону преступление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено структурированной организованной группой или объединением организованных групп, действующих под единым руководством, члены которых объединены в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды (п. 4 ст. 35 УК).

В этой связи в юридической литературе было высказано суждение: обращение правоприменителя к криминологической характеристике, а не уголовно-правовым признакам преступного объединения свидетельствует о том, что определение этого понятия в уголовном законе носит исключительно оценочный характер.

Для определения границ термина «организованное преступное сообщество» и внесения ясности в его значение в п. 3 Постановления Пленума № 12 предоставлено разъяснение:

«Судам следует иметь в виду, что преступное сообщество (преступная организация) может осуществлять свою преступную деятельность либо в форме структурированной организованной группы, либо в форме объединения организованных групп, действующих под единым руководством. При этом закон не устанавливает каких-либо правовых различий между понятиями „преступное сообщество“ и „преступная организация“.

Под структурированной организованной группой следует понимать группу лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений, состоящую из подразделений (подгрупп, звеньев и т. п.), характеризующихся стабильностью состава и согласованностью своих действий. Структурированной организованной группе, кроме единого руководства, присущи взаимодействие различных ее подразделений в целях реализации общих преступных намерений, распределение между ними функций, наличие возможной специализации в выполнении конкретных действий при совершении преступления и другие формы обеспечения деятельности преступного сообщества (преступной организации).

Под структурным подразделением преступного сообщества (преступной организации) следует понимать функционально и (или) территориально обособленную группу, состоящую из двух или более лиц (включая руководителя этой группы), которая в рамках и в соответствии с целями преступного сообщества (преступной организации) осуществляет преступную деятельность. Такие структурные подразделения, объединенные для решения общих задач преступного сообщества (преступной организации), могут не только совершать отдельные преступления (дачу взятки, подделку документов и т. п.), но и выполнять иные задачи, направленные на обеспечение функционирования преступного сообщества (преступной организации)».

Читайте также  Краткосрочные займы и кредиты: характерные

Конституционный Суд РФ в определении от 18.07.2017 № 1528-О подчеркнул, что необходимо осуществлять правовую квалификацию в границах Уголовного кодекса. При этом КС РФ указал, что преступное сообщество (преступная организация) — это особый вид организованной группы, что связано с дополнительными ее признаками, закрепленными в ст. 35 УК.

В юридической литературе под преступным сообществом предлагают понимать:

1) многоуровневое, устойчивое, структурированное объединение, обладающее рядом специфических черт и особенностей;

2) иерархически структурированное объединение преступных групп.

Н. В. Иванцова указывает, что признак устойчивости, так же как для организованной группы, характерен и для преступного сообщества, но, вероятно, находится в зависимости от интенсивности и масштабов деятельности.

В юридической литературе к характеристикам преступного сообщества предлагают относить различные комбинации признаков:

— образование для многократного совершения преступлений;

— создание для совершения тяжких преступлений.

А. Ф. Истомин ограничивается двумя признаками:

— направленность на совершение тяжких или особо тяжких преступлений.

Проведенный анализ юридической литературы не выявил новых идей об уголовно-правовой конструкции «организованное преступное сообщество», которые могли бы послужить методологической основой для отграничения ее от «организованной группы».

Из практики. По одному из дел Верховный Суд РФ предложил толкование содержательной части признака «организованность», указав следующее. «Признаки организованности — четкое распределение функций между соучастниками, тщательное планирование преступной деятельности, наличие внутренней жесткой дисциплины, которые достоверно указывали бы на то, что данные лица и осужденные действовали в составе преступного образования со сложной внутренней структурой, с жесткой внутренней дисциплиной, были объединены единой целью совершения тяжких и особо тяжких преступлений, а их соучастие было обусловлено длительностью совместной преступной деятельности с четко разработанной системой действий, с жесткой схемой отыскания источников приобретения и распределения вырученных от их реализации денег, существованием многоступенчатой иерархичной структуры, состоявшей из руководителей высшего, среднего звена и исполнителей» (апелляционное определение ВС РФ от 08.10.2015 по делу № 82-АПУ15-15).

Заслуживает внимания и еще одна позиция Президиума Верховного Суда РФ. Согласно материалам уголовного дела, организованная группа с четко распределенными ролями по снабжению, сбыту и получению денежных средств занималась реализацией наркотических средств. В мотивировочной части постановления указано следующее: «По результатам исследования доказательств при рассмотрении уголовного дела в отношении Б., О., П. и других обвиняемых суд пришел к выводу о том, что данная организованная группа лиц не имела обособленных структурных подразделений, хотя и являлась организованной, но не настолько, чтобы стать преступным сообществом в том смысле, о котором говорит закон» (постановление Президиума ВС РФ от 01.02.2017 № 185П16). Мы видим, что суд при квалификации не дал оценку доказательствам, а также не привел аргументов, по которым он не усмотрел признаков преступного сообщества в действиях подсудимых. Мотивировочная часть решения суда не обеспечена логическими выводами.

Проведенный анализ уголовно-правовых конструкций «организованная группа» и «преступное сообщество» позволяет заключить следующее. Организованное преступное сообщество отграничивается от других форм соучастия за счет признаков «устойчивость» и «структурированность», но эти признаки не раскрыты ни в законе, ни на уровне постановления Пленума ВС РФ. Между тем права подсудимых при обвинении в организации преступного сообщество должны соблюдаться. Поэтому в Постановлении Пленума № 12 необходимо рекомендовать нижестоящим судам делать ссылку на доказательства, подтверждающие наличие содержательной части признаков преступного сообщества в действиях подсудимых.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector