Кража как «уголовный проступок». Верховный суд

Кража как «уголовный проступок». Верховный суд

Законопроект от Пленума ВС: кто и как избежит судимости

Законопроект от Пленума ВС: кто и как избежит судимости

Впервые Пленум ВС представил законопроект об уголовном проступке в октябре 2017 года, а в Госдуму он попал в конце 2018 года (законопроект № 612292-7). Но работа по нему закончилась на стадии обсуждения в комитете по госстроительству и законодательству.

Против законопроекта ВС тогда высказалось правительство: министры отметили, что предлагаемые изменения не согласуются со ст. 52 Конституции, потому что не учитывают интересы потерпевших, которым причинят вред в результате уголовного проступка.

Но уже летом 2020 года председатель ВС Вячеслав Лебедев вспомнил об уголовном проступке и пообещал новую версию законопроекта, которая отнесет к уголовным проступкам также и экономические преступления.

«Предложения считать преступления небольшой тяжести уголовным проступком сохраняют свою актуальность», – подчеркнул Вячеслав Лебедев на заседании Пленума ВС.

По словам главы Верховного суда, из-за совершения нетяжких преступлений на осужденных возлагается порядка 80 запретов и ограничений. Например, судимость мешает трудоустройству, получению финансовых услуг, ограничивает избирательные и гражданские права граждан. Это не соответствует принципам справедливости и гуманизма, уверен Лебедев.

По мнению ВС, введение уголовного проступка позволит «укрепить гарантии справедливости и повысить эффективность предупреждения преступлений».

Согласно тексту законопроекта, уголовным проступком хотят признавать впервые совершенное преступление небольшой или средней тяжести, за которое Уголовный кодекс не предусматривает наказания в виде лишения свободы.

При совершении уголовного проступка человек не будет считаться судимым.

Уголовный проступок не будет применяться по преступлениям с административной преюдицией, например, ст. 264.1 УК о повторном нарушении ПДД, повторные побои (ст. 116.1 УК). Ответственность за него придется нести в общем порядке..

Всего уголовным проступком признают 121 состав Уголовного кодекса. По статистике судимости за 2019 год, преступления, которые можно было бы назвать проступком, совершили 85 219 человек. Большая часть, 60 698 человек, совершила преступления в сфере экономики.

Законопроект распространяет институт на семь составов преступлений против собственности (глава 21 УК), которые наказываются лишением свободы, если они совершены впервые и не связаны с применением насилия. Это: кража (ч. 1 ст. 158 УК), мошенничество (ч. 1 ст. 159 УК), мошенничество с использованием электронных систем платежа (ч. 1 ст. 159.3 УК), растрата (ч. 1 ст. 160 УК), причинение ущерба путем злоупотребления доверием (ч. 1 ст. 165 УК), умышленная порча имущества (ч. 1 ст. 167 УК) и уничтожение имущества по неосторожности (ст. 168 УК).

В 2019 году за эти преступления осудили 44 700 человек, рассказал Лебедев, 45% из них не имели судимости, а 37% осужденных были моложе 30 лет. Отнесение этих составов к уголовным проступкам поможет социализации нарушителей и не допустит их вовлечения в криминальную среду, полагает председатель ВС.

К уголовным проступкам Пленум ВС предлагает отнести еще и нетяжкие преступления в сфере экономической деятельности, совершенные впервые, без применения насилия и вне преступной группы – это еще 29 составов (глава 22 УК).

К экономическим уголовным проступкам отнесут, например, регистрацию незаконных сделок с недвижимостью (ст. 170 УК), незаконное образование или реорганизация юрлица (ст. 173.1, 173.2 УК), злостное уклонение от платежей по кредитам (ст. 177 УК), незаконное использование товарных знаков (ст. 180 УК), фальсификацию решений собраний акционеров или совета директоров общества (ст. 185.5 УК), уклонение от уплаты таможенных платежей (ст. 194 УК), неправомерные действия при банкротстве (ст. 195 УК).

В 2019 году суды привлекли к уголовной ответственности по этим 29 составам всего 744 человека.

Наказывать за совершение уголовного проступка будут в основном судебными штрафами. Еще есть общественные работы и ограниченно оплачиваемые работы.

При выполнении общественных работ нарушитель в свободное от основной работы время будет выполнять некие «общественно полезные работы». Отработать нужно будет от 30 до 240 часов, но не больше четырех часов в день. Таким образом, общественные работы – это аналог уже существующих обязательных работ.

Ограниченно оплачиваемые работы предусматривают, что в доход государства удержат от 5 до 10% зарплаты. Если работы у человека нет, то трудиться заставят в «местах, определяемых органами местного самоуправления».

Если нарушитель будет «злостно уклоняться» от оплаты штрафа или выполнения предписанных работ, то его привлекут к уголовной ответственности в общем порядке. То есть, тогда судимости не избежать.

Пленум Верховного суда учел претензии правительства к первой версии законопроекта и в этот раз уделил больше внимания интересам потерпевших от уголовного проступка. За ними оставят право на предъявление гражданского иска о возмещении причиненного преступлением имущественного вреда и компенсации морального вреда.

Уголовным проступком не станут признавать те преступления, за которые по правилам ст. 76.1 УК предусмотрено освобождение от ответственности при полном возмещении ущерба потерпевшим или государству.

Таким образом, законопроект ВС все так же предусматривает, что по таким преступлениям, как преднамеренное (ст. 196 УК) и фиктивное банкротство (ст. 197 УК), сокрытие средств от налоговой (ч. 2 ст. 199.2 УК), незаконная банковская деятельность (ст. 172 УК) и незаконное получение кредита (ст. 176 УК) и ряду других достаточно просто оплатить ущерб, причиненный преступлением.

Представитель Минюста Евгений Забарчук назвал законопроект «крайне актуальным» и заявил, что он заслуживает «внимания и поддержки», но его нужно доработать.

О необходимости доработки инициативы заявил и заместитель генерального прокурора Виктор Гринь. «Мы не возражаем против идеи дальнейшей гуманизации уголовного законодательства. Вместе с тем, имеются опасения, что введение нового правового института может повлечь правовые коллизии, внутри- и межотраслевую конкуренцию», – сказал он.

Примером такой «коллизии» он назвал конкуренцию нового основания для освобождения от уголовной ответственности с уже действующими – например, с примирением сторон.

Советник АБ Адвокатское бюро ZKS Адвокатское бюро ZKS Федеральный рейтинг. группа Уголовное право 16 место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 41 место По выручке Профайл компании × Геннадий Есаков положительно оценивает саму идею гуманизации уголовного правосудия, но считает, что вводить целый институт уголовного проступка «нет никакой необходимости». «Всё можно реализовать в рамках имеющихся положений уголовного закона о преступлениях небольшой тяжести, достаточно лишь просто расширить здесь основания освобождения от уголовной ответственности и исключить, например, судимость за эти преступления», – полагает эксперт.

Также Есаков уверен, что перевод ряда «экономических» составов в разряд уголовных проступков не поможет снизить риски предпринимательской деятельности. Ведь они заключаются в основном в необоснованном вменении тяжких и особо тяжких составов, таких как мошенничество в особо крупном размере или организация преступного сообщества, которые проступками не становятся.

Да, за уголовный проступок не будет судимости, но ВС предлагает освобождение от уголовной ответственности по нереабилитирующему основанию – а это неизбежно в будущем негативно сказывается на кредитной репутации, возможности занимать руководящие посты.

Бывший следователь по особо важным делам СКР, руководитель уголовно-правовой практики АБ Q&A Сергей Токарев тоже отмечает, что проступок может не достичь поставленной перед ним задачи. «По факту для той же службы безопасности банка, одобряющей кредит, или управления кадров серьезной организации, что уголовный проступок, что преступление – одна опера», – отмечает эксперт.

Токарев называет уголовный проступок «ненужным буфером» между административным правонарушением и преступлением, преследуемым по УК. «Правильнее, на мой взгляд, было бы перечисленные составы преступлений декриминализовать и перевести в разряд административных правонарушений», – считает юрист.

Пленум ВС: уголовный проступок или как избежать судимости.

Представляет определенный интерес, причем не только юристам, документ с трудно произносимым названием Постановление Пленума ВС «О внесении в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации проекта федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в связи с введением понятия уголовного проступка».

В нем Верховный Суд (ВС) предлагает переосмыслить само понимание уголовного проступка. Инициатива ВС позволяет не портить жизнь судимостью тем, кто впервые совершил преступление небольшой или средней тяжести. Новые составы преступления включают градации на предпринимательские преступления, мошенничество и кражи. А всего ВС усматривает 121 состав.

Напомним, что ранее, в октябре 2017 года, Пленум ВС уже проявлял подобные инициативы (законопроект № 612292-7), но, как говориться, не пошло.

Летом же 2020 года ВС вернулся к данной теме и в лице председателя ВС Вячеслава Лебедева, вспомнил об уголовном проступке и возобновил работу над данными законодательными инициативами.

ВС напомнил, что из-за совершения нетяжких преступлений на осужденных возлагается порядка 80 запретов и ограничений. Судимость мешает трудоустройству, получению финансовых услуг, ограничивает избирательные и гражданские права граждан. Это, мол, не соответствует принципам справедливости и гуманизма. Введение же уголовного проступка позволит «укрепить гарантии справедливости и повысить эффективность предупреждения преступлений».

Данный же законопроект уголовным проступком признает впервые совершенное преступление небольшой или средней тяжести, за которое Уголовный кодекс не предусматривает наказания в виде лишения свободы. Причем, при совершении уголовного проступка человек не будет считаться судимым!

Уголовный проступок не будет применяться по преступлениям с административной преюдицией, например, ст. 264.1 УК о повторном нарушении ПДД, повторные побои (ст. 116.1 УК). Ответственность за него придется нести в общем порядке.

Всего уголовным проступком признают 121 состав Уголовного кодекса. По статистике судимости за 2019 год, преступления, которые можно было бы назвать проступком, совершили 85 219 человек. Нас же больше интересует следующая цифра —60 698 человек, совершила преступления в сфере экономики.

Законопроект распространяет институт на семь составов преступлений против собственности (глава 21 УК), которые наказываются лишением свободы, если они совершены впервые и не связаны с применением насилия. Это: кража (ч. 1 ст. 158 УК), мошенничество (ч. 1 ст. 159 УК), мошенничество с использованием электронных систем платежа (ч. 1 ст. 159.3 УК), растрата (ч. 1 ст. 160 УК), причинение ущерба путем злоупотребления доверием (ч. 1 ст. 165 УК), умышленная порча имущества (ч. 1 ст. 167 УК) и уничтожение имущества по неосторожности (ст. 168 УК).

В 2019 году за эти преступления осудили 44 700 человек, 45% из них не имели судимости, а 37% осужденных были моложе 30 лет. Отнесение этих составов к уголовным проступкам поможет социализации нарушителей и не допустит их вовлечения в криминальную среду, полагает председатель ВС.

К уголовным проступкам Пленум ВС предлагает отнести еще и нетяжкие преступления в сфере экономической деятельности, совершенные впервые, без применения насилия и вне преступной группы – это еще 29 составов (глава 22 УК).

К экономическим уголовным проступкам отнесут, например, регистрацию незаконных сделок с недвижимостью (ст. 170 УК), незаконное образование или реорганизация юрлица (ст. 173.1, 173.2 УК), злостное уклонение от платежей по кредитам (ст. 177 УК), незаконное использование товарных знаков (ст. 180 УК), фальсификацию решений собраний акционеров или совета директоров общества (ст. 185.5 УК), уклонение от уплаты таможенных платежей (ст. 194 УК), неправомерные действия при банкротстве (ст. 195 УК).

В 2019 году суды привлекли к уголовной ответственности по этим 29 составам всего 744 человека.

Наказывать за совершение уголовного проступка будут в основном судебными штрафами. Еще есть общественные работы и ограниченно оплачиваемые работы.

При выполнении общественных работ нарушитель в свободное от основной работы время будет выполнять некие «общественно полезные работы». Отработать нужно будет от 30 до 240 часов, но не больше четырех часов в день. Таким образом, общественные работы – это аналог уже существующих обязательных работ.

Ограниченно оплачиваемые работы предусматривают, что в доход государства удержат от 5 до 10% зарплаты. Если работы у человека нет, то трудиться заставят в «местах, определяемых органами местного самоуправления».

Если нарушитель будет «злостно уклоняться» от оплаты штрафа или выполнения предписанных работ, то его привлекут к уголовной ответственности в общем порядке. То есть, тогда судимости не избежать.

Уголовным проступком не станут признавать те преступления, за которые по правилам ст. 76.1 УК предусмотрено освобождение от ответственности при полном возмещении ущерба потерпевшим или государству.

Таким образом, данный документ все так же предусматривает, что по таким преступлениям, как преднамеренное (ст. 196 УК) и фиктивное банкротство (ст. 197 УК), сокрытие средств от налоговой (ч. 2 ст. 199.2 УК), незаконная банковская деятельность (ст. 172 УК) и незаконное получение кредита (ст. 176 УК) и ряду других достаточно просто оплатить ущерб, причиненный преступлением.

Чем кража отличается от мелкого хищения. Размер ущерба, с которого наступает уголовная ответственность

Кража – это уголовно наказуемое деяние. Но в некоторых случаях ответственность может быть и административной – все зависит от того, на какую сумму был причинен ущерб. Рассмотрим, от какой суммы человек будет нести уголовную ответственность, и как считается степень причиненного ущерба.

Что считается кражей

Кража – это тайное хищение чужого имущества, как следует из статьи 158 Уголовного кодекса (УК) РФ. Под тайным хищением законодательство понимает незаконное изъятие имущества в отсутствие собственника или владельца данного имущества или иных посторонних лиц. Также кража может быть совершена в присутствии указанных лиц, но при этом незаметно для них.

Если же указанные лица видели, как происходит преступление, но виновник при этом считал, что действует тайно, содеянное так же будет квалифицироваться, как кража.

В уголовном законодательстве существуют и другие формы хищения – разбои, грабежи и т. д. Кражу от них отличает главный признак – тайность деяния, то есть хищение имущества обязательно должно произойти тайно.

❗ Ответственность за кражу

Ответственность за кражу может быть как уголовной, так и административной – это напрямую зависит от суммы причиненного ущерба.

Административная

Административная ответственность за кражу наступает, если стоимость украденного имущества не превышает 2500 рублей. В этом случае речь идет даже не о краже. Согласно статье 7.27 Кодекса об административных правонарушениях (КоАП) РФ, такое деяние квалифицируется, как мелкое хищение.

Если совершено хищение имущества стоимостью не более 1 000 рублей, то ответственность наступает по нормам части 1 статьи 7.27 КоАП РФ и наказывается административным штрафом до пятикратной стоимости похищенного либо же административным арестом до 15 суток или обязательными работами до 50 часов.

Если хищение было совершено на более крупную сумму – от 1 000 до 2 500 рублей, то такое деяние, согласно части 2 статьи 7.27 КоАП РФ, так же наказывается штрафом до пятикратной стоимости похищенного, но не менее трех тысяч рублей, либо же административным арестом минимум на 10 суток или обязательными работами до 120 часов.

Уголовная

В случае когда сумма ущерба превышает порог в 2 500 рублей, наступает уголовная ответственность по нормам статьи 158 УК РФ. Если открыть законодательство, то можно заметить, как ужесточается наказание в зависимости от тяжести причиненного ущерба – кража может:

  • причинить небольшой или значительный ущерб;
  • быть совершенной в крупном и особо крупном размерах.

Величина ущерба определяется так:

  • небольшой – от 2 500 до 5 000 рублей;
  • значительный – от 5 000 рублей;
  • крупный – от 250 000 рублей;
  • особо крупный – от 1 000 000 рублей.

Помимо величины причиненного вреда, для определения меры ответственности играют роль и другие отягчающие обстоятельства – кража, совершенная группой лиц или организованной группой, кража с незаконным проникновением в жилище и т. д.

В зависимости от наличия отягчающих обстоятельств наказание за кражу может быть совсем разным, начиная от штрафа в размере до 80 000 рублей и заканчивая лишением свободы до 10 лет.

Проступок не преступление : новый законопроект разрешит воровать один раз.

Проступок не преступление : новый законопроект разрешит воровать один раз.

Новый законопроект, который, без преувеличения, должен произвести настоящую революцию в российском уголовном законодательстве. Он отменяет наказания, связанные с лишением свободы, за мелкие и неопасные правонарушения. Сделать это предлагается через введение новой юридической категории – так называемого «уголовного проступка».

Казалось бы – прекрасная инициатива. Российская судебно-правоохранительная система давно уже нуждается в обновлении. Самый частый упрёк к ней состоит в том, что доля оправдательных приговоров составляет десятые доли процента от общего числа судебных решений. При этом 69% дел сейчас проходят суд в упрощённом порядке, когда судья не рассматривает улики и нет нужды доказывать вину подозреваемых: те попросту признают всё, что им инкриминируется, в обмен на минимальные сроки.

Гуманизация наказаний могла бы стать одним из шагов по нормализации работы «посадочной отрасли». Тем более, что ранее Верховный суд уже в некоторой степени ограничил следственные органы в использовании особого порядка расследований. Введение новой юридической категории – «уголовных проступков» – как раз является шагом в этом направлении.

Однако дьявол, как всегда, кроется в деталях. Два сотрудника Правового управления администрации президента указали Царьграду на недостатки проекта

Декриминализация с подтекстом?

В первую очередь настораживает состав статей, которые предлагается частично декриминализировать.

– говорится в тексте документа, опубликованном на сайте ГосдумыПодробнее ➤.

Человеку, не слишком обременённому знанием УК, ничего в глаза не бросается. 105-я и 131-я статьи не упоминаются – и хорошо, стало быть – душегубов и насильников сажать не перестанут. Однако если перевести этот абзац с юридического на русский, то выяснится, что:

статья 115: «Умышленное причинение лёгкого вреда здоровью»;

статья 151: «Вовлечение несовершеннолетних в совершение антиобщественных действий»;

статья 171: «Незаконное предпринимательство»;

статья 174: «Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретённых другими лицами преступным путём»;

статья 207: «Заведомо ложное сообщение об акте терроризма»;

статья 332: «Неисполнение приказа, причинившее существенный вред интересам службы»;

статья 336: «Оскорбление военнослужащего»;

статья 337: «Самовольное оставление места службы, военной части»;

статья 339: «Уклонение от обязанностей воинской службы путем симуляции болезни или иными способами»;

статья 344: «Нарушение уставных правил несения внутренней службы и патрулирования в гарнизоне»;

статья 349: «Нарушение правил обращения с оружием и предметами, представляющими повышенную опасность для окружающих».

Перед нами практически винегрет, составленный: а) из статей, общественная опасность деяний по которым действительно невелика; б) статей, декриминализация которых может привести к всплеску соответствующих преступлений; в) статей по вполне серьёзным экономическим преступлениям.

Можно понять ход мысли законодателя, предлагающего не отправлять на нары человека за оскорбление военного, за лёгкий мордобой без особых последствий. Не наказывать всерьёз за дурацкую шутку про бомбу – тут дело уже сложнее. Слишком легко представить себе (да и представлять не надо, много раз видели наяву), как телефонный террорист срывает важное мероприятие или парализует работу вокзалов, аэропортов, школ. А что касается вовлечения подростков в криминальную деятельность или отмывания преступных доходов – это точно нельзя рассматривать как незначительные проступки. Однако в документе прослеживается именно такой подход.

В пояснительной записке к законопроекту отмечается, что введение понятия «уголовный проступок» коснётся 112 составов преступлений, 53 из которых относятся к экономической сфере. Продолжая перевод с юридического на простой русский, уточним, что авторы документа хотят, в частности, смягчить наказания за:

незаконную банковскую деятельность;

злоупотребления при выпуске ценных бумаг;

незаконное получение кредитов;

преднамеренные и фиктивные банкротства;

незаконный оборот полудрагоценных и драгоценных камней, драгметаллов;

незаконное предпринимательство.

Более того, в этот список попали даже «Совершение валютных операций по переводу денежных средств в иностранной валюте или валюте Российской Федерации на счета нерезидентов с использованием подложных документов» и «Уклонение от уплаты налогов, сборов, подлежащих уплате организацией, и (или) страховых взносов».

Хорошо воровать – это неплохо!

Второй нюанс, вызывающий даже не сомнения, а легкую оторопь, – это примечание, где поясняется, что:

Иными словами, поправки Верховного суда не просто дают второй шанс оступившимся предпринимателям и банкирам. Они буквально устанавливают темп и ритм совершения экономических преступлений, выдерживая которые представители этих кругов могут не опасаться сесть за свои художества.

Вместо реальных сроков законопроект предлагает ввести практику двойного возмещения причинённого ущерба и выплат компенсаций пострадавшим лицам. С одной стороны, это справедливо: экономический ущерб естественным образом измеряется деньгами, это не отнятые жизни и не инвалидность, стоимость которых можно оценить в банкнотах весьма условно.

С другой стороны – отказ, пусть и частичный, от реальных сроков существенно снижает плату за неудачное преступление. У склонных к этому граждан однозначно возникнет больший соблазн попробовать, рискнуть.

Россия и без того не всегда может похвастаться реальными успехами в борьбе с теневой экономикой: только по официальным данным, до начала эпидемии коронавируса «в тени» работало не менее 20 миллионов граждан трудоспособного возраста; а тут появляется прямой экономический резон попытаться «заработать» на чём-нибудь эдаком. Главное – проследить, чтобы на момент попытки мошенничества, фиктивного банкротства или вывода капиталов за рубеж на шее не висело неснятой или непогашенной судимости. Поймали – заплатил штраф, нет – подожди год-полтора и делай новый заход.

Читайте также  Платят ли налоги ветераны труда? Льготы ветеранам

Верховный суд собственными руками конструирует ситуацию, которая целиком и полностью описывается позднеперестроечной шуткой: плохо воровать – это нехорошо, а вот хорошо воровать – это совсем неплохо!

Неотвратимость наказания? Нет, не слышали.

Частичную декриминализацию экономических преступлений авторы законопроекта объяснили необходимостью защиты предпринимателей от произвола силовиков.

– говорится в тексте пояснительной записки.

Однако есть ощущение, что это стремление находится в противофазе к реальным потребностям общества. Новый законопроект спускает презумпцию безответственности с министерско-сенаторского Олимпа на региональный и даже на районный уровень. Пойдёт ли это на благо стране? Вопрос риторический.

Кроме того, законопроект не решает проблему давления на предпринимателей со стороны правоохранительных органов радикальным образом. Отнюдь. В пояснительной записке отмечается, что:

Уголовным проступком не будут признаваться деяния, за совершение которых предусмотрена уголовная ответственность, в том случае, если лицо было подвергнуто административному наказанию за ранее совершённые аналогичные действия (составы с административной преюдицией).

Иными словами, при большом желании отжать бизнес или получить жирный «занос» никто не помешает нечистым на руку силовикам сначала составить на коммерсанта парочку административных протоколов, а затем уже возбуждать уголовное дело с твёрдым пониманием, что жертва не сможет сбежать в домик под названием «уголовный проступок».

Справедливости ради скажем, что есть и иная точка зрения. Известный адвокат Виолетта Волкова, как и полагается адвокату, встаёт на сторону обвиняемых:

«Главный принцип – неотвратимость наказания – всё равно выдерживается. В данном случае это будет штраф, как и предусмотрено ныне: новая формулировка касается только тех преступлений, за которые не предусмотрена возможность лишения свободы, то есть речь идёт о небольшой тяжести проступков и только совершённых впервые. Просто в этом случае у человека не будет судимости, которая в дальнейшем портит жизнь.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector