Контрафакт, торговля, ответственность и борьба

Контрафакт, торговля, ответственность и борьба

Как бороться с контрафактной продукцией

Одним из направлений нашей деятельности является защита интеллектуальной собственности, а именно борьба с контрафактной продукцией. Пожалуй, самый яркий пример — это поддельные игрушки, основанные на узнаваемых образах из отечественной и зарубежной мультипликации. Такие нарушители паразитируют на огромном труде, проделанном другими компаниями, однако не приносят им денег.

Зачастую контрафактный товар отличается крайне низким качеством и в итоге наносит правообладателям не только финансовый, но и репутационный ущерб. Многие покупатели попросту могут подумать, что все товары по определённому мультфильму столь же плохие и в будущем уже не захотят порадовать ими своих близких.

Разумеется, в этой статье мы делимся своим опытом так, чтобы вы могли применить наши знания в любой сфере бизнеса, если ваши интеллектуальные права были нарушены. К сожалению, контрафакт можно отыскать везде, где есть узнаваемые и популярные бренды или образы.

Согласно Гражданскому кодексу (ГК РФ), товар считается контрафактным, если на его этикетке или упаковки незаконно размещён чужой товарный знак или обозначенный бренд имеет с ним сходство до степени смешения, то есть потенциальный потребитель легко может принять один за другой, более известный.

Таможенное регулирование контрафактной продукции

Таможенное регулирование является одним из основных методов борьбы, призванным пресечь появление на отечественном рынке контрафактных товаров. К сожалению, оно не всегда эффективно на 100%.

Во-первых, чтобы за контроль взялась Федеральная таможенная служба, оригинальный товар должен быть включён в ТРОИС — таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности.

Во-вторых, данная мера не позволяет пресечь появление контрафактной продукции, она может быть введена только после того, как контрафакт уже появился на рынке. Увы, тут дело не только в российском законодательстве, но и в общих правилах Таможенного Союза, в который входят сразу несколько стран. Чтобы оригинальный товар был включён в ТРОИС, прежде приходится доказывать, что контрафакт уже ввозился на территорию страны и приводить подробное описание признаков подделок.

Возбуждение уголовного/административного дела в случае с контрафактной продукцией

В данном случае достаточно эффективным может быть взаимодействие не только с Федеральной таможенной службой, но и с полицией и Роспотребнадзором. Но чаще всего составление протоколов о нарушении интеллектуальных прав ложится именно на полицейских.

Чтобы ведомство начало разбирательство и приступило к поиску признаков состава преступления, правообладатель должен подать соответствующее заявление. В зависимости от нанесённого ущерба, может быть возбуждено уголовное или административное дело. В первом случае необходимо доказать, что правообладатель понёс ущерб в размере более 250 тысяч рублей или что нарушитель нарушает права не в первый раз, а во втором — менее этой суммы, а само нарушение произошло единожды.

Даже административного дела достаточно, чтобы контрафакт был изъят и уничтожен, а правообладателю выплачена компенсация со стороны нарушителя.

Несмотря на то, что обращение в полицию — это самый эффективный путь к борьбе с контрафактом, правообладателям зачастую приходится оказывать полицейским активное содействие, прямо указывая на нарушение определённых законов. Увы, большинство сотрудников не всегда осведомлены об интеллектуальных правах в должной мере, что особенно ощущается на фоне сокращения структур МВД.

Гражданский иск в суд

С помощью гражданского иска правообладатель может добиться не только запрета на использование своего бренда, но и затребовать возмещения убытков или потребовать удовлетворения других своих требований. К таким требованиям относится запрет на ввоз и реализацию контрафакта на территории страны, а также его изъятие и уничтожение за счёт нарушителя.

Рамки Гражданского кодекса позволяют ожидать компенсации не только имущественных потерь, но и репутационного ущерба. Чаще всего правообладатели добиваются выплаты компенсации за использование своего знака до 5 миллионов рублей, но в таком объёме она присуждается крайне редко, чаще суды снижают её, в лучшем случае, до миллиона рублей.

Можно попробовать добиться компенсации, исходя из двукратной стоимости изготовленных товаров, на которых есть чужой бренд, но это имеет смысл только в очень больших объёмах контрафактной продукции. Также компенсация может быть затребована, исходя из двукратной стоимости лицензии на законное использование бренда.

Чтобы суд в итоге не снизил размер компенсации или хотя бы сделал это не слишком сильно, её размер рекомендуется обосновывать вместе с опытными юристами. Можно сослаться на длительный срок использования чужой интеллектуальной собственности и, если возможно, указать на то, что нарушитель нарушает ваши права не в первый раз.

Часто правообладатели добиваются именно компенсации за незаконное использование своего бренда, поскольку ему не нужно доказывать, что был понесён ущерб в определённом размере. Достаточно самого факта, что были нарушены чужие права.

Антимонопольное регулирование контрафактной продукции

Взаимодействие с Федеральной антимонопольной службой тоже может быть достаточно эффективным, если подойти к нему основательно. Но в случае с ФАС следует подходить с точки зрения закона «О рекламе» и доказывать факт недобросовестной конкуренции.

Многие правообладатели, прежде чем идти в суд или полицию, тщательно анализируют рекламную деятельность конкурента. Если он копирует чужие сайты, использует чужие товарные знаки для сообществ в социальных сетях или интернет-рекламе, всё это является поводом для обращения в ФАС.

Служба сама добивается судебного разбирательства и взыскания штрафа с нарушителя. Чтобы ваше обращения рассматривалось с точки зрения недобросовестной конкуренции, следует доказывать, что конкурент своими действиями (вводом контрафактной продукции на рынок России, использованием ваших брендов) вводит потенциальных покупателей в заблуждение, а также может нанести или уже нанёс убытки или ущерб деловой репутации.

В случае с ФАС мера может быть превентивной, то есть достаточно опасности, что указанный выше вред может быть нанесён в будущем. Ждать, пока он действительно будет нанесён, совсем не обязательно.

Если вам требуется бесплатная юридическая консультация на тему защиты интеллектуальной собственности, заполните заявку по форме ниже. Кроме того, мы имеем большой опыт в борьбе с контрафактной продукцией.

Контрафактная продукция: определение, виды, ответственность за торговлю

Товары, производство которых нарушает законодательство РФ, считаются контрафактными. Контрафакт производится на основе уже существующего прототипа с нарушением авторских прав и интеллектуальной собственности. Качество товара не имеет значения, контрафактная продукция может отвечать всем действующим стандартам. Основную роль в определении контрафактности продукции играет незаконное использование интеллектуальных прав на продукт. Точное понятие дается в ст. 1252 ГК РФ ч. 4 . Определение контрафактного товарного знака уточняет ст. 1515 ГК РФ : непосредственно сам товар или его упаковка, на которую нанесен товарный знак или знак, сходный по внешним признакам с товарным знаком, считается контрафактным.

Виды контрафакта

Контрафакт подразделяется на несколько типов:

  • Незаконное использование торговой марки, товарного знака, названия, бренда компании. Сюда же относится производство продукции со сходным называнием, с заменой букв на этикетке.
  • Присвоение логотипа фирмы в неизменном виде.
  • Распространенный вид контрафакта – «пиратская» продукция. Это диски с записями известных исполнителей, книги и иные произведения искусства. Распространение записей фильмов, музыки, книг через сеть Интернет – это тоже контрафактная продукция.
  • Использование программного обеспечения, иных разработок без разрешения собственника.

Основным признаком контрафакта является отсутствие разрешительной документации от владельца интеллектуальной собственности на реализацию товара или распространение объектов авторского права нематериального характера без согласия владельца. Примером могут быть контрафактные сигареты, алкоголь, косметические средства, аудио и видеопродукция.

Квалификация преступления

Наказание за торговлю и изготовление контрафактной продукции, нарушение авторских прав предусмотрено статьями 146, 147 УК РФ .

Распространение нематериальных объектов считается преступлением, если объекты публикуются без получения согласия автора произведения.

Независимо от наличия вины, лицо, осуществляющее торговлю контрафактом, привлекается к ответственности. Все действия по пресечению торговли и уничтожению нелегальной продукции производятся за его счет. Лицо может быть освобождено от ответственности при наличии доказательств воздействия непреодолимой силы. Так как на практике это сложно представить, то делаем вывод – отсутствие умысла не освобождает продавца от ответственности и обязанности устранения последствий.

Преступление считается совершенным с момента причинения собственнику убытков незаконным распространением контрафакта.

Ответственность за распространение контрафакта

За продажу контрафактной продукции предусмотрено несколько видов ответственности:

  1. гражданско-правовая,
  2. административная,
  3. уголовная.

В рамках гражданской ответственности происходит изъятие контрафакта из оборота. Изъятая продукция подлежит утилизации за счет распространителя. Владелец интеллектуальной собственности имеет право подать в суд на возмещение причиненных убытков. Точная сумма устанавливается в судебном процессе. В соответствии со ст. 1253 ГК РФ , если права интеллектуальной собственности нарушались систематически, прокурор может выставить суду требование о ликвидации виновного юридического лица или о прекращении деятельности гражданина в качестве индивидуального предпринимателя.

Уголовная ответственность наступает в случае причинения владельцу ущерба в крупном размере, свыше 100 тыс. рублей. Незаконное распространение объектов интеллектуальной собственности квалифицируется по ст. 147 УК РФ , наказывается штрафом до 200 тыс. рублей или в размере зарплаты за полтора года, обязательными, исправительными либо принудительными работами или лишением свободы до 2 лет.

Распространение контрафакта в особо крупном размере, на сумму более 1 миллиона рублей, наказываются принудительными работами на срок до 5 лет либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом или без такового в размере до 500 тыс. рублей или в размере зарплаты за 3 года.

ВС научил считать компенсацию за продажу контрафакта

ВС научил считать компенсацию за продажу контрафакта

В апреле 2018 года индивидуальный предприниматель Галина Шемонаева продала на своей точке контрафактный товар – датчик положения дроссельной заслонки для автомобиля. На его упаковке был логотип производителя радиодеталей, похожий на товарный знак «Рикор Электроникс». Покупатель был непростой: общество проводило «контрольную закупку» и затем обратилось в суд для защиты исключительного права «Рикор Электроникс». В качестве доказательств продажи контрафакта истец предоставил чек, видеозапись с кадрами покупки и сам товар.

88 руб. против 180 000

Сначала общество просило суд взыскать компенсацию на основании пп. 1 п. 4 ст. 1515 ГК («Ответственность за незаконное использование товарного знака»). Согласно норме, компенсация может быть от 10 000 руб. до 5 млн руб. по усмотрению суда. Предприятие посчитало, что 50 000 руб. будет достаточно. А потом истец уточнил требования и пересчитал размер компенсации по пп. 2 этой же статьи. Она предусматривает, что заплатить нужно в двукратном размере фиксированного вознаграждения лицензиата. Так как по лицензионному соглашению эта сумма составляет 90 000 руб., с предпринимателя нужно взыскать 180 000 руб., решило общество.

Шемонаева с «Рикор Электроникс» не согласилась. По ее мнению, сумма сильно завышена, ведь договор заключен на неограниченное количество товаров и на длительный срок использования товарного знака. Она же всего раз нарушила исключительные права по одному товару. Тогда Шемонаева предоставила суду контррасчет: она вычислила, сколько бы при сравнимых обстоятельствах получил правообладатель. Это 44 руб., значит, компенсация равна 88 руб.

Размер вознаграждения (90 000) разделили на 2 852 дня (срок действия лицензионного договора). Получилось 31 руб. 56 коп. К этой сумме добавили сумму периодического платежа за реализацию одного товара – 12 руб. Ее вычислили так: сумму товара умножили на установленный в договоре процент – периодическое вознаграждение за использование товарного знака (165 руб.*7%). Вышло, что нужно заплатить 44 руб. в день за правомерное использование товарного знака. Поскольку истец выбрал расчет компенсации по удвоенной сумме, то в итоге ответчик должен заплатить 88 руб.

Позиции судов

АС Орловской области согласился, что компенсация в 180 000 руб. несоразмерна нарушению – продаже контрафактного товара за 165 руб. Но контррасчет ответчика суд не учел. Он сослался на позицию Конституционного суда (постановление от 13 декабря 2016 года № 28-П). КС предоставил судам возможность снижать размер компенсации. Первая инстанция решила, что в данном случае может снизить сумму возмещения до минимальной по пп. 1 п. 4 ст. 1515 ГК – 10 000 руб.

Другого мнения оказалась апелляция. Исследовать контррасчет она тоже не стала. При этом суд отметил, что ИП не доказала чрезмерность компенсации в 180 000 руб.: не представила другие лицензионные договоры или сведения о цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака. Апелляция удовлетворила иск общества в полном объеме. С этим решением согласился и Суд по интеллектуальным правам. Штраф для ИП оказался неподъемным, и ее магазин разорился.

Но предпринимательница попробовала обратиться в Верховный суд. Ей повезло, он передал ее жалобу на рассмотрение.

Дело № А48-7579/2019 разобрала тройка судей под председательством Владимира Попова. На заседании в ВС, которое прошло 19 января 2021 года, представители предпринимательницы заявили, что нижестоящие инстанции существенно нарушили права Шемонаевой, не приняв и даже не исследовав ее контррасчет. Юрист ООО «Рикор Электроникс» парировала, что его нельзя считать доказательством, так как он основан на переоценке лицензионного договора.

ВС о размере компенсации

ВС разъяснил, что определение размера компенсации — это прерогатива суда. Он может учесть характер нарушения, тяжелое материальное положение ответчика (а ИП вынужденно закрыла магазин) и взыскать компенсацию ниже той, что установлена в пп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК (двукратный размер фиксированного вознаграждения лицензиата, в этом деле – 180 000 руб.).

Представление лицензионного договора не означает, что суд обязательно должен взыскать компенсацию в двукратном размере от цены договора. Тройка указала, что за основу расчета размера компенсации должна быть взята только стоимость права за аналогичный способ использования.

Коллегия отметила, что установить размер компенсации ниже рассчитанного в пп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК можно лишь в исключительных случаях и при заявлении ответчика. ВС указал, что он вправе предоставить свой контррасчет. Причем рассчитать компенсацию можно с помощью независимого оценщика, исходя из других документов или на основании лицензионного договора, представленного истцом. Тройка отметила, что в последнем случае (расчет по лицензионному договору) суду следует соотнести условия соглашения и обстоятельства нарушения. А именно: срок действия договора, территорию, на которой допускается использование товарного знака, объем представленного права и так далее.

ВС указал, что в случае Шемонаевой нижестоящие инстанции не установили, сколько получает правообладатель при сравнимых обстоятельствах за правомерное использование. Тройка отменила акты нижестоящих инстанций и направила дело на «новый круг».

Ольга Бенедская, советник КА Муранов, Черняков и партнеры Муранов, Черняков и партнеры Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Банкротство (включая споры) (mid market) × , считает, что коллегия воспроизвела позицию Конституционного суда (постановление № 40-П). КС указал, что компенсация не должна приводить к обогащению правообладателя. Снизить сумму можно, если она многократно превышает размер причиненных убытков. Подход, согласно которому при определении размера компенсации нужно учитывать существо нарушения, Бенедская считает обоснованным.

Должны быть разные последствия для производителя-конкурента, намеренно маркирующего свои товары чужим или сходным товарным знаком, и для продавца, который приобрел товар для перепродажи.

Ольга Бенедская, советник КА Муранов, Черняков и партнеры Муранов, Черняков и партнеры Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Банкротство (включая споры) (mid market) ×

По словам Бенедской, на практике истец-правообладатель часто обосновывает размер компенсации лицензионными договорами на всевозможные виды использования по всей территории страны и на длительный срок. Но в то же время ответчик однократно использовал товарный знак. Тогда стоимость лицензии неверно применять для расчета компенсации, считает эксперт.

Контрафакт распространяется как вирус

Фото: Getty Images Russia

Ограничительные меры в период коронавируса привели к существенному увеличению оборотов контрафактной и нелегальной продукции, из-за этого по итогам года потери мировой экономики могут составить 3% мирового ВВП, или $2,2 трлн. Такие данные приводит международная исследовательская компания Euromonitor International в своем исследовании, опубликованном в августе 2020 года. Как говорится в исследовании, факторами роста теневого бизнеса стали ограничения передвижения, строгие протоколы гигиены и прямое вмешательство государств в экономику. В ряде стран правительства вводили распределение различных важных изделий, как, например, средств индивидуальной защиты, или сокращали торговые операции, связанные с товарами, не являющимися, по мнению властей, предметами первой необходимости, — это алкогольные напитки, табак, одежда, парфюмерия и проч.

Ограничительные меры, отмечают авторы доклада, нарушили глобальные цепочки поставок, и в некоторых отраслях транснациональные организованные преступные сети воспользовались создавшимся дефицитом предложения и разницей в ценах товаров на локальных рынках. Сильнее всего, говорится в исследовании, расцвела незаконная торговля фармацевтической, табачной, алкогольной продукцией, средствами индивидуальной защиты и личной гигиены, предметами роскоши. Ситуация с контрафактом усугубляется также общим замедлением мировой экономики. «На фоне стагнации мирового экспорта в последние годы торговля контрафактными товарами растет: по данным ОЭСР, доля контрафакта в общем объеме мировой торговли в 2013 году составляла 2,5%, а в настоящее время она уже не менее 3,3%, — говорит завкафедрой международной коммерции Высшей школы корпоративного управления РАНХиГС Владимир Саламатов. — Причем эта статистика не включает интернет-торговлю поддельными товарами, а также продукцию, произведенную и потребляемую внутри стран и иную не выявленную контрафактную продукцию, поэтому реальная доля контрафакта на мировом рынке значительно выше».

Россия в нелегальном тренде

Что касается России, то, согласно исследованию ТИАР-Центра «Рассадники контрафакта», опубликованному в 2020 году, объем оборота контрафактной непищевой продукции составляет в стране 5,2 трлн руб. Прежде всего это товары легкой промышленности, детские игрушки, бытовая электроника и комплектующие, парфюмерия. И, как считают эксперты, доля незаконной продукции продолжает расти. «Очевидно, что торговцы контрафактной продукцией, не выплачивая налоги и акцизы, получают огромное конкурентное преимущество. Это большая проблема», — комментирует ситуацию заместитель начальника контрольно-финансового управления ФАС России Наталия Исаева.

Как отмечает партнер и руководитель группы потребительского сектора российского офиса Deloitte Оксана Жупина, по результатам опроса, который компания Deloitte провела в июне 2020 года, с контрафактными товарами сталкивались 28% респондентов. Из них 12% приобретали контрафактный алкоголь, 11% — одежду и обувь, 11% — парфюмерию, 10% — косметику.

Незаконный перекур

Одним из сегментов рынка, который в последнее время показывает наиболее стремительный рост объемов контрафакта, считается рынок табачной продукции. Руководитель по связям с государственными органами компании «БАТ Россия» Олег Барвин уверен, что если сегодня, согласно проведенному в прошлом году исследованию Nielsen, доля нелегальной табачной продукции в России составляет в среднем 15,6%, то в ближайшее время ситуация может драматическим образом ухудшиться — доходы населения снизились, а в следующем году вступит в силу рекордное повышение акцизов на сигареты.

Новый виток дискуссии вокруг контрафакта на табачном рынке спровоцировало внеплановое повышение ставки акциза в 2021 году на 20% вместо запланированных ранее 4%. Тем самым Минфин планирует привлечь дополнительно до 70 млрд руб. на покрытие бюджетных расходов на борьбу с последствиями пандемии. Однако эксперты табачной отрасли опасаются, что подобное повышение спровоцирует двукратный рост доли нелегальной продукции и вместо дополнительных отчислений за следующий год бюджет может потерять от нелегального рынка более 270 млрд руб. — больше, чем за три предыдущих года, вместе взятых. «Растет запрос на более дешевую продукцию. В странах Евразийского союза цены гораздо ниже — например, пачка сигарет в Белоруссии может стоить 50 руб., а у нас такая же — 120 руб. Это создает условия для нелегальных поставок, в погоне за сверхприбылью все больше людей вовлекаются в преступную — деятельность», — объясняет Олег Барвин. Наиболее неблагополучные регионы по контрафакту — те, которые граничат со странами Евразийского союза, особенно вблизи границ с Белоруссией и Казахстаном, отмечает Наталия Исаева. Например, в Челябинской области, граничащей с Казахстаном, где акцизы на табачную продукцию в разы ниже, уровень контрафакта — 23,4%, в Брянске — 42,7%.

Еще одним весомым фактором роста контрафакта является уровень доходов населения отдельно взятых регионов — чем меньше зарабатывают потребители, тем чаще они ищут более дешевые, а значит, нелегальные альтернативы. С текущим уровнем цен о переходе на нелегальный табак уже задумываются потребители с доходом 32–35 тыс. руб. и ниже, отмечает Олег Барвин. Крайне высокий процент нелегальной продукции фиксируется на Кавказе, который отличается одними из самых низких зарплат в России, по данным Росстата. Согласно опросу ВЦИОМа, сегодня каждый четвертый курильщик целенаправленно покупает нелегальные сигареты, чаще это делают те, кто оценивает материальное положение своей семьи как плохое — 29%. Высокие акцизы и цены назвали главной причиной распространения контрафакта 46% опрошенных.

Самым действенным способом борьбы с контрафактом российские власти считают обязательную маркировку товаров. С 1 июля обязательной маркировке подлежат обувь, табак и лекарства. С 1 октября она стала обязательной для парфюмерной продукции. «Система маркировки уже практически завершила интеграцию со всеми системами контроля надзорных органов. Это станет наиболее эффективным инструментом контроля за незаконным оборотом продукции», — уверен замдиректора системы цифровой маркировки товаров и легализации оборота продукции Минпромторга РФ Владислав Заславский.

Читайте также  Как вернуть подоходный налог при покупке машины

Представители табачной индустрии не считают маркировку панацеей. «Обязательная цифровая маркировка однозначно поможет с точки зрения повышения прослеживаемости, но этот инструмент должен использоваться вкупе с другими мерами влияния и контроля, — добавляет Олег Барвин. — Нужны рейды по точкам, проверки, особое внимание необходимо уделить защите границ от поставок нелегальной продукции. Необходима также системная работа как по принятию новых законов, так и по применению существующих. Это нужно делать в плотном контакте с отраслью». По данным ВЦИОМа, на маркировку при покупке обращает внимание только один из семи респондентов. Помимо снижения цен среди самых действенных для борьбы с серым рынком мер, по мнению опрошенных, усиление контроля на границах и ужесточение ответственности за нелегальный оборот. «Ситуация зависит от регулирования рынков, которое иногда бывает слишком жестким по отношению к легальным игрокам. Это создает условия для их перехода в нелегальный сектор», — подчеркивает Наталия Исаева.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector