Как заключённые мужчины в тюрьме обходятся без женщин

Как заключённые мужчины в тюрьме обходятся без женщин

Как бывшие заключенные относятся к женщинам

Взаимоотношения между мужчиной и женщиной сложны, зависят от множества факторов. Здесь играет роль не только характер и темперамент каждого из партнеров, но и окружающая среда. Психология бывших заключенных по отношению к женщинам отлична от поведения обычных мужчин, ведь в местах лишения свободы свои правила, понятия и моральные уставы.

Как тюрьма меняет людей

В первую очередь заключение влияет на психику людей, отношение к жизни и восприятию людей. Тюрьма подрывает способность и желание доверять, так как интриги и заговоры подстерегают на каждом шагу. Зеки живут с постоянным опасением и в напряженной обстановке.

Находясь в закрытом помещении и при ограниченном праве выбора, невольно формирует иное восприятие окружения. Не нужно решать, что купить в магазине, какую еду есть. Общение с людьми, которых человек не выбирал, давит на психику. Осужденные живут в отдельном мире, где свои обязанности и ценности, что влияет и на отношение бывших зеков к женщинам.

Возможны ли отношения

При попытке построить союз с осужденными стоит хорошо все взвесить. Ведь если мужчина находился в местах лишения свободы неоднократно или провел там длительный срок, то отношение бывших зеков к женщинам будет своеобразным, как и ко всем остальным людям. Психика нарушена, доверие пропадает — придется приложить немало усилий, чтобы вернуть его к обычной жизни на свободе.

Любовь в колонии

Отношения с бывшими заключенными возможны, но нужно учитывать, что сложно будет обоим партнерам. После тюрьмы в реальном мире люди нередко асоциальны, возникают сложности с поиском работы. Следует быть готовой пережить такие трудности вместе. Это возможно лишь с помощью поддержки и женской ласки, которой так не хватало в заключении. В ином случае мужчины будут искать подобных себе и не смогут противостоять старой неблагополучной жизни.

Психология бывших заключенных по отношению к женщинам

В тюрьме у людей слишком много свободного времени, которое необходимо заполнить, к примеру, общением. Разговоры и переписки такие мужчины ведут безупречно. Многие не могут устоять перед красивыми словами.

Психология бывших заключенных по отношению к женщинам зачастую основана на выгоде. На свиданиях или во время переписки зеки давят на жалость, получая взамен материальные блага (одежду, продуктовые передачи) и внимание, которого не хватает. После выхода на свободу, таким же образом, продолжают получать желаемое. Женщины любят ушами, перед красивыми словами могут устоять не все — это прекрасный способ манипуляции.

Попадая в тюрьму, многих заключенных не дождались или сразу бросили девушки или жены. Поэтому, до того как выйти на свободу, мужчины нередко успевают накопить немало агрессии и ненависти по отношению к противоположному полу. Многие заводят связи в телефонном режиме или переписке, но после освобождения, такие союзы держатся недолго.

Ситуация, когда любимая девушка выходит замуж за другого после долгих отношений, встречается довольно часто. Это обусловлено женской эмоциональностью, вследствие чего судьбоносные решения принимаются с молниеносной скоростью. Некогда любимый человек вдруг становится чужим, а почти посторонний — родным. Почему любимая девушка выходит…

Понять отношение женатого мужчины к себе поможет внимательное наблюдение за его поведением. Нахлынувшие чувства изменят естественные реакции парня на окружающие события. Суета, излишняя нервозность или, наоборот, несвойственная молчаливость, замкнутость выдадут романтический настрой молодого человека. Поведение женатого влюбленного мужчины Отношение к супруге…

Влюбленным не всегда удается с первой попытки понять друг друга, а еще меньше понимания стоит ожидать тогда, когда в отношения вмешивается третья сторона. Самое время задуматься над тем, что делать, если подруга девушки мешает отношениям тогда, когда ваша репутация надежного парня…

Не совсем преступники: что дает статус политзаключенного в тюрьме и на зоне

Оказывается, еще в 1945 году, когда ООН приняла Всеобщую декларацию прав человека, преследование граждан по политическим мотивам стало противоречить международному праву, а это привело к тому, что такие заключенные сразу же «исчезли». С тех пор, людей, выступающих с политическими требованиями осуждают по уголовным статьям, что очень удобно для властей любой страны.

Шутка ли сказать: по данным российских правозащитников, настоящими политзаключенными в России являются сегодня 349 человек (из них 288 по религиозным мотивам), однако только двоих можно назвать таковыми в прямом смысле слова: Ильдара Дадина и Константина Котова – оба были осуждены на реальные сроки по так называемой «дадинской статье» № 212.1 «Неоднократное нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования». Вот их-то и признают правозащитные организации политическими заключенными.

Однако многие осужденные по другим статьям спешат объявить, что их преследуют именно по политическим мотивам, включая в это понятие разного рода интриги, вследствие которых они оказались с решеткой, или вопиющую несправедливость, которая на самом деле является незаконным преследованием. Это сильно затрудняет правозащитникам искать и объявлять таковыми именно политзаключенных.

Далее Романова останавливается на особенностях отношений к таким осужденным в «местах не столь отдаленных». Не секрет, что в СССР отношение зеков-уголовников к политзаключенным было почтительным, за исключением случаев, когда тюремное начальство вынуждало блатных прессовать политических, избивать, или делать их существование в лагере невыносимым. В поздние советские времена они становились своеобразной «разменной монетой», их можно было обменять на таких же заключенных из западного мира, как, например, Владимира Буковского на Луиса Корвалана.

Михаил Горбачев выпустил всех советских политзаключенных на волю после гибели в голодовке (он требовал освободить всех своих товарищей по несчастью) диссидента и писателя Анатолия Марченко в конце 1986 года.

Вновь появилась такая категория зеков при Ельцине: несколько членов ГКЧП, и участников путча 1993 года, но сроки у них были небольшими, и их скоро выпустили. А вот в начале 2000-х политзаключенные стали обычным делом в российских тюрьмах.

Обычно, если такие люди не вмешиваются в тюремную жизнь, а сражаются за свою свободу воззваниями и письмами в ООН и Совет Европы, к ним в лагерях и тюрьмах относятся нормально, ни начальство, ни зеки их не трогают. Но вот как только они начинают жаловаться на условия содержания – то отношение к ним резко меняется: никому на зоне проверки не нужны.

Романова приводит опыт бывшего политзаключенного Ивана Белоусова, которого арестовали в 2008 году по обвинению в организации взрыва фонарного столба на Манежной площади (обошлось без жертв). Причем дело было сшито очень топорно: доказать следствие ничего не могло, но отступать не могло тоже, поскольку настоящего виновника найти не удалось. В результате Иван отсидел 6 лет, и все это время его пытались прессовать, чтобы он признался. Прессовали в том числе и с помощью уголовников, объявляя его скинхедом – а их в зонах очень не любят. Практически каждой зоне России существует так называемый блаткомитет из самых влиятельных зеков. Так вот, ни один такой блаткомитет после разговора с Иваном, никаких репрессий против него не практиковал – оставлял его в покое. Именно потому, что зеки понимали: он – политический и никакого вреда им причинить его деятельность не может. А если и случались у Ивана проблемы на зоне, то только по каким-то сугубо личным мотивам.

Кстати, Иван Белоусов рассказывал, как один из сотрудников Бутырского СИЗО настолько тепло относился к «политическим», что говорил: «Когда вас миллион на улицы выйдет, мы все тоже с вами выйдем, а сейчас никак».

Интересно, что некоторые уголовные статьи, к примеру, «оправдание терроризма», по которой вполне могут сидеть «политические», на зоне среди зеков не относятся к «неуважаемым», в отличие, допустим, от изнасилования или педофилии.

Но вот в лагере под Владимиром, где сидит Навальный, блаткомитета нет, там условия особые, и все целиком зависит от лагерного начальства, а оно в свою очередь, жестко завязана на ФСБ: уж такое у Навального дело. К тому же его контролирует руководство всей службы, ФСИН, а это на сегодняшний день выходцы именно из ФСБ. Так что и зеки тут не помогут.

«В любом случае взаимоотношения российских политзаключенных с окружающим миром переходят из зоны «тем для специалистов» в глобально интересную и важную для российского общества и мирового сообщества проблему. » — заключает автор.

Как зэки себя удовлетворяют

Издавна народная молва и песни, а сейчас нередко средства массовой информации и писатели детективов идеализируют обитателей зон и тюрем. Их воображение, оторванное от реальности, рисует им этакий романтический образ сидельца — благородный разбойник с замашками Робин Гуда. Сам я провел за решеткой двенадцать лет и утверждаю, что за колючую проволоку (за редчайшим исключением) попадают не лучшие представители человечества.

Все рассказы про воровские понятия — красивые сказки. В неволе очень немногие могут жить сносно. Сильные и хитрые подавляют слабых и туповатых. Особенно трудно первоходам — они не знают нравов тюрьмы и нередко попадают впросак не но собственной глупости, а потому что не догадываются об обычаях и порядках, царящих в камерах. Иногда безобидные на первый взгляд слова по укоренившейся годами традиции таят в себе скрытый смысл.

В местах лишения свободы народ общается совсем иначе, чем на воле. Как я уже говорил, многие слова имеют другое значение. Из-за этого приходится следить за «базаром» и быть постоянно начеку. Иначе ты можешь невольно оскорбить собеседника или сам нарваться на грубость. Или поставить себя в смешное положение.

Все россияне, конечно, наслышаны, что означают среди засиженной братии выражения «козел» и «петух».

Многие зэки — тонкие психологи, потому что годами очень тесно общаются с массой народа и видят, кого можно задевать, а кого нет. Задевать так, чтоб не поставили на место окружающие.

Морально слабого унижают скрытым смыслом прибаутки. Горе тому, кто не знает, как правильно ответить на враждебные выпады. Защита должна быть адекватной нападению. В каком-то случае надо посмеяться. В другом — ответить на грубость грубостью. В третьем — без промедления ударить острослова.

Простой пример. Один сокамерник говорит другому: «Сегодня видел сон, в нем ты меня от смерти спас. Идем мы по пустыне, меня змея укусила, а ты яд отсасывал. Змея-то меня в член цапнула». Или скажет: «Нравится мне в тебе одна черта. Та, что между булок (ягодиц) находится». Здесь, конечно, надо смотреть на личность собеседника — насколько он вам близок, как он котируется в зоновской иерархии. Или обратить все в шутку, или дать по голове.

Особенно много прибауток у зэков направлено на обсуждение гомосексуальных тем. Зэки часто обмениваются шпильками в адрес друг друга. Не дай Бог. если ты в душе мыло уронил — нагнешься за ним и тут же услышишь: «О, это он, наверное, специально сделал!»

Витают в воздухе стихи в том же духе. К примеру: «Лучше нет влагалища, чем очко товарища», «Кто кого поборет, тот того и порет», «Жили-были два Ивана, жили-были без девчат, завалил Иван Ивана, только яйца и торчат». Или: «Петуха „имел» за баней. Журавли летели. Петух на х** серанул — сапоги слетели».

Подобные «шедевры» можно перечислять часами. Арестанты вообще на серьезные темы говорят только с очень близкими товарищами, «семейниками». С остальными перекидываются шуточками. Своеобразная защитная реакция от окружающего мира. Хотя близкие знакомые, имеющие авторитет, могут позволить по отношению к равным себе любые фразы, заодно бросая и вызов толпе. Один кричит: «О, тебя еще не трахнули!» В ответ слышит: «Трахнуть-то трахнули, но доказать не могут».

Первое, на чем можно «опустить» новичка, не прибегая к беспределу, это азартные игры. Все наслышаны, что, попадая на нары, играть «на интерес» не стоит. И поэтому напрямую осторожному зэку делать ставки не предложат. Но вовлечь в игру можно так: «Давай сыграем, а то скучно»,— «Я не хочу»,— ответит вновь поступивший. «Да не боись, мы на просто так перекинемся». Если согласился и проиграешь — предъявят. Фраза «просто так» означает «просто — в жопу», «так — в рот». Окружающие подтвердят, что это соответствует действительности.

Или садится играть новичок и засиженный урка. После одной партии урка предлагает: «Так неинтересно, давай на сигареты или спички играть, ставка — по одной». После очередного кона спрашивает: «Ну что, еще по штуке. » Выиграв, заявляет, что проигравший дает одну штуку (тысячу) рублей или баксов. Такое, конечно, прокатывает с туповатыми, запуганными «чертями», но в тюрьмах их немало.

Есть опасность и в честных играх, если сразу не просчитаешь ситуацию. Предлагает сразиться в шахматы — двадцать партий. Ставка — сигарета, в случае ничьей — ставка удваивается. Предложение поступает от очень опытного игрока. Он делает двадцать ничьих. И если первый взнос — одна сигарета, то в конце цифра вырастает до 588 608 штук. Арифметическая прогрессия!

Хотя при тех порядках, которые царят сейчас за решеткой, долги отдают немногие. Обычно бегут жаловаться операм. Те вызовут игровых и предупредят, чтобы не трогали проигравшего. Кому охота получить дополнительный срок, разобравшись с должником? Правда, с некоторых честных удается получить деньги, вещи. Бывает, родственники с воли помогают расплачиваться.

Ссоры, драки, убийства нередко случаются в камере из-за ерунды. Причины лежат на поверхности: девяносто процентов арестантов имеют психические отклонения. Нельзя не учитывать таких факторов, как постоянные стрессы, половое воздержание, перенаселенность. Отсюда — нервные срывы. Невинный спор может перерасти в поножовщину. За решеткой не редкость водка, брага, самогон.

Хотя ничего страшного в неволе нет. Сильные духом становятся только сильнее. Если психопаты заезжают, их состояние только ухудшается. Про таких я, кстати, говорю: они не нервные, а распущенные.

Выкидывая всевозможные фортели, такие психи выбирают, перед кем можно выпендриваться. Они ведь не станут прыгать, как настоящие больные, на более сильного или на автомат. Конечно, между нормой и психическим отклонением порой слишком тонкая грань. Как можно, к примеру, назвать человека нормальным, если он с ног до головы искололся татуировками или экспериментирует с половым членом, не только как я описывал ранее, но и совсем по-варварски. Например, ловят мышь, отрезают у нее уши. Делают два разреза на своей крайней плоти и пробуют вживлять туда мышиный орган слуха. Свято веря, что такое возможно. Все нередко кончается нагноением и ампутацией мужского достоинства, длительным лечением.

Впрочем, многие только и мечтают попасть на больничную койку. Любым путем. Не секрет, что в зонах и тюрьмах жизнь тяжелая. В больницах для зэков нравы помягче. Кстати, вопреки общепринятому мнению, в этих заведениях нормально лечат и обращаются с пациентами. На фоне серых будней попасть в санчасть — как на курорт съездить. Но ведь для этого надо еще ухитриться заболеть. Вот некоторые и занимаются членовредительством. На жаргоне — делают мастырку. Часто сдуру калечат себя. Способов (помимо манипуляций с пенисом) великое множество. Соскабливают с зубов налет и загоняют под кожу руки или ноги. Вскоре начинается заражение. Бывает гангрена и как следствие — ампутация. К таким же печальным последствиям может привести действо, когда зэк набирает шприц чужой слюны и вводит ее в свою конечность. Чтобы вызвать высокую температуру, в вену загоняют холодную воду. Мастырщики «косят» на язву, принимая внутрь хлорку.

Иногда глотают «якорь»: затачивают оба конца булавки, разгибают ее в другую сторону до упора (отпусти — спружинит), засовывают в половину карамельки, глотают. Желудочный сок разъедает конфету, и булавка возвращается в прежнее положение, впивается в стенки желудка. Естественно, неминуемы хирургическое вмешательство и инвалидность. Есть еще много способов съехать на больницу, но вам они, конечно, неинтересны. Вы так делать не станете, даже за решеткой.

Расскажу лучше, как, кроме мастурбации и гомосексуализма, зэки себя удовлетворяют. Все, конечно, наслышаны, что в местах лишения свободы процветает педерастия. Но не всякому нравится иметь партнера того же пола. И не всегда «петухи» доступны. В зоне их полно, а в тюрьме «обиженных» не обязательно содержат с «мужиками». Остается — мастурбация. Многие только так и снижают напряжение. Но есть среди заключенных и не очень брезгливые люди с извращенной фантазией. Для полового удовлетворения они используют весьма экзотические приемы. В СИЗО раз в неделю камеры обходит медицинский работник. Спрашивает, кто чем болен, и может выдать немудреное лекарство. Некоторые просят валерьянку. Применяют капли весьма своеобразно. По территории изолятора бегает много кошек. Зэк мажет валерьянкой гениталии, а кот их интенсивно лижет, пока извращенец не достигнет оргазма. Бедных животных используют и по-другому. Кота сажают в валенок или сапог вперед головой, чтоб не царапался. Потом несчастное животное насилуют в задний проход. Само собой, шансов выжить после такой экзекуции у кота нет. Но подобное глумление над меньшими братьями — редкое исключение.

Самый извращенно-эксклюзивный метод секс-разрядки следующий. Во многих камерах сейчас есть тазики для стирки. В таз садится голый зэк, чтобы из воды торчала его крайняя плоть. Поймав большую муху и оторвав у нее крылья, сажает ее на головку пениса. Муха в воду не пойдет, улететь не может, вот и носится как угорелая. Удовольствие в тюрьме — редкость, разрядка наступает быстро…

Таких случаев вообще единицы. Для этого надо, чтобы в камере одни скотонидоры собрались. Нормальные люди им так развлекаться не позволят.

Вернемся еще раз к разговору о беспределе. Вообще, кричать о нем и несправедливости глупо. Раз к вам на протяжении длительного времени плохо относятся, виноваты только вы. Почему иные зэки в шестьдесят килограммов весом ходят в авторитетах, а в то же время сильные стодвадцатикилограммовые парни ошиваются в «шестерках»? В неволе, как и везде, все в ваших руках. При коммунистах людям задурили голову лозунгами о всеобщем равенстве. До сих пор многие, поступая как подонки, являясь идиотами и лентяями, хотят жить хорошо и богато. За хорошую жизнь бороться надо. Обычно к человеку относятся так, как он позволяет к себе относиться. Конечно, есть редкие случаи, когда нарвешься на отморозков, которые прессанут ради забавы. И все равно они тиранят только слабых. Иногда удивляешься, как человек ломается в тюрьме. Опускается из-за

собственной трусости. В беспредельных хатах и зонах есть старый прикол. Новичку с порога начинают задавать вопросы: кем живешь, нет ли но жизни косяков (проступков)? Главное — нормально ответить, независимо держаться. Есть люди, начинающие сразу «вестись» (излишне нервничать). Таких начинают разводить, пугать, наезжать потихоньку. Спрашивают: чего это ты ведешься, может, что-то за собой чувствуешь? Если новичок нелепо оправдывается, усиливают нажим: «Слушай, а может, ты пидор?» Порядочный арестант должен жестко ответить за такое оскорбление. Трусы лепечут: «Нет, я не пидор». Их окончательно добивают: «Знаешь, мы в этом сомневаемся. Есть способ доказать, что ты не „петух“. Мы все здесь засиженные рецидивисты, постоянно трахаем педиков, кое в чем разбираемся. Покажи нам дырку в заднице, по ее структуре мы поймем, „баловался» ли ты „под хвост» или нет». Находятся идиоты, снимающие штаны и раздвигающие ягодицы. Хотя можно без драки поставить «махновца» на место. Сказать, что легко проверить, трахаюсь я в попу или нет. Я сяду в таз с водой, а ты будешь мне в член дуть. Если у меня из жопы пузыри пойдут, значит, трахаюсь.

Вообще, давно известно: так, как вредят себе сами зэки, не навредят никакие менты. Последние только охраняют, а арестанты варятся в собственном соку. Да взять хотя бы ситуацию с теми же жалобами, когда кто-то кричит: «Меня сдали». Напрашивается вопрос: «Не от тебя ли узнали?» Закладывая человека, стукач ничего не выдумывает. Он всего лишь передает операм услышанное. Хотя ранее я про них рассказывал, но тема эта интересная, остановлюсь подробнее.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

«Любовь на зоне»: заключенные рассказали, как строят отношения с женщинами

Живёт ли в сердцах осуждённых любовь? – с этим вопросом я отправилась в исправительную колонию №4. Мой приход заранее согласовали с начальством, выписали мне пропуск. Так называемый жилой корпус отделяли с десяток зарешёченных дверей. После тщательного досмотра, с блокнотом и ручкой в руках я шагнула на территорию колонии. Цепкие взгляды осуждённых, среди которых многие «сидельцы» с десятилетним стажем, кажется, ослепляли. «Здравствуйте» — «Здравствуйте» — дружно приветствовали меня словно долгожданную гостью. Пара этажей, несколько дверей и я на месте. Для бесед с заключенными начальник отдела по воспитательной работе гостеприимно предоставил свой кабинет. Стук в дверь не заставил долго ждать. Желающие рассказать о себе приходили один за другим. Каждый говорил со мной по-разному, по-разному отвечал, смотрел, каждый принёс свою историю, о двух из которых я расскажу подробнее.

Читайте также  Со скольки лет можно кататься на квадроцикле

Брак — пропуск к свиданьям

Владимир Лазарев, осуждённый, 30 лет

Представляется по имени отчеству, ведёт себя застенчиво. Спрашиваю, можем ли поговорить о личном? «Не против», — начинает отвечать односложно Владимир. Рассказывает, что за решёткой провёл в общей сложности шесть лет, а через шесть месяцев должен увидеть долгожданную свободу. Говорит про свою Ольгу, с которой недавно поженились. «Свадьба», если это можно так назвать, проходила прямо в ИК. После молодым дали трое суток свиданья. Потом жена стала приезжать регулярно.

В колонии к осуждённым пускают только близких родственников, дамам сердца без штампа в паспорте пройти сюда сложно. Регистрация брака открывает двери для свиданий. Владимир говорит, Ольгу знал давно — вместе учились. Молодая женщина обзавелась семьёй, было несколько мужей, некоторые из которых так же, как Владимир, сейчас отбывают наказание. Есть 5 детей. Жить вместе с ними и планирует мужчина. Про чувства не распространяется.

Спрашиваю, некоторые осуждённые «вешают» девушкам лапшу на уши, чтобы познакомиться, а бывает противоположное? Улыбается. Говорит: «Девушка от нового мужа может разочароваться, а он-то что, сроки-то большие…».

Любовь как лотерея

Алексей, осуждённый, 43 года

Прощаемся с Владимиром, на его место садится Алексей. Разговорчивый, умно рассуждает, говорит, что любит читать. Рассказывает про свою избранницу.

«Никто не застрахован от обмана. Здесь мы все хорошие, а на свободе можем быть другие. С другой стороны, знаю массу ситуаций, когда люди познакомились в колонии и после освобождения мужчины они продолжили жить вместе, хорошо живут и по многу лет. Есть и другие истории. Недавно у нас один женился, жена ему говорит, напиши на меня доверенность, я квартиру твою продам, а больше куплю. Он написал. Ни жену, ни квартиру с тех пор не видел. Обмануться можно как здесь, так и на воле. Любовь — это лотерея. Кому-то в ней везёт, а кому-то нет».

— А как чаще осуждённые женятся — по любви или расчёту?

— Есть такой фактор, как одиночество. Человеку всегда надо поговорить с кем-то по душам. Здесь есть психолог, но к нему же не будешь каждый день ходить, нас много, а он один. Для этого и нужен свой человек. Вообще, я считаю, три основных аспекта браков в колонии: физиологический, психологический и духовный.

Для Алексея психологический и духовный — совершенно разные составляющие. Смысл последнего из его уст до конца мне не удалось понять. Зато про свои отношения с женщиной он объяснил довольно понятно:

— Это молодые «женятся глазами», а более зрелом возрасте брак заключаешь уже с тем, с которым интересы совпадают, можно поговорить по душам. Я женился именно на такой женщине. Нам по 43 года, мы до этого знали друг друга. Дети у нас выросли.

— То есть детьми вы уже обзавелись, вам уже не надо, — с шуткой уточняю я.

— Почему не надо! Сына надо. Но я пока не загадываю. Рано ещё про это говорить. Если не получится родить, мы усыновим или внуков нянчить будем. Сельским хозяйством решили заниматься, в деревню переехать, на свежем воздухе ребёнку будет хорошо.

С Алексеем мы разговаривали дольше всех. Поведал он, за что сидел, рассказал и про прошлые свои правонарушения. Говорит, когда первый раз попал в колонию – не осознал ничего. Вскоре после выхода из неё получил ещё один уже больший срок, тогда задумался. Говорит, обратно не собирался, но так случилось, что убил отчима, который избивал мать. Посадили на 9 лет. Из них сейчас прошло уже 2 года. Алексей надеется, что сможет освободиться раньше срока. Про женщин и, в том числе, про свою маму, говорит: «У каждой есть своя лебединая песня, каждая выбирает сама себе мужчин, а женская логика порой логике не поддаётся».

Весточка из далёких мест

После беседы с осуждёнными, спрашиваю сотрудника колонии, который присутствовал при разговоре. «Всё ли правду говорят?». Смеётся, — «Ну, почти». Сотрудники колонии, которые годами работают с осуждёнными, отмечают, что отношения у них с читинками складываются по-разному. Одни знакомятся с женщинами просто, чтобы скоротать время, но есть и те, которые к отношениям относятся искренне. Отбывающим наказание не запрещено давать объявления в газетные разделы «знакомство».

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector