Как живут осужденные Алексинской колонии для

Как живут осужденные Алексинской колонии для

Алексинская колония для малолетних

27 апреля по приглашению Сергея Федюкина, коллеги-депутата ВМО Коньково, руководителя муниципального учреждения СДЦ «Гладиатор», ездил на экскурсию в Алексинскую воспитательную колонию для несовершеннолетних осужденных. Намеренно не пишу слово «преступник», зная наше правосудие. На самом деле, экскурсия была организована для трудных подростков нашего района. С нами ездили ответственный секретарь районной комиссии по делам несовершеннолетних Антонова Светлана, два офицера МВД — сотрудник пресс-службы УВД округа Моргунов Сергей Викторович и начальник ОДН района Кузнецов Владимир Николаевич, преподаватели школ, в которых учатся подростки.

Кратко о колонии:
Алексинская воспитательная колония находится вблизи города Алексина в 10 километрах от его центра.
Колония предназначена для отбывания наказания в виде лишения свободы несовершеннолетних осужденных мужского пола. Возраст воспитанников от 14 до 18 лет. Положительно характеризующиеся осужденные, достигшие 18-летнего возраста, могут оставаться (по согласованию с прокуратурой по соблюдению законов в ИУ) для дальнейшего отбывания наказания в ВК до 19 лет.
Лимит наполнения учреждения составляет 369 человек. На территории Алексинской ВК имеется помещении, функционирующем в режиме следственного изолятора, рассчитанное на 43 места. В последнее время в колонии содержится 76 человек. Но так было не всегда. В 1980-1992 годах численность воспитанников колонии достигала 700-800 человек.
В разные годы, начиная с 1932-го, там находились: взрослая колония общего режима, лагерь для военнопленных, туберкулезная больница, потом опять колония общего режима для взрослых и, наконец, в 1956 году была создана детская трудовая колония для мальчиков.. Попросту, бунт. Подробнее тут

От Москвы ехать 2 часа, в течени которых Сергей Федюкин рассказывал ребятам о колонии, о порядках, режиме и правилах поведения в колонии.

Для того, что бы попасть в колонию, всех пропускают через двойной шлюз с напряженными сотрудниками, которые досматривают. Металлоискатель звенит даже на фольгу от жевательной резинки. И вот мы на территории:

Нас ждут (кто б сомневался). Экскурсовод — Сергей Валентинович, заместитель начальника колонии (справа в форме). Он и начальник колонии прикомандированы сюда недавно из Амурской области, где работали в подобном учреждении. Думаю, смена руководства произошла из-за прошлогоднего бунта.

Внешне колония выглядит прилично. Сначала нам показали, как осужденные питаются. Вот это столовая и административный комплекс:

Честно говоря, в армии нас кормили гораздо хуже, да и запах в армейской столовой был отвратительный.

Вот часовня, в которой еженедельно проходят службы. Рядом импровизированная колокольня:

Потом нас повели в изолятор и карантин. В карантине содержатся вновь прибывшие, а в изоляторе — заключенные, находящиеся на особых условиях содержания. Видимо, это наказание. Чтобы попасть в изолятор, необходимо пройти через внутренний периметр колонии:

За левым забором находится изолятор, видно его дверь. Справа ещё 3 уровня периметра. За белым забором с цифрами есть ещё один. Провод, который тянется по сетке-рабице, это сигнализация. Говорят, срабатывает даже на ворон:

Вот изолятор:

Дальше нам показали, как и где живут осужденные:

На каждой кровати табличка с именем, статьей, вернее — статьями, потому что ни у одного не видел одну статью, обычно — набор, срок, который получил. Если табличка по диагонали перечеркнута зеленой полосой — склонен с суициду, красной — к побегу:

Территория рядом со спальным корпусом:

Местные ребятишки готовятся к главному сегодняшнему событию — футбольному матчу с нами.

И вот, наконец, все готово, команды собраны и начинают. лицом к нам принимающая сторона:

Игра получилась увлекательной:

Болельщики:

Итог игры — 2:2 в основное время. По пенальти мы выиграли.
Фото на прощание:

В самом конце мы устроили просто беседу. Кто-то спрашивал, кто-то отвечал:

Воспитатели:

Вот в таком состоянии спортивные площадки:

Дорога домой

В этой колонии сидят дети, осужденные по тяжким и особо тяжким статьям.
По статистике, 90% всех преступлений совершается в состоянии алкогольного опьянения. Формула «выпил-украл-в тюрьму» работает на все 100.
Поэтому в мои ближайшие планы входит инспекция всех точек розничной торговли в районе на предмет продажи «пива-водки-синей гадости» несовершеннолетним.
По моим наблюдениям, 100% всех детских преступлений совершается из=за отсутствия контакта родителей и детей. Папы и мамы, будьте ближе к своим детям. Не оставайтесь равнодушными.

Как живут осужденные Алексинской колонии для подростков: репортаж

В День воспитательных служб уголовно-исполнительной системы Myslo побывал в колонии «на экскурсии».

«Не жалею, что попал сюда»

В десяти километрах от центра Алексина находится воспитательная колония. Здесь подростки отбывают наказание за разбои, убийства, изнасилования и другие серьезные преступления. Возраст осужденных здесь – от 15 до 19 лет.

История колонии началась в 1932 году. За это время она успела побывать в статусе учреждения для взрослых уголовников, лагеря военнопленных, межобластной туберкулезной больницы и детской трудовой колонии. В девяностые численность контингента достигала 800 человек, сейчас здесь всего 16 осужденных.

Один из отбывающих здесь наказание — Константин (имя изменено), фигурант некогда громкого для Тульской области дела. Совершил преступление в мае 2017 года, тогда ему было всего 16. Преступление шокирует своей бессмысленной глупостью: возвращался пьяным с дня рождения приятеля и кинул обломок кирпича в голову 28-летней женщине.

Потерпевшая была на восьмом месяце беременности, не заметить этого было нельзя. Упавшую на землю жертву подросток жестоко избил ногами, бил и по животу. Женщина потеряла ребенка.

Приговор суда — 4 года и 8 месяцев лишения свободы.

По словам Константина, в АВК «как бы неплохо». Пятиразовое питание, возможность ходить в «качалку», заниматься на турнике и брусьях. Но на свободе обещает сделать всё, чтобы снова не попасть в подобное место.

– Мне кажется, я стал лучше. Если бы остался на воле, мне кажется, результат был бы намного хуже. Здесь я нашел друзей, нашел свое любимое занятие — занимаюсь спортом, и мне это очень нравится. Я не жалею о том, что попал сюда…

Ответ очень похож на попытку заслужить одобрение со стороны руководства колонии, правда? Хотя, может, у парня действительно всё было очень плохо на свободе. Но где же тогда были родители и социальные службы, которые обязаны выявлять такие семьи?

Пай-мальчиков здесь нет

В сентябре 2011 года был бунт. Зачинщиками оказались несколько заключенных, которых вскоре должны были отправить во взрослую колонию. Четверо сотрудников дежурной смены не смогли противостоять сотне опьяневших от ярости и безнаказанности подростков. Последние крушили всё, что попадало в поле зрения: выбивали окна, ломали мебель, жгли матрасы. Особого «внимания» удостоился кабинет начальника учреждения — там разбили всю оргтехнику и уничтожили важные документы.

Спасаясь от разъяренной толпы, один из сотрудников учреждения выпрыгнул со второго этажа и сломал обе ноги. Мужчине пришлось отползти в безопасное место и ждать, когда его эвакуируют поднятые по тревоге коллеги.

Переговоры вели и. о. начальника колонии и замначальника УФСИН региона. Договаривались в клубе, стоя перед вооруженными заточками и дужками от кроватей сидельцами.

Да, кстати, во время бунта подростки предусмотрительно не тронули только столовую — кушать-то всегда хочется.

14 июня 2019 года – День воспитательных служб уголовно-исполнительной системы. О том бунте в колонии, конечно, уже ничего не напоминает. На плацу стоит группа одетых в разную спортивную одежду подростков, напротив — сотрудники и руководство учреждения. Между ними, словно во главе стола, сидят двое приглашенных на мероприятие ветеранов в форме, которым предстоит поделиться с несовершеннолетними преступниками своим патриотизмом и воспоминаниями о славном, несомненно героическом прошлом. Заключенные переминаются с ноги на ногу и периодически бросают заинтересованные взгляды на снимающих происходящее журналистов и их технику.

В этот день в АВК открылся всероссийский проект «Эстафета поколений» и стартовал региональный этап X Всероссийской спартакиады несовершеннолетних осужденных. В начале церемонии на флагштоке подняли флаг России, после чего начальник учреждения Владимир Ветров вручил одному из воспитанников золотой значок ГТО.

Затем были музыкальные паузы из песен Высоцкого, которые исполнил подросток с внешностью обычного, казалось бы, парня с улицы. Оказалось — он тут за групповое изнасилование. Один из его подельников пока стоит в строю напротив, а второй отметил восемнадцатилетие и поэтому уже сидит в обычной колонии.

Они ни на что не жалуются

По словам начальника АВК, воспитательный процесс организуют с учетом индивидуальных особенностей осужденных. Результат будет, только если иметь интерес к работе, а в подопечных видеть прежде всего детей. К слову, некоторых из них приходилось учить даже такой элементарной вещи, как пришивание пуговиц. Был случай, что только здесь подросток узнавал, как выглядят котлеты, и сначала отказывался их есть.

Владимир Ветров, начальник Алексинской воспитательной колонии

– Хочу сказать, что пацаны, которые здесь, — они намного смышленее тех, кто «за периметром». Объясню почему: приезжают к нам из различных школ и начинают жаловаться: где-то ямка, где-то поле скользкое, где-то мячик слишком круглый… А эти молодцы — они ни на что не жалуются. Идей много, но в силу возраста чуть-чуть навыков пока не хватает. Наша задача эти навыки им привить, что-то дать такое… Может, это высокие слова, но что им в семье не дали, недолюбили, по голове не погладили, — вот, может быть в этом заключается наша работа.

На территории ВК есть своя общеобразовательная школа. Как рассказала директор Найля Кудлачева, преподают те же самые предметы, что и в обычной средней. Отличий в плане учебного процесса немного — например, это отсутствие домашних заданий.

Прошедший год Найля Набиуловна оценивает положительно — у учеников в основном четверки. Один из них получил аттестат об окончании средней школы, а другой — об основном общем образовании.

Помимо основного образования осужденные подростки получают профессиональное, по трем специальностям: «оператор копировальных и множительных машин», «швея» и «плотник». Также в колонии есть подсобное производство и подсобное хозяйство, так что бездельничать здесь не получится.

Если же кто-то из воспитанников заболеет, первичную помощь он сможет получить, не выезжая из колонии. В медчасти есть терапевт, стоматолог, педиатр, психоневролог, невролог и дерматолог.

По достижении совершеннолетия из АВК подростков направляют во «взрослые» колонии, которые меньше похожи на пионерлагерь. Там им придется уже по-другому отвечать за свои поступки.

Обращение матерей несовершеннолетних осужденных Алексинской воспитательной колонии Тульской области

Обращение матерей несовершеннолетних осужденных Алексинской воспитательной колонии Тульской областиМы, матери несовершеннолетних осужденных, обращаемся ко всем с просьбой о помощи!

Осенью 2011 в тульских зонах начала вершить беспредел самая настоящая банда из сотрудников ФСИН Полянцева, Афанасьева, Рвачева, Ченского. Эти люди получили власть над бедными осужденными после бунта в Алекинской Воспитательной Колонии 10-11 сентября 2011 года.

Официально признано судом, что причиной бунта было неправомерное применение спецсредств инспектором Сычевым — и в отношении него даже был вынесен обвинительный приговор. Как всегда в делах о садизме и пытках со стороны людей в погонах, суд проявил удивительную гуманность: по статье, предусматривающей лишение свободы на срок от 3 до 10 лет он получил 4 года условно.

Бунты происходят от отчаяния и невозможности добиться прекращения беззакония цивилизованными методами — прокуратура по надзору за исполнением наказаний не реагирует ни на какие тревожные сигналы и жалобы (в лучшем случае проводит формальные проверки и пишет формальные отписки) о насилии в системе ФСИН, а ОСБ УФСИН борется только с коррупцией, однако в случае жалоб на избиения и пытки действует по принципу: «рука руку моет»!

Однако руководство УФСИН решило тушить пожар бензином: после прихода нового начальства в областной аппарат УФСИН и перевода АВК на прямое управление центральным аппаратом регионального УФСИН, уровень насилия и издевательств превзошел все мыслимые нормы, среди наших детей было уже несколько попыток суицида. Исполняющим обязанности начальника учреждения был назначен некий Доброславский — сотрудник областного УФСИН, ныне переведенный на должность исполняющего обязанности ФКУ ИК-4 в городе Плавске Тульской области, обстановку ему в колонии урегулировать не удалось, так как из всех воспитательных методов он применял только избиения, унижения, ввод в колонию спецназа УФСИН «Гриф» и вывоз осужденных в СИЗО Тульской области опять же для избиений. Об этом писали тульские СМИ (newstula.ru/fullnews_51799.html ; newstula.ru/fullnews_51803.html). Но после не справившегося со своими обязанностями Доброславского на его место опять же в качестве временно исполняющего обязанности был назначен Полянцев, а его команда заняла должности врио заместителей начальника АВК, и тут началось самое страшное.

Дело в том, что после сентябрьского бунта в воспитательной колонии начальником Тульского УФСИН назначили господина Лещева, который пригласил к себе в заместители молодого майора Дениса Полянцева — генеральского племянника, потомственного фсиновца и отморозка, отметившегося пристрастием к избиениям заключенных еще на прошлом месте службы — в Ямало-Ненецком Автономном Округе. Полянцев в свою очередь захватил с собой в Тулу своего друга и ямальского сослуживца старшего лейтейнанта Рвачева. Также в свою зондеркоманду Полянцев и Рвачев взяли Афанасьева и Ченского — людей, устроившихся на работу в УФСИН после того, как их уволили из тульской милиции по компрометирующим основаниям, среди которых было и исключительно жестокое обращение с задержанными.

По приходу в Тульское УФСИН эта четверка начала проводить «зачистки» всех тульских зон, сопровождая свои обходы и комиссии издевательствами над зэками и угрозами изнасилований и избиений. В зонах, где сидит 1000 — 1500 рецидивистов, эти угрозы большей частью так и остались угрозами, однако когда их откомандировали в АВК «в связи со сложной оперативной обстановкой», они получили возможность безнаказанно воплотить эти угрозы в жизнь — ведь всего 70 детей в возрасте от 14 до 18 лет, содержащихся в АВК, не имеют ни денег, ни связей, ни юридической грамотности, ни жизненного опыта.

Эти четверо сотрудников, что называется, дорвались: в воспитательной колонии насилие и беспредел стали системой.

За самые малые нарушения режима детей избивали, унижали, угрожали сексуальным насилием, увозили наших детей без каких-либо причин в неизвестном направлении (как выяснилось потом, в СИЗО Новомосковска), где их опять же били, били. Когда к ним в колонию по фактам этого беспредела приезжали различные комиссии за показаниями, та же четверка малолеток заставляла молчать под угрозой сексуального насилия. Запуганные дети и рта побоялись открыть при виде людей из проверяющих инстанций, а те подошли к своей задаче формально и не организовали опрос осужденных в индивидуальном порядке, на условиях анонимности и при отсутствии местных сотрудников.

Нам же на длительных свиданиях они рассказывали обо всех происходящих ужасах со слезами на глазах! Анонимность нашего обращения обусловлена тем, что майор Полянцев обещал «сделать петухами» тех, от кого (или от чьих родителей) будут исходить жалобы. И знаете, у наших детей есть веские основания относиться к этой угрозе серьезно: Рвачев, например, очень любит сковывать детей наручниками и угрожать им своим обнаженным членом за отказ поднять флаг, убрать помойку или унитаз. Так же постоянно наши дети сталкиваются с угрозами вставить какие-нибудь предметы в задний проход, окунуть в унитаз, облить мочой, прикоснуться гениталиями к лицу или к ягодицам — и все это в сочетании с избиениями, сковываниями наручниками. Случаи попыток суицида были связаны с тем, что эти угрозы были выполнены — для детской и подростковой психики сексуальное унижение особенно тяжелая травма, с которой она может не справиться.

От методов работы майора Полянцева в ужасе и недоумении даже другие сотрудники УФСИН, считающие их провокационными ( www.pryaniki.org/view/article/8466 , www.zeki.su/novosti/2012/2/01194022.html ). Насколько известно, сейчас эту зондеркоманду планируется прикомандировать к ФКУ ИК-4 в Плавске, в помощь их единомышленнику по методам работы с осужденными Доброславскому.

Сейчас всей стране стал известен скандал в Казани — там сотрудники полиции пытали задержанных, выбивая признательные показания, практикуя помимо обычных избиений еще и пытки сексуального характера. Семеро полицейских уже арестовано, но, судя по количеству заявлений от потерпевших и по тем фактам, которые вскрыла проверка со стороны федеральных структур МВД и СКР — это не конец, ведь к ужасу всей страны пытки в полиции Татарстана оказались не эксцессом, а системой. Но почему потребовалась смерть задержанного от разрыва прямой кишки бутылкой из-под шампанского, чтобы власть начала реагировать? Ведь жалобы поступали и раньше, на судах люди заявляли о показаниях, выбитых пытками. Но все это игнорировалось, называлось клеветой и попытками ухода от уголовной ответственности. И только смерть заставила руководство силовых ведомств отреагировать и наказать палачей и отморозков. Что, господа в больших погонах, вы будете ждать когда и из наших детей кто-то умрет под пытками, и только потом реагировать?

Мы верим в искреннее желание власти гуманизировать систему исполнения наказаний. Но люди, руководящие нашей страной, руководящие ФСИН должны понять — главное для этого даже не улучшение бытовых условий, а просто прекращение пыток. Любые случаи насилия со стороны сотрудников должны наказываться (тем более к детям, тем более с сексуальным подтекстом).

Конечно, пресечение побегов или массовых беспорядков, захватов заложников, нападений на персонал не просто допускает, но и требует применения силы — но неужто уборка территории или подъем флага настолько важны для исправления, что за отказ заняться этим необходимо впятером избивать подростка и угрожать ему изнасилованием?

Прекращение пыток не требует денег, не требует времени — оно требует только желания и воли руководства ФСИН и руководства страны. Чему еще надо произойти, сколько еще нужно смертей, самоубийств, поломанных судеб для того, чтобы в УФСИН прекратили набирать сотрудников, выгнанных из МВД по компрометирующим основаниям; для того, чтобы с пытками боролась сама система ФСИН, а не вяло реагировала на требования общества, когда скрыть преступления уже невозможно?

Безнаказанность поощряет и только распаляет людей с садистскими наклонностями — и только когда доходит до самого страшного, система вынуждена реагировать — в ручном режиме ставить заплатки, как в Ленинградской области, в Копейске, теперь в Казани. Но необходима последовательная, непреклонная, системная работа по искоренению пыток в силовых ведомствах — главное ведь профилактика преступлений, а не наказание за них.

Насилие порождает в ответ только насилие — тем более, у детей, чья психика еще не сформировалась. ФСИН утверждает, что делает из малолетних преступников нормальных людей, воспитывает их. Но что в них воспитывают в колониях для малолетних преступников — озлобленность, привычку все разногласия решать путем насилия, страх перед сильным и издевательское презрение к тем, кто слабее. Наших детей хотят полностью лишить самоуважения и представлений о чести — их заставляют доносить друг на друга, избивать друг друга по приказу сотрудников, переступать через любые свои убеждения под угрозой насилия. Неужто вы, господа офицеры, не понимаете — человек, не уважающий себя, не может уважать ни других, ни общество, ни страну.

Господин Реймер, руководитель ФСИН России, недавно заявил, что АВК станет одной из первых ВК в России, преобразованных в воспитательный центр европейского образца в 2013 году.

Господин Реймер, учреждение европейским делает законность, отсутствие пыток и бесчеловечного унизительного обращения, уважение к личности преступника (но не к его преступлениям), формирующее в нем уважение к обществу, а отнюдь не пластиковые окна, металлочерепица и пол-ламинат. Однако постановка АВК на особый контроль областного УФСИН в связи с готовящимися преобразованиями обернулась лишь увеличением насилия и нарушений законности и прав человека.

Мы обращаемся к руководству ФСИН России и просим вас отреагировать на наше обращение и разобраться с ситуацией в АВК УФСИН РФ по Тульской области — это ведь и в ваших интересах: несколько садистов пачкают репутацию огромного количества сотрудников, честно и профессионально выполняющих свою непростую и нужную для общества работу.

Мы обращаемся ко всем неравнодушным людям в госструктурах, в СМИ, в правозащитных организациях — помогите нам, не дайте замолчать факты беспредела, не оставляйте нас и наших детей наедине с болью, унижением и горем.

Мы требуем проведения комплексной проверки в АВК и в центральном аппарате УФСИН по Тульской области с участием представителей отдела собственной безопасности ФСИН РФ, Прокуратуры по надзору за исполнением наказаний, общественной наблюдательной комиссии при ФСИН РФ, детского омбудсмена Павла Астахова, представителей Совета по правам человека при Президенте РФ и членов Общественной Палаты РФ.

Исправительная колония особого режима: за что попадают и как сидят

Любое МЛС – далеко не курорт, но исправительная колония особого режима – это место, где осужденные особенно ценят свободу, так как лишены ее практически начисто. Да и выйти из такой ИК на свободу порой весьма затруднительно в принципе.

Читайте также  Верховный Суд РФ разъясняет вопросы применения

За что попадают на особый режим

На данный момент в России насчитывается более полусотни зон особого режима. Однако только в семи из них содержатся осужденные, приговоренные к пожизненному заключению и потенциальные «смертники». Согласно статистике, в них содержится порядка двух тысяч человек. В соответствии со статьей 157 УИК РФ, такие заключенные должны содержаться отдельно от прочих.

Согласно статье 58 УК РФ и в соответствии с современными реалиями, к содержанию на особом режиме могут быть приговорены:

  • Осужденные на пожизненное заключение.

«Пыжи», как называют себя такие заключенные, получают столь суровое наказание за особо тяжкие преступления: жестокие и серийные убийства, терроризм, организацию и участие в ОПГ, оборот наркотиков в крупных размерах, захват заложников, педофилию и так далее.

  • Потенциальные смертники.

Несмотря на то, что в РФ введен мораторий на смертную казнь, из УК и УИК соответствующие статьи не убрали.

  • Особо опасные рецидивисты.

Согласно статье 18 УК РФ, особо опасными рецидивистами считаются осужденные, совершившие тяжкое или особо тяжкое преступление после двух тяжких или одного особо тяжкого.

  • В рамках перевода в ЕПКТ на срок до 1 года.

Практически все ЕПКТ РФ расположены на территории ИК особого режима. Для помещения туда не требуется повторный суд – достаточно решения администрации ИУ, где осужденный отбывал наказание по первому суду. ЕПКТ формально не является особой зоной, но условия содержания сопоставимы.

Условия содержания в рамках особого режима

В рамках любого режима выделяются три формы условий содержания: обычный, облегченный и строгий. Это не формальность, кажущаяся свободным людям мелочью: в тех условиях важен любой нюанс.

Обычные условия

Все осужденные на особый режим попадают сразу в обычные условия содержания. Исключение составляют лишь «пыжи», смертники и осужденные, совершившие умышленные преступления уже во время отбытия наказания.

Вопреки распространенному заблуждению, осужденные в обычных условиях строгого режима живут в общежитиях. Они могут трудиться в промзоне, учиться, посещать библиотеку, тренажерный зал. По вечерам, в порядке поощрения, можно смотреть телевизор в комнате отдыха. Правда, времени на отдых остается мало: все «съедают» режимные моменты.

На обычных условиях разрешены:

  • расходы на приобретение продуктов и предметов первой необходимости – до 7 200 р.;
  • получение посылок и бандеролей – по три ежегодно;
  • свидания – по два краткосрочных и два длительных в год.

Из обычных условий при отсутствии нарушений в течение года можно попасть на облегченные. Нарушителей (за конфликты с администрацией и другими заключенными, наличие и изготовление «запрещенки» и прочие проступки) переводят на строгий режим.

Облегченные условия

Осужденные проживают в тех же общежитиях, что и на обычном режиме, но пользуются несколько большей свободой перемещения по зоне. Обычно их досуг несколько более разнообразен и длителен, но все зависит от реалий конкретного ИУ.

Дополнительный глоток свободы выражается в увеличении бюджета на расходы (до 7 800 р.), свиданий (по три краткосрочных и длительных), посылок и бандеролей (по четыре).

Строгие условия

В строгие условия может попасть любой осужденный, отбывающий наказание на особом режиме, за всевозможные нарушения и конфликты с администрацией. Обратно в обычные условия можно вернуться только через год при условии отсутствия нарушений.

Пожизненники сразу попадают на строгий режим содержания, причем перейти на обычный они могут только через 10 лет отсидки. При этом содержатся они все равно в камерах не более чем по два человека: на зону к другим заключенным для них путь отрезан.

Иногда применяется одиночное заключение – по просьбе осужденных или решению администрации. Одиночное заключение губительно сказывается на психике: мало кто сохраняет здравость рассудка после нескольких лет полной социальной изоляции.

Заключенные в строгих условиях проживают в камерах, там же принимают пищу. Они перемещаются по территории колонии исключительно под охраной. Единственная возможность ежедневно покидать камеру – это прогулка в тюремном дворике продолжительностью в полтора часа (с перспективой получить дополнительные полтора часа при хорошем поведении), редкие медосмотры и свидания.

В строгих условиях особого режима разрешены:

  • расходы на приобретение продуктов и предметов первой необходимости – до 6 600 р.;
  • получение посылок и бандеролей – по одной ежегодно;
  • свидания – по два краткосрочных и одному длительному в год.

Право на УДО

Осужденные, отбывающие наказание на особом режиме, пользуются правом на УДО наравне с прочими заключенными. Право на УДО наступает при отбытии заключенным установленной статьей 79 УК РФ части наказания. Для контингента колоний особого режима это обычно ⅔ – ⅘ срока при условии отсутствия нарушений, конфликтов с администрацией и так далее.

На данный момент не известно ни одного случая удовлетворения подобного ходатайства. Однако были единичные случаи, когда пожизненные и смертные приговоры пересматривались в связи с изменениями в УК. Осужденные отбывали положенное наказание и освобождались в общем порядке.

Как живется заключенным в особых условиях

Что удивительно, условия содержания в особых зонах иногда лучше, чем в обычных и строгих ИК. В камерах сидят по 2-4 человека («пыжи» – только по двое или в одиночку), во многих камерах есть горячая вода и вполне современно обустроенный санузел. Объясняется это небольшим количеством заключенных-пожизненников и особым контролем государства над содержанием опасных преступников.

Кормят «особых» в соответствии с общими нормами: пайку не урезают. Имеется возможность получать посылки и свидания в соответствии с особенностями условий содержания.

Однако заключенные находятся под надзором практически круглосуточно: повсюду установлены современные средства слежения, имеются собаки, на каждого осужденного (особенно «пыжа») приходится не менее одного охранника.

Жизнь осужденных строго регламентирована. Они живут четко по расписанию, причем днем на кроватях запрещено не только лежать, но и сидеть. Постель на день изымают. Пищу принимают в столовой или в камере – в зависимости от условий содержания. Общение сведено к минимуму,поэтому каждый новый день похож на уже прожитый.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector