Комментарий к статье 219

Комментарий к статье 219

Статья 219. Нарушение требований пожарной безопасности

1. Нарушение требований пожарной безопасности, совершенное лицом, на котором лежала
обязанность по их соблюдению, если это повлекло по неосторожности причинение тяжкого вреда
здоровью человека, —
наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной
платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо ограничением свободы на
срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет с лишением права занимать
определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без
такового, либо лишением свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные
должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

2. То же деяние, повлекшее по неосторожности смерть человека, —
наказывается принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать
определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без
такового либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные
должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

3. Деяние, предусмотренное частью первой настоящей статьи, повлекшее по неосторожности
смерть двух или более лиц, —
наказывается принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать
определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без
такового либо лишением свободы на срок до семи лет с лишением права занимать определенные
должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Комментарий к Ст. 219 Уголовного кодекса

1. Объективная сторона характеризуется деянием в форме действия или бездействия, образующим нарушение действующих правил пожарной безопасности, определенных Федеральным законом от 18 ноября 1994 г. N 69-ФЗ «О пожарной безопасности», Правилами пожарной безопасности в РФ (ППБ 01-03), утвержденными Приказом МЧС России от 18 июня 2003 г. N 313, и иными нормативными правовыми актами. Признаки объективной стороны также разъясняются в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 5 июня 2002 г. N 14 «О судебной практике по делам о нарушении правил пожарной безопасности, уничтожении или повреждении имущества путем поджога либо в результате неосторожного обращения с огнем».

2. Преступление окончено с момента причинения тяжкого вреда здоровью человека.

Второй комментарий к Ст. 219 УК РФ

1. Потерпевшим может быть любое лицо.

2. Объективная сторона выражается в нарушении правил, обеспечивающих пожарную безопасность. Например, отсутствие или неисправность при пожаре необходимых средств пожаротушения (например, огнетушителей), оставление без присмотра электротехники, топка печей с открытой дверью, загромождение проходов горючими отходами и т. п.

Уголовная ответственность за нарушение правил пожарной безопасности возможна только в случае наступления общественно опасных последствий — причинения тяжкого вреда здоровью. Между совершенным деянием и наступившими последствиями должна быть установлена причинная связь.

3. С субъективной стороны преступление характеризуется неосторожной формой вины.

4. Субъект преступления — лицо, на которое была возложена обязанность исполнять правила пожарной безопасности либо обеспечивать их соблюдение на определенных участках работ; собственники имущества, а также лица, уполномоченные владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом (в том числе наниматели, арендаторы и др.).

5. Квалифицированным видом (ч. 2 ст. 219) нарушений правил пожарной безопасности является причинение по неосторожности смерти человека, а особо квалифицированным видом (ч. 3 ст. 219) — смерти двум и более лицам.

При возникновении пожара в результате нарушения правил безопасности на объектах атомной энергетики, на взрывоопасных объектах и т.п. ответственность наступает по ст. 215, 216, 217, 218 УК и др. без дополнительной квалификации по ст. 219 УК.

Третий комментарий к статье 219 УК РФ

1. Объект преступления — пожарная безопасность, т.е. состояние защищенности личности, имущества от пожаров. При квалификации таких преступлений следует учитывать Постановление Правительства РФ от 25.04.2012 N 390 «О противопожарном режиме» (вместе с Правилами противопожарного режима в РФ).

2. Объективная сторона преступления характеризуется следующими признаками: а) нарушение правил противопожарного режима; б) причинение тяжкого вреда здоровью человека; в) причинная связь между нарушением и вредными последствиями.

3. Правила противопожарного режима — это комплекс определенных нормативными актами (в том числе и ведомственными) положений, устанавливающих порядок соблюдения требований, норм и стандартов, направленных на предотвращение пожаров. Важное значение имеет Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 05.06.2002 (см. комментарий к ст. 218 УК).

4. Преступление имеет материальный состав. Поэтому оно признается оконченным с момента причинения тяжкого вреда здоровью хотя бы одному человеку.

5. Субъективная сторона преступления — вина в форме умысла или неосторожности.

6. Субъект преступления специальный — лицо, достигшее 16-летнего возраста, на которое возложена обязанность по соблюдению правил пожарной безопасности (специально уполномоченные на предприятиях и в организациях лица, а также домовладельцы).

7. Часть 2 ст. 219 УК предусматривает ответственность за то же деяние, повлекшее по неосторожности смерть человека, а ч. 3 этой статьи — за то же деяние, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц.

Статья 219. Нарушение требований пожарной безопасности

1. Нарушение требований пожарной безопасности, совершенное лицом, на котором лежала обязанность по их соблюдению, если это повлекло по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека, —
наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

2. То же деяние, повлекшее по неосторожности смерть человека, —
наказывается принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

3. Деяние, предусмотренное частью первой настоящей статьи, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц, —
наказывается принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового либо лишением свободы на срок до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Комментарий к статье 219 УК РФ

1. Объективная сторона преступления выражается в нарушении правил, обеспечивающих пожарную безопасность. Под ними следует понимать комплекс положений, устанавливающих обязательные требования пожарной безопасности, содержащиеся в Федеральном законе от 21 декабря 1994 г. N 69-ФЗ «О пожарной безопасности» <1>, а также в принимаемых в соответствии с ним иных нормативных актах (п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 июня 2002 г. N 14 «О судебной практике по делам о нарушении Правил пожарной безопасности, уничтожении или повреждении имущества путем поджога либо в результате неосторожного обращения с огнем» <2>).

Преступление окончено с момента причинения тяжкого вреда здоровью. Между совершенным деянием и наступившими последствиями должна быть установлена причинная связь.

2. Субъективная сторона преступления характеризуется неосторожной формой вины.

3. Субъектами преступления являются:

— лицо, на которое возложена обязанность исполнять правила пожарной безопасности либо обеспечивать их соблюдение на определенных участках работ;

— собственники имущества, а также лица, уполномоченные владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом (в том числе наниматели, арендаторы и др.).

4. При возникновении пожара в результате нарушения правил безопасности на объектах атомной энергетики, на взрывоопасных объектах и т.п. ответственность наступает по ст. ст. 215 — 218 УК и др. без дополнительной квалификации по комментируемой статье.

Другой комментарий к статье 219 Уголовного Кодекса РФ

1. Объект преступления — пожарная безопасность, т.е. состояние защищенности личности, имущества от пожаров. При квалификации таких преступлений следует учитывать Постановление Правительства РФ от 25.04.2012 N 390 «О противопожарном режиме» (вместе с Правилами противопожарного режима в РФ).

2. Объективная сторона преступления характеризуется следующими признаками: а) нарушение правил противопожарного режима; б) причинение тяжкого вреда здоровью человека; в) причинная связь между нарушением и вредными последствиями.

3. Правила противопожарного режима — это комплекс определенных нормативными актами (в том числе и ведомственными) положений, устанавливающих порядок соблюдения требований, норм и стандартов, направленных на предотвращение пожаров. Важное значение имеет Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 05.06.2002 (см. комментарий к ст. 218 УК).

4. Преступление имеет материальный состав. Поэтому оно признается оконченным с момента причинения тяжкого вреда здоровью хотя бы одному человеку.

5. Субъективная сторона преступления — вина в форме умысла или неосторожности.

6. Субъект преступления специальный — лицо, достигшее 16-летнего возраста, на которое возложена обязанность по соблюдению правил пожарной безопасности (специально уполномоченные на предприятиях и в организациях лица, а также домовладельцы).

7. Часть 2 ст. 219 УК предусматривает ответственность за то же деяние, повлекшее по неосторожности смерть человека, а ч. 3 этой статьи — за то же деяние, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц.

Комментарии и консультации юристов по ст 219 УК РФ

Если у вас возникли вопросы по статье 219 УК РФ, вы можете получить консультацию юристов нашего сервиса.

Задать вопрос можно через форму связи или по телефону. Первичные консультации бесплатны и проводятся с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные с 21:00 до 9:00, будут обработаны на следующий день.

Статья 219. Разрешение ходатайства

1. В случае удовлетворения ходатайства, заявленного одним из участников производства по уголовному делу, следователь дополняет материалы уголовного дела, что не препятствует продолжению ознакомления с материалами уголовного дела другими участниками.

2. По окончании производства дополнительных следственных действий следователь уведомляет об этом лиц, указанных в части первой статьи 216 и части первой статьи 217 настоящего Кодекса, и предоставляет им возможность ознакомления с дополнительными материалами уголовного дела.

3. В случае полного или частичного отказа в удовлетворении заявленного ходатайства следователь выносит об этом постановление, которое доводится до сведения заявителя. При этом ему разъясняется порядок обжалования данного постановления.

4. Если обвиняемым заявлено ходатайство о применении особого порядка судебного разбирательства в случаях, предусмотренных статьей 314 настоящего Кодекса, следователь уведомляет о заявленном ходатайстве потерпевшего и разъясняет ему право представить в суд возражения (после поступления уголовного дела в суд).

Комментарий к статье 219 УПК РФ

1. При разрешении ходатайств должны применяться общие правила, закрепленные в ст. ст. 119 — 122, 159 УПК.

2. Во время ознакомления сторон с материалами оконченного следствия разрешено производить дополнительные следственные действия по их ходатайству. При этом следует учесть: а) лица, заявившие ходатайство о производстве следственных действий, вправе в них участвовать; б) закон не запрещает продолжить ознакомление с делом этих лиц.

3. В соответствии со ст. 122 УПК постановление должно быть вынесено не только при отказе, но и при удовлетворении ходатайства.

4. По смыслу ч. 2 ком. статьи следователь обязан уведомить участников процесса о производстве лишь дополнительных следственных действий. Если по ходатайствам участников или по собственной инициативе следователем были выполнены другие процессуальные действия (например, приобщен к материалам дела ордер адвоката, вновь вступившего в дело, и т.д.), то повторение процедуры ознакомления участников с материалами дела не требуется.

5. В случае удовлетворения ходатайств и выполнения по ним процессуальных действий следователь должен уведомить об этом участников процесса (ст. 215) и предоставить им возможность ознакомиться с полученными дополнительными материалами с соблюдением общего порядка, установленного ст. ст. 216, 217, 218. Представляется, что в процессе такого ознакомления следователь может вновь предоставить участникам по их ходатайству для изучения и другие материалы дела, если они тесно связаны с дополнительными материалами и требуют оценки в совокупности.

Другой комментарий к статье 219 УПК РФ

1. В процессе или по окончании ознакомления с материалами уголовного дела участник производства по уголовному делу может заявить ходатайство о выяснении обстоятельств, имеющих значение для дела, о переквалификации инкриминируемых обвиняемому действий, о применении мер обеспечения гражданского иска и др. Устные ходатайства заносятся непосредственно в протокол ознакомления с материалами дела; о ходатайстве, заявленном в письменном виде, в протоколе делается отметка, а само ходатайство приобщается к протоколу.

2. Разрешение ходатайств следователем осуществляется в порядке, установленном гл. 15 УПК. При этом заявленные обвиняемым ходатайства о рассмотрении уголовного дела в случаях, предусмотренных п. 1 ч. 3 ст. 31 УПК, судом с участием присяжных заседателей и о проведении предварительных слушаний в случаях, предусмотренных п. 1 ч. 2 ст. 229 УПК, по делу не подлежат отклонению.

3. Разрешение ходатайств, заявленных участниками производства по уголовному делу в ходе ознакомления с материалами дела, не приостанавливает процесс ознакомления с материалами дела лица, заявившего это ходатайство, и иных лиц. Однако как решение, принятое следователем по заявленному ходатайству, так и дополнительные материалы, полученные в результате удовлетворения ходатайства о дополнении предварительного следствия, должны быть представлены для ознакомления всем участникам судопроизводства, указанным в ч. 1 ст. 216 и ч. 1 ст. 217 УПК. Если в связи с вновь добытыми материалами у участника судопроизводства возникает потребность повторно ознакомиться с ранее изученными материалами, она ему должна быть обеспечена.

Постановление следователя о полном или частичном отказе в удовлетворении ходатайства участника уголовного судопроизводства может быть обжаловано прокурору.

Статья 219 ГК РФ. Возникновение права собственности на вновь создаваемое недвижимое имущество

Право собственности на здания, сооружения и другое вновь создаваемое недвижимое имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает с момента такой регистрации.

Комментарий к Ст. 219 ГК РФ

1. В комментируемой статье назван частный случай приобретения права собственности на вновь созданную вещь (см. п. 1 ст. 218 ГК РФ). Об объектах недвижимости и о регистрации прав на недвижимое имущество см. ст. ст. 130, 131 ГК.

2. Вновь созданным недвижимым имуществом могут быть и незавершенные строительством здания и сооружения.

Другой комментарий к Ст. 219 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Норма комментируемой статьи дополняет п. 1 ст. 218 ГК и особо оговаривает условия возникновения права собственности на вновь созданный объект недвижимости.

Серьезные проблемы возникают из коллизии этой нормы с нормой ст. 130 ГК, содержащей определение объекта недвижимости. Поскольку в ст. 130 не указано на регистрацию как на обязательный признак для признания объекта недвижимостью, возникает вопрос о природе вновь созданного имущества, тесно связанного с земельным участком, до государственной регистрации права собственности на него.

Если исходить из того, что недвижимость — это свойство самого имущества, то приходится признать, что объект недвижимости возникает независимо от его регистрации, если он отвечает признакам, указанным в ст. 130.

Если, напротив, считать, что недвижимость — понятие юридическое, то до регистрации его быть не должно.

Очевидно, что трудности в применении ст. 219 вызваны прежде всего отсутствием в действующем российском законодательстве правила суперфиция: все, что находится на земельном участке, принадлежит собственнику участка. Поскольку такого правила нет, собственник участка не может рассматриваться как собственник созданного объекта, и необходимо искать иные подходы к урегулированию возникающих при этом имущественных конфликтов.

Вопрос этот практически важен для определения отношений тех лиц, которые участвовали в создании объекта.

Дело в том, что в любом случае имеется определенное имущество, связанное с земельным участком и представляющее значительную ценность. Очевидно, что это имущество не может рассматриваться в качестве строительных материалов, так как имеет иные свойства. Стоимость его также значительно превышает стоимость материалов, поскольку включает права на земельный участок, стоимость проектных и монтажных работ и т.д.

Нужно признать, что данное имущество не является объектом недвижимости до государственной регистрации права на него в силу прямого предписания ст. 219. Вместе с тем налицо целостный объект, который может быть назван объектом строительства, в частности, такое определение содержится в ст. 742 ГК. В этом качестве объект строительства может быть предметом, например, договоров страхования, охраны и т.п. В отношении этого объекта может быть применено право удержания (ст. 359 ГК РФ).

2. В то же время этот объект не может быть объектом права собственности, что и является главным выводом из нормы ст. 219. Конечно, в отношении данного объекта осуществляется владение подрядчиком или самим застройщиком, если он ведет строительство собственными силами. Но для осуществления владения вовсе не требуется иметь право на объект. Во владении могут находиться и фактически находятся предметы, изъятые из оборота, на которые у владельца не может возникнуть право собственности (например, боеприпасы или фальшивые деньги, находящиеся в камере хранения вещественных доказательств).

Значит, для осуществления владения юридически безразлично, отвечает объект признакам недвижимости или нет. Если иметь в виду это обстоятельство, то становится понятно, что дискуссия о юридической природе незавершенного строительства до его регистрации в значительной мере лишена практического смысла.

3. Высший Арбитражный Суд РФ в п. 16 Постановления Пленума от 25 февраля 1998 г. N 8 разъяснил, что недвижимым имуществом могут признаваться только такие объекты незавершенного строительства, которые не являются предметом действующего договора строительного подряда. Очевидно, что это разъяснение увязывает свойства недвижимости именно с юридическими обстоятельствами, а не с физическими. По смыслу этого разъяснения, до тех пор, пока объект является предметом строительного подряда, на него существуют лишь обязательственные права в рамках договора подряда, но не вещные. Владение, которое осуществляет подрядчик, не увязывается, как уже говорилось, с вещным правом на объект.

Если же подряд прекращен до завершения строительства либо если объект возводится без заключения договора подряда, права на объект могут быть зарегистрированы за заказчиком в порядке ст. 25 Закона о регистрации прав на недвижимость.

После такой регистрации объект незавершенного строительства приобретает свойства объекта недвижимости и может быть предметом сделок об отчуждении недвижимости — купли-продажи, мены и т.п.

4. Большую сложность представляют споры, возникающие между застройщиками, которые посредством договора простого товарищества осуществляют совместное строительство объекта.

В силу ст. 1043 ГК участники договора простого товарищества приобретают право общей собственности на произведенную в результате совместной деятельности продукцию. Очевидно, что если целью простого товарищества является создание объекта недвижимости, то на этот объект также возникает право общей собственности товарищей.

Наиболее сложные конфликты возникают тогда, когда объект не завершен, и, стало быть, цель договора простого товарищества не достигнута, поскольку предметом договора является, как правило, создание завершенного строительством объекта. Если до завершения строительства один из участников требует выдела его доли, то встает вопрос о том, имеется ли объект общей собственности, поскольку только при наличии отношений общей собственности возможно предъявление требований, вытекающих из общей собственности, в том числе о выделе доли.

Надо признать, что до регистрации объекта незавершенного строительства отношения общей собственности на объект недвижимости не возникают, точно так же как не возникают вообще вещные права на объект. Соответственно, нет и оснований для иска о выделе. Кроме того, вполне очевидно, что пока продолжается строительство, нет и технической возможности выдела. Более того, невозможно даже определить долю участника, если предполагается его выход из договора и прекращение им инвестиций, так как размер доли либо определяется в зависимости от фактического вклада участника, либо предполагается равным для тех участников, которые полностью выполнили свои обязательства. Досрочный выход из договора исключает применение этих правил.

В то же время установление судом в случае спора права на долю под условиями дальнейших инвестиций, завершения строительства или иными условиями недопустимо, на что указано в Постановлении Президиума ВАС РФ по делу N 7421/97.

Таким образом, поскольку выход из договора не прекращает действия договора простого товарищества, установление доли в общей собственности и выдел доли при выходе товарища из совместного строительства следует признать невозможным.

В том случае, когда возникший конфликт, отказ кого-либо из товарищей от участия в договоре либо расторжение договора по требованию товарища влечет прекращение договора простого товарищества, а значит, и прекращения договора подряда, так как в качестве стороны в нем солидарно выступают все товарищи, появляются основания для возникновения права общей собственности на объект незавершенного строительства с соблюдением правил ст. 25 Закона о регистрации прав на недвижимость, т.е. с регистрацией прав на объект. После регистрации прав на объект незавершенного строительства товарищи вправе установить доли в общей собственности на объект, произвести выдел или раздел объекта.

Читайте также  Правильная нумерация приказов в кадровом

Статья 220. Переработка

Другой комментарий к Ст. 220 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Комментируемая статья воспроизводит классические правила, установленные для случаев переработки (спецификации). Однако в прежнем отечественном гражданском законодательстве подобные правила отсутствовали. Поэтому можно говорить не только о восстановлении классических норм, но и о новелле в гражданском законодательстве.

Норма ст. 220 о переработке предусматривает случаи отсутствия договора об использовании материалов между собственником материалов и переработчиком.

Если переработчик использует собственные материалы, то действует правило ст. 218 ГК о первоначальном приобретении права собственности.

2. Если материалы используются по договору, то в нем и определяются последствия их переработки. Например, подрядчик вправе использовать собственные материалы или материалы заказчика. Однако в любом случае изготовленная вещь становится собственностью заказчика.

3. Необходимо отметить, что норма ст. 220 распространяется на движимые вещи. Режим недвижимости в классическом праве регулировался при помощи суперфиция — право на строение приобреталось собственником земельного участка, а не собственником материала или лицом, осуществившим строительство.

При выпадении из российского права понятия суперфиция распространение на недвижимость норм о переработке все же представляется невозможным хотя бы ввиду того, что строительство предполагает соблюдение норм публичного права, тогда как институт переработки является чисто частноправовым.

4. Под переработкой понимается любое использование чужого материала, даже сопровождающееся его полным или частичным потреблением. Под новой вещью понимается как вещь, ранее не существовавшая, так и существенно измененная — до такой степени, что она приобрела новое качество, утратив полное тождество с прежней (например, на скульптуру нанесена позолота, заменен двигатель в поврежденном автомобиле).

5. Положения, изложенные в ч. ч. 1 и 2 п. 1 ст. 220 ГК, являются компромиссными. По общему правилу право на новую вещь приобретает собственник материалов. Но если стоимость переработки, т.е. затраченного труда и иных усилий, существенно превышает стоимость материалов, то право собственности приобретает лицо, которое, действуя добросовестно, осуществило переработку для себя. Таким образом, это правило неприменимо для подряда: подрядчик не создает вещь для себя, а заказчик не может рассматриваться как переработчик. Значит, если подрядчик использует материалы заказчика вполне добросовестно, тем не менее собственник материалов приобретает право на изготовленную движимую вещь.

В любом случае собственник материалов, получивший право на вещь в порядке ч. 1 п. 1 ст. 220, обязан компенсировать стоимость переработки осуществившему ее лицу, а переработчик вещи из чужого материала, получивший право на вещь в порядке ч. 2 п. 1 ст. 220 компенсирует собственнику материалов их стоимость.

6. Стороны — изготовитель (переработчик) и собственник материалов — могут заключить специальный договор о последствиях переработки, и тогда могут быть установлены иные условия.

Если такого соглашения нет, а между сторонами возник спор, не урегулированный п. 2 ст. 220, то применимыми следует считать нормы гл. 60 ГК о неосновательном обогащении в части, выходящей за пределы ст. 220.

7. Если материалы утрачены собственником в результате недобросовестных действий лица, осуществившего переработку, собственник в любом случае вправе требовать передачи ему в собственность новой вещи и, кроме того, возмещения причиненных убытков.

8. Следует обратить внимание на то, что недобросовестным по смыслу п. 3 ст. 220 является не использование (переработка) вещи, а действия переработчика, вследствие которых собственник утратил материалы. Имеются в виду хищения материалов в той или иной форме, а также другие недобросовестные действия переработчика, направленные на завладение материалами.

Если материалы похищены иными лицами, а переработчик затем их использовал, даже и сознавая, что материалы ему не принадлежат, то санкция, предусмотренная п. 3 ст. 220, может быть применена к нему лишь в том случае, если он так или иначе принимал участие в присвоении материалов.

9. На практике возникает вопрос, могут ли быть применены по аналогии нормы ст. 220 при создании объектов недвижимости. Как указывалось выше, действие ст. 220 законодатель ограничил лишь движимыми вещами. Прямое указание на то, что норма действует только для движимых вещей, заставляет признать, что таким образом распространение ее на объекты недвижимости, в том числе по аналогии, исключено.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector