Могу ли я поменять показания во время следствия?

Могу ли я поменять показания во время следствия?

Свидетели обвинения: их показания и репутация

В последнее время встречаются уголовные дела, возбужденные на основании показаний свидетелей. Вместо сбора прямых доказательств органы следствия в таких случаях ограничиваются показаниями одного-двух свидетелей, репутация которых не принимается в расчет.

Один в поле не свидетель?

Чуть ли не ежедневно мы узнаем о новых громких уголовных делах, связанных с хищениями, взятками и другими должностными преступлениями. Подчас расследуются обстоятельства многолетней давности, однако, обвинению удается получить доказательства, однозначно подтверждающие его версию. Например, документы, аудиозаписи переговоров, переписку, возможно, результаты оперативно-розыскной деятельности.

Но встречаются и другие уголовные дела. С момента расследуемых событий прошло много лет, объективные доказательства не сохранились. Но их отсутствие восполняется показаниями одного или нескольких лиц, которые по прошествии лет вспоминают то, о чем раньше молчали.

Изучение таких дел зачастую выявляет подлинные мотивы дачи показаний годы спустя. Обычно это конфликт между свидетелем и оговариваемым лицом, передел собственности, месть, старые обиды. Все это дает возможность предпринять попытку манипулирования судебной системой.

Низкий стандарт доказанности

В делах, основанных только на свидетельских показаниях, все строится по одному лекалу. Показания, полученные от одного свидетеля, повторяют другие допрошенные лица. При этом сами они в описываемых событиях не участвовали и знают о них только со слов единственного свидетеля. По такой схеме построены, например, дело руководителя «Тольяттихимбанка» А. Попова, обвиняемого в покушении на дачу взятки судьям Верховного Суда РФ, дело В. Маркелова о взятках полковнику МВД Захарченко.

Подобный подход и именуется «низким стандартом доказанности»: следствие зачастую не обращают внимания на такие дефекты и принимает показания на веру.

Репутация превыше всего

В зарубежной судебной практике распространен иной подход. Такие дела зачастую заканчиваются оправданием просто потому, что в качестве свидетеля обвинения выступили люди, скомпрометировавшие себя.

Вспомним дело Доминика Стросс-Кана. Горничная нью-йоркского Sofitel утверждала, что изнасилована директором-распорядителем Международного валютного фонда. Однако, будучи уличенной в предоставлении заведомо ложной информации об изнасиловании у себя на родине (Гвинея) и в том, что она обнародовала данную информацию для получения убежища в США, так называемая потерпевшая тут же потеряла всякое доверие. Прокуратура сама отказалась от претензий к Стросс-Кану.

Оправдали и чернокожего американского футболиста О. Джей Симпсона, обвинявшегося в убийстве супруги. Выяснилось, что некоторые доказательства по делу получены белым полицейским, изобличенным в расизме. Суду предъявили аудиозапись, содержащую его расово недопустимые высказывания.

Иллюстрацией противоположного подхода может служить нашумевшее дело о якобы совершенном офицерами МВД Дмитрием Целяковым и Александром Носенко мошенническом хищении 1,5 млн евро у беглого банкира Германа Горбунцова, которого самого доставляли на суд под конвоем. Подмоченная репутация последнего как минимум должна была вызвать сомнения в достоверности его показаний. Исключительно показания Горбунцова легли и в основу упомянутого выше обвинения В. Маркелова в даче взяток другому офицеру МВД – Д. Захарченко.

Отказ от дачи показаний: к каким последствиям он приведет?

Отказ от дачи показаний: к каким последствиям он приведет?

Любой гражданин, хоть однажды побывавший на допросе или обращавшийся с заявлением в органы полиции знает о существовании ст.51 Конституции РФ, гласящей о том, что никто не обязан свидетельствовать против самого себя, супруга и близких родственников (бабушек, дедушек, внуков, братьев и сестер, родителей, усыновителей и усыновленных). Смысл этой нормы, казалось бы, ясен: в ходе дачи объяснений или на допросе у следователя, дознавателя или в суде можно хранить молчание, если сказанное может навредить самому гражданину или его близким. Многие юристы призывают пользоваться предоставленным ст. 51 Конституции правом во всех случаях, утверждая, что молчание гарантированно избавит Вас от возможных неприятностей. Но на самом деле все не так просто.

Разберем некоторые утверждения, предлагаемые в Интернете как руководство к действию.

«Если хотите отказаться от показаний – ссылайтесь на статью 51 Конституции РФ». Путем анализа ст.51 Конституции РФ можно сделать вывод, что в указанной статье речь идет о праве гражданина на отказ от дачи показаний только в части признания им своей вины в инкриминируемом преступлении или в части изобличения его близких. Следовательно, лицо вправе не сообщать лишьте сведения, сообщение которых может повлечь привлечение его к ответственности, либо привлечение к ответственности его близких родственников, , а не хранить общее молчание.

К чему же ведет отказ допрашиваемого от дачи показаний со ссылкой на ст.51 Конституции РФ? Фактически гражданин дает понять, что он или его близкие совершили то или иное преступление, но говорить о нем он не желает. Поэтому опытные уголовные адвокаты советуют не ссылаться в протоколах допросов на указанную статью: на практике это может трактоваться как косвенное признание своей вины.

Можете отказаться от дачи показаний, но сослаться на п.2 ч. 4 ст. 46 и п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК РФ: эти положения закрепляют право подозреваемого и обвиняемого ничего не сообщать следствию относительно имеющихся в отношении них подозрений или обвинений. Тогда такой отказ будет воспринят правильно, а не как косвенное признание своей вины. При этом стоит быть готовыми к тому, что следователь или дознаватель будут настаивать на том, чтобы Вы объяснили свой отказ, сославшись на ст. 51 Конституции РФ; в этом случае можно напомнить следователю, что показания даёте Вы, пользуясь предоставленными Вам законом правами, при этом Вы, не являясь юристом, не обязаны знать номера статей законов.

«Отказаться от дачи показаний могут любые допрашиваемые лица».

Конечно, это касается не всех: так, например, свидетели и потерпевшие показания давать обязаны, а за отказ от дачи показаний этих лиц можно привлечь к уголовной ответственности по ст. 308 УК РФ. Однако здесь действует оговорка: субъекту не грозит данная статья, если он отказывается свидетельствовать против самого себя или своих близких.

Таким образом, свидетель и потерпевший при даче показаний могут пользоваться ст. 51 Конституции РФ только в отношении тех сведений, которые могут повлечь привлечение их к уголовной ответственности. К примеру, отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний относительно фамилии, имени и отчества, иных персональных данных, также отказ дать показания относительно обстоятельств совершённого преступления другим лицом, не являющимся близким родственником допрашиваемого, повлечёт привлечение его к уголовной ответственности по ст. 308 УК РФ.

С другой стороны, если свидетель все же пожелает давать показания, ему следует быть особенно внимательным: нередки случаи, когда в последующем его статус меняется на подозреваемого или обвиняемого. Такая «уловка» ранее часто использовалась следователями, чтобы получить от граждан нужную информацию для дальнейшего ведения расследования. Между тем Конституционный Суд РФ разъяснил, что независимо от формального статуса участника процесса, в случае привлечения лица к уголовной ответственности впоследствии, он вправе отказаться от дачи показаний, за что его к ответственности по ст. 308 УК РФ привлечь нельзя.

«Отказ от показаний усложнит работу следствия и позволит оказаться подозреваемому (обвиняемому) в более выигрышном положении».

В данном случае все зависит от ситуации. Отказ от дачи показаний можно использовать, если подозреваемый или обвиняемый не успел тщательно продумать стратегию защиты, сомневается насчет того, может ли ему навредить та или иная информация, не знает, какие доказательства собраны следствием против него Между тем, отказ от дачи показаний лицом, привлекаемым к уголовной ответственности, это по существу и отказ от своей защиты, отказ от опровержения обвинения или подозрения и отказ от предоставления своей версии событий.

Для следственных органов же отказ от дачи показаний – это, скорее плюс, поскольку если показаний нет, то и опровергать изложенные в них фактыне нужно, да и сама позиция защиты в деле отсутствуют. А это, в свою очередь, позволяет направлять ход следствия в обвинительное русло. Однако это утверждение справедливо, если других доказательств в деле достаточно.

К примеру, представим ситуацию, в которой в отношении Вас подано заявление о совершении преступления, например, об умышленном причинении телесных повреждений. После получения заявления, сотрудник полиции вызовет Вас для получения объяснения. Если Вы откажетесь от дачи объяснений, то при наличии объяснений заявителя и справки о тяжести телесных повреждений в отношении Вас наверняка будет решаться вопрос о возбуждении уголовного дела, и решён он будет положительно. Однако, если бы Вы в подобной ситуации дали объяснение о своей непричастности, например, сообщили о наличии алиби, то, возможно, дело в отношении Вас бы даже не возбудили.

Поэтому, советуем во всех случаях, когда Вы не совершали противоправных деяний, дать показания, хотя бы коротко.

Статьей 51 Конституции РФ следует пользоваться лишь в случаях, когда:

Вы понимаете, что привлечение Вас к ответственности не беспочвенно и имеет основания;

Когда нет определенности в позиции по делу (например, Вы не определились, стоит ли признавать вину, чтобы нацелиться на смягчение наказания, либо следует побороться за оправдательный приговор);

Когда Вы не доверяете следствию и нацелены на то, чтобы воспользоваться своими правами и опровергнуть обвинение в стадии судебного рассмотрения уголовного дела (данное основание наиболее актуально по общественно-значимым уголовным делам, в которых затронуты интересы государства, политических или финансовых элит).

Вы не хотите, чтобы Ваша позиция и версия событий стали известны до судебного рассмотрения дела, чтобы следствие не дополнило материалы дела доказательствами, опровергающими Вашу позицию (в подобной ситуации следует всегда учитывать риск возвращения уголовного дела судом прокурору на основании ст. 238 УПК РФ).

«Нанимать адвоката, чтобы отказаться от дачи показаний, не нужно».

Даже если вы собрались молчать на допросе, это не значит, что защитник не нужен. Уголовный адвокат может разъяснить подозреваемому или обвиняемому его права, поможет выяснить, целесообразно ли в конкретном случае хранить молчание, проверит правильность составления протокола допроса и проследит за тем, чтобы на его доверителя не оказывалось ни психологическое, ни физическое давление. Помните, что даже свидетель может явиться к следователю с адвокатом — никто не может лишить его этого права. Следует также учитывать, что на стадии так называемой доследственной проверки и на стадии предварительного расследования, особенно по уголовным делам в сфере экономики, оперативных сотрудников и следователей не редко не устраивает отказ опрашиваемого или допрашиваемого от дачи объяснений или показаний. В этих случаях на Вас могут оказать давление в целях получить нужные сведения, используются угрозы привлечением к уголовной ответственности или применением мер процессуального принуждения (задержанием, заключением под стражу). Довольно популярным способом ведения допроса при отказе допрашиваемого от дачи показаний является постановка следователем вопросов даже после отказа отвечать; в подобных в протокол после отказа от дачи показаний все равно заносятся вопросы следователя. При этом следует не теряться и после каждого вопроса повторять одну фразу: «От дачи показаний отказываюсь». Ценность подобного протокола допроса для защиты велика, так как через поставленные следствием вопросы можно узнать ход расследования, те обстоятельства, которые интересуют следствие.

Вместо заключения

Итак, если вас вызвали на допрос, и вы решили воспользоваться «правом на молчание», помните о следующих моментах:

Проанализируйте ситуацию и выясните, обоснованны ли предъявляемые Вам претензии и достаточно ли в деле других доказательств. Если обвинение обоснованно и доказательств обвинения достаточно, то показания давать стоит, хотя бы коротко. Однако стратегию защиты нужно хорошо продумать.

Проверьте свой процессуальный статус. Если подозреваемые или обвиняемые могут отказаться от дачи показаний без негативных последствий для себя, то свидетелям и потерпевшим грозит уголовная ответственность по ст.308 УК РФ.

Отказываясь от дачи показаний, ссылайтесь на п.2 ч. 4 ст. 46 или п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК РФ (если вы находитесь в статусе подозреваемого или обвиняемого). Если же вы – свидетель или потерпевший, можете руководствоваться ст.51 Конституции РФ. Указывать в Ваших объяснениях или показаниях номер статьи не обязательно, допрашиваемый не обязан знать и указывать процессуальное основание отказа от дачи показаний.

Заявляя отказ от дачи показаний, подозреваемый или обвиняемый вправе, но не обязан объяснять причины такого отказа и мотивы, побудившие его к этому; указывать мотивы и причины отказа или нет, следует решать в каждом конкретном случае исходя из обстоятельств дела и избранной по делу позиции.

При наличии финансовой возможности пригласите с собой к следователю адвоката, который проконтролирует ход следственного мероприятия и не допустит нарушений со стороны следователя. Подозреваемым и обвиняемым (подсудимым) не следует при отсутствии средств на оплату услуг защитника по соглашению отказываться от участия в деле адвоката по назначению.

Учитывайте, что «право на молчание» – не панацея и не гарант того, что вас не привлекут к уголовной ответственности; неправильное и несвоевременное использование ст. 51 Конституции РФ может не защитить Вас, а наоборот повлечь неблагоприятные для Вас правовые последствия Все зависит от конкретной ситуации и обстоятельств дела.

Статья 187 УПК РФ. Место и время допроса

1. Допрос проводится по месту производства предварительного следствия. Следователь вправе, если признает это необходимым, провести допрос в месте нахождения допрашиваемого.

2. Допрос не может длиться непрерывно более 4 часов.

3. Продолжение допроса допускается после перерыва не менее чем на один час для отдыха и принятия пищи, причем общая продолжительность допроса в течение дня не должна превышать 8 часов.

4. При наличии медицинских показаний продолжительность допроса устанавливается на основании заключения врача.

Комментарии к ст. 187 УПК РФ

1. В ч. 1 коммент. ст. дважды употреблено понятие «место». В первом случае речь идет о «месте производства предварительного следствия», во втором — о «месте нахождения допрашиваемого». Это разные объекты. Если же место нахождения допрашиваемого совпадает с местом производства предварительного расследования, считается, что допрос произведен по месту производства предварительного «следствия».

2. Провести допрос в месте нахождения допрашиваемого — право следователя (дознавателя и др.). Даже в случае признания им необходимости производства допроса в месте нахождения допрашиваемого окончательное решение о месте производства этого следственного действия принимает следователь (дознаватель и др.). И законодатель следователю (дознавателю и др.) даже в такой ситуации позволяет принять все возможные законные меры для проведения этого следственного действия по месту производства предварительного расследования.

3. Единственный случай, когда местом производства допроса может быть лишь место нахождения допрашиваемого, — это ситуация, когда проведением этого следственного действия по месту производства предварительного расследования ставится под угрозу здоровье и жизнь допрашиваемого либо других граждан. Обычно такая ситуация складывается в связи с не позволяющим перемещаться или опасным инфекционным заболеванием допрашиваемого. Но и в этом случае на следователе (дознавателе и др.) не всегда лежит обязанность производства допроса в месте нахождения допрашиваемого. Обычно следователь (дознаватель и др.) вправе отказаться от самого допроса. Лишь в некоторых случаях допрос лица обязателен (к примеру, после предъявления обвинения, до предъявления для опознания и др.). Если же в такой ситуации перемещение свидетеля (обвиняемого и др.) к месту производства предварительного расследования может иметь следствием нарушение хотя бы одного из обязательных условий производства данного следственного действия (точно установлено, что при допросе не будут: нарушены те права и законные интересы как допрашиваемого, так и других лиц, ограничение которых не предусмотрено уголовно-процессуальным законом; унижена честь и достоинство допрашиваемого; поставлено под угрозу здоровье и жизнь допрашиваемого, а также других граждан), допрос должен быть произведен в месте нахождения допрашиваемого. Лишь в этом случае производство допроса в месте нахождения допрашиваемого — обязанность следователя (дознавателя и др.).

4. Признание, о котором идет речь в ч. 1 коммент. ст., — это мыслительный процесс по определению наиболее целесообразного места производства следственного действия. Его результаты отражаются в протоколе допроса. Поддерживаем рекомендацию следователям (дознавателям и др.) мотивировать свое решение о проведении допроса за пределами места предварительного расследования, указывать причины его принятия .

См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (новая редакция). С. 339; и др.

5. Следователь признает производство допроса в месте нахождения допрашиваемого «необходимым». Необходимость может быть выявлена как самим следователем (дознавателем и др.), так и допрашиваемым или иным лицом. Иначе говоря, инициатором проведения допроса по месту нахождения допрашиваемого выступает не всегда следователь (дознаватель и др.).

6. Необходимость осуществления допроса в названном конкретном месте может быть обусловлена различными обстоятельствами:

— состоянием здоровья допрашиваемого (когда он находится в больнице или у него постельный режим и т.п.);

— рекомендациями по тактике производства допроса участника уголовного процесса (к примеру, допрос несовершеннолетнего по ряду преступлений более эффективен в стенах учебного заведения при участии в этом следственном действии классного руководителя, допрос при выезде следственно-оперативной группы на место совершения преступления и др.);

— удобством для следователя (дознавателя и др.) (если необходимость допроса свидетеля возникла тогда, когда следователь находился в месте нахождения допрашиваемого, и пр.);

— нахождением большого количества лиц, которых следует допросить, в одном месте и сложностью их последующего вызова для допроса (к примеру, при допросе иногородних отдыхающих в санатории и др.);

— допрос на месте происшествия может способствовать повышению его результативности (предполагается, что на месте происшествия допрашиваемому будет существенно легче вспомнить наблюдаемые им обстоятельства);

— нахождением допрашиваемого в месте, откуда он не в состоянии выйти для того, чтобы явиться на допрос (к примеру, в случае нахождения его под стражей, в специальном детском учреждении закрытого типа и др.);

— в целях обеспечения безопасности допрашиваемого (когда, например, скрывают дачу показаний допрашиваемым);

7. Законодатель предоставляет следователю (дознавателю и др.) право производства допроса в месте нахождения допрашиваемого, если следователь (дознаватель и др.) признает это необходимым. Однако вряд ли можно считать полученными с нарушением требований УПК результаты допроса, осуществленного в месте нахождения допрашиваемого, только лишь из-за того, что следователь (дознаватель и др.) не может объяснить, в чем именно выражалась необходимость допроса не по месту производства предварительного расследования.

8. Под местом нахождения свидетеля может пониматься его место жительства (содержания под стражей), лечения, работы, учебы, отдыха и любое другое место. Местом нахождения допрашиваемого может быть даже помещение (местность), где было совершено преступление, если следователь (дознаватель и др.) посчитал целесообразным производство допроса на месте совершения преступления.

9. В ч. 2 коммент. ст. закреплено основное требование, касающееся того, сколько времени может длиться непрерывно допрос совершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) либо вне зависимости от возраста любого иного допрашиваемого. Здесь отмечено, что допрос «не может длиться непрерывно более 4 часов». Допрос несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) не может непрерывно длиться более чем 2 часа (ч. 1 ст. 425 УПК).

10. Четыре часа — максимальная длительность непрерывного допроса. Длиться «непрерывно» означает, что в процессе допроса не было официально объявлено перерыва, который бы имел конкретную продолжительность. Нельзя считать за перерыв, о котором идет речь в ч. 3 коммент. ст., время, когда следователь (дознаватель и др.), не объявляя перерыва, сидел напротив допрашиваемого и, ничего его не спрашивая, не дозволял последнему выйти из кабинета. Не будет считаться перерывом также разрешение допрашиваемому сделать звонок по телефону, время, когда в процессе допроса следователь (дознаватель и др.) приводил допрашиваемого в чувства (к примеру, при обмороке допрашиваемого) и т.п.

11. Четыре часа, о которых упоминается в ч. 2 коммент. ст., начинают течь с момента, когда следователь (дознаватель и др.) приступил к удостоверению личности допрашиваемого либо с начала допроса, после того как закончилось время объявленного перерыва в таковом. Опять же заканчиваться 4 часа могут объявлением перерыва или же окончательным оформлением протокола следственного действия.

12. Часть 3 коммент. ст. посвящена продолжительности перерыва в допросе и суммарной продолжительности самого допроса совершеннолетнего допрашиваемого. Исходя из ее содержания, на следователе (дознавателе и др.) не лежит обязанность обеспечить допрашиваемому отдых и прием пищи. Следователь (дознаватель и др.) обязан лишь объявить перерыв и в течение такового не отрывать допрашиваемого от того, чем он в этот перерыв будет заниматься, по своим служебным нуждам. Каким образом допрашиваемый решит потратить отведенное на перерыв время, это его дело. Ему решать, как им представляется понятие «отдых». Единственное ограничение здесь таково — отдых не может представлять собой противоправное деяние. В пределах же законодательных дозволений отдых может быть осуществлен в любой форме.

13. Под пищей, о которой ведет речь законодатель в ч. 3 коммент. ст., подразумеваются качественные, не опасные для жизни и здоровья продукты питания (пищевая продукция). Однако следователь (дознаватель и др.) не наделен полномочиями по определению доброкачественности (неопасности) пищевой продукции, употребляемой в пищу допрашиваемым. Лишь в случае осуществляемого на виду у следователя (дознавателя и др.) принятия в пищу допрашиваемым явно опасного для жизни и (или) здоровья вещества следователь (дознаватель и др.) должен со своей стороны воспрепятствовать указанным действиям.

Читайте также  Меры ответственности за публичное оскорбление

14. Допрос может быть приостановлен, а может быть завершен. Через какое-то время после завершения допроса может быть осуществлен дополнительный допрос — новое следственное действие. Получается, что в такой ситуации в течение одного дня имело место несколько допросов одного и того же лица. Несмотря на данное «ухищрение», которое может иметь место на практике, и на такую ситуацию должно быть распространено ограничение общей продолжительности допроса в течение дня, которая согласно ч. 3 коммент. ст. не должна превышать 8 часов.

15. В течение дня продолжительность получения показаний у одного и того же допрашиваемого вместе со временем, потраченным на их протоколирование, не может быть более 8 часов, сколько бы протоколов допроса при этом следователем (дознавателем и др.) не было составлено. Это же правило касается и случаев, когда, несмотря на имевшие место перерывы в допросе, оформлялся один протокол допроса свидетеля (обвиняемого и др.).

16. Что означает термин «в течение дня»? Нами рекомендуется толковать данное словосочетание как «в течение 24 часов, исчисляемых с начала допроса (первого допроса) свидетеля (обвиняемого и др.)». Иначе говоря, если допрос свидетеля (обвиняемого и др.) был начат в 10 часов 20 мая с.г., то в период времени от 10 часов 20 мая с.г. до 10 часов 21 мая с.г. его допрос не может продолжаться более 8 часов. После 10 часов 21 мая можно вновь приступить к допросу этого же лица и до 10 часов 22 мая он вновь не может превышать промежуток времени в 8 часов. Так же будут обстоять дела с продолжительностью допроса и в последующие сутки.

17. Содержание ч. 4 коммент. ст. посвящено специальной продолжительности допроса физически (психически) нездоровых людей. Такая продолжительность допроса устанавливается «при наличии медицинских показаний». Под медицинскими показаниями понимаются состояние, определенный физический (психический) недостаток и (или) болезнь (диагноз) допрашиваемого, не позволяющий проводить его допрос в условиях, приемлемых для здорового человека.

18. Продолжительность допроса при медицинских показаниях «устанавливается на основании» заключения врача. Она может касаться как времени допроса, осуществляемого без перерыва, так и общей продолжительности допроса (допросов) одного и того же лица в течение 24 часов.

19. Решение об установлении продолжительности допроса, принимаемое на основании заключения врача, рекомендуется оформлять постановлением. Хотя следует признать, что отсутствие такого постановления в уголовном деле не может быть расценено как нарушение требований УПК.

20. Решение об ограничении продолжительности допроса может быть принято как до начала допроса, так и во время его проведения. Заключение врача может быть подготовлено также до допроса. Если же ситуация складывается так, что о состоянии здоровья допрашиваемого следователю (дознавателю и др.) стало известно в ходе производства следственного действия, может быть приглашен врач, который даст заключение по поводу возможности продолжать допрос. Такое заключение будет составлено после начала допроса.

21. Заключением врача, о котором идет речь в ч. 4 коммент. ст., следует признавать письменный документ с полным клиническим диагнозом, выводом о необходимости уменьшения продолжительности допроса и рекомендацией о максимальном времени, в течение которого может длиться допрос, заверенный подписью врача (врачей) и печатью учреждения, в котором он (они) работает.

22. Под врачом следует понимать практикующего, с высшим медицинским образованием специалиста той специальности, к области которой относится заболевание допрашиваемого. Закон не запрещает, чтобы заключение было подготовлено комиссией врачей. В этом случае они заверяют документ вместе.

23. См. также комментарий к ст. 189 УПК .

Более полный комментарий к настоящей статье см.: Рыжаков А.П. Место и продолжительность допроса на стадии предварительного расследования. Комментарий к ст. 187 УПК; Рыжаков А.П. Допрос: основания и порядок производства: Научно-практическое руководство. Ростов-на-Дону: Феникс, 2006. С. 6 — 29.

Можно ли изменить показания по уголовному делу

Можно ли изменить ранее данные показания по уголовному делу?
Можно, но в каждой отдельной ситуации будут разные последствия. Давайте разбирать на примерах.

Самый часто встречающийся пример – подозреваемый уже был допрошен и в протоколе признал вину в совершении преступления. Через несколько дней он решает отказаться от ранее данных показаний и говорит, что не виновен.

Следователь повторно его допрашивает, записывает новую версию событий. Также он обязан спросить, почему человек ранее давал другие показания, а теперь решил их изменить.
Новый протокол допроса будет приобщен к материалам дела, но и старый протокол оттуда никто не уберет.

Кстати в самом протоколе всегда есть такая запись, что подозреваемый предупреждается о том, что данные показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, даже в случае последующего отказа от них. И под этой записью допрашиваемое лицо ставит свою подпись, чем подтверждает, что ему это обстоятельство разъяснили.

Очень часто встречается довольно простое, если не сказать «простецкое» отношение самих допрашиваемых к тому, что они говорят. Мол сейчас говорю так, а завтра скажу по-другому. Но так не получится, ведь протокол допроса, подозреваемого и обвиняемого – это чуть ли не самые важные документы в уголовном деле. И несерьезно относиться к ним– это большая ошибка.

Если говорить простыми словами, то всё, что вы скажете, будет использовано против вас. Любые последующие показания, которые могут улучшить ваше положение будут расценены критически. Суд будет рассматривать их, только лишь как способ избежать ответственности.

На сегодняшний день при расследовании преступлений используется большой перечень технических средств для добывания доказательств по уголовному делу, различные виды экспертиз: трасологические, дактилоскопические, генотипоскопические и т.д. Но кто бы что ни говорил, а записанные и подписанные показания имеют наиважнейшее значение, и находятся превыше любых других доказательств. Опять же, если эти показания подтверждают версию обвинения.

Главная задача следователя – это направить дело в суд. Причем, если вы ранее не слышали о палочной системе, то поясню, что если следователь направляет в суд мало дел, то у него падает раскрываемость и за этим следуют различные негативные последствия для него. То есть он не будет тратить время на отработку других версий, если у него есть конкретный подозреваемый, который во всем признался. Даже если в последующем он решил отказаться от признания.

Когда следователь решает, что доказательств собрано достаточно, то уголовное дело направляется прокурору, а потом в суд.
Судья рассматривая дело, там видит два протокола. В одном признательные показания, а в другом нет.
В суде придется объяснять почему вы сначала признали вину в совершении преступления, а потом вдруг изменили позицию.

Чаще встречается такой вариант. Судья предлагает взглянуть на протокол допроса и спрашивает:
— Это ваша подпись?
— Да.
— Эти показания, вы давали?
— Да.
— Добровольно давали показания?
И еще множество подобных вопросов. А еще в протоколе есть подпись адвоката, которую тоже нельзя проигнорировать.

На любую причину, по которой вы изменили показания, что вы назовете, у суда уже давным-давно заготовлен план действий. Если вы говорите, что на вас оказывалось психологическое или физическое давление, суд спрашивает, обращались ли вы по этому поводу с жалобами и заявлениями. Если не обращались, значит факт давления ничем не подтверждается и его не было.

Если же по этому поводу вы обращались, например, в прокуратуру, то суд интересует какие вы ответы получили. Скорее всего, в 99% случаях вы получили ответ, что нарушений в действиях сотрудников полиции не усматривается. А это для суда опять же означает, что факт давления не подтверждается.

Если вы говорите, что подпись в протоколе не ваша, то последует вопрос, почему вы раньше не писали жалобы и нигде не заявляли, что подпись поддельная. Может быть даже поставлен вопрос о назначении почерковедческая экспертизы, которая очевидно покажет, что подпись ваша.

Никакое ваше заявление суд не удивит. Все варианты давно отработаны. Нужно понимать, что у суда есть задача побыстрее рассмотреть дело и вынести приговор. И все ваши попытки объяснить, почему вы сначала признавались, а потом вдруг изменили свою позицию будут судом расценены как способ избежать ответственности.

Может ли изменить показания потерпевший или свидетель? Тоже самое. Если в новых показаниях говорится о невиновности подозреваемого или обвиняемого, то эти показания подвергаются жесточайшей критике.

Никто не верит, что потерпевший мог, что-то перепутать. С ним начинается тщательная работа. Его начинают уже самого пугать уголовной ответственностью за заведомо ложное сообщение о преступлении, а свидетеля об ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Ищут и другие слабые места.

Почему это происходит? В первую очередь, потому что следователи и оперативники давно разучились верить в чудеса. И когда они видят, что потерпевший вдруг неожиданно начинает менять показания в пользу подозреваемого, то конечно предполагают, что его кто-то запугал, либо дал денег, либо иным образом договорился.

Ну и нужно всегда иметь в виду, что если уголовное дело уже возбуждено, то его так или иначе планируют направить в суд. Если же потерпевший отказывается от своих показаний, то дело нужно прекращать, а это означает, что дело было возбуждено необоснованно и все это очень плохо отразится на статистике. А статистика, как я уже упоминал, – это очень мощный двигатель всего уголовного судопроизводства в нашей стране.

Что нужно знать? Уголовная ответственность наступает именно за дачу ЗАВЕДОМО ложных показаний. То есть, если свидетель или потерпевший что-то перепутали, в чем-то заблуждались, то есть сообщили ложную информацию НЕНАМЕРЕННО, то ответственности за это нет.

Адвокатам регулярно попадаются такие уголовные дела, где участники дали показания необдуманно. Это несет самые негативные последствия. Перед тем как давать показания, нужно тщательно всё обдумать. Не нужно торопиться, ведь протокол допроса из дела никуда не исчезнет. Если же вас принуждают к даче определенных показаний, то это лишний повод насторожиться. Это вполне может означать, что других доказательств у следствия нет и без вашего признания у дела нет перспектив.

В заключение скажу, что если во время допроса вы в чем-то ошиблись, перепутали или по каким-то другим причинам сообщили следователю неверную информацию, то изменить ранее данные показания всё-таки возможно, даже если они будут неудобны следствию. Но нужно понимать, что вы столкнетесь с очень активным противодействием со стороны следователей, оперативников, а также прокурора и даже суда. В таком случае настоятельно рекомендую обраться за помощью адвокату.

При таком положении дел, ни в коем случае нельзя допускать общения с представителями силовых структур без адвоката. И это не реклама адвокатских услуг или что-то подобное. Реально в присутствии адвоката, кардинально меняется тон беседы. И большинство психологических приемов и других уловок не применяется. Как и врачи не рекомендуют заниматься самолечением, так и в уголовном деле не стоит заниматься самозащитой. Обратитесь к опытному адвокату.

Можно ли отказаться от своих показаний?

Можно ли отказаться от своих показаний?

На страницах «Условки» мы уже рассказывали о том, кто и когда имеет право отказаться от дачи показаний , не опасаясь быть привлеченных за это к ответственности.

Сегодня мы поговорим о ситуации, когда ранее допрошенные на следствии участники процесса в суде начинают открещиваться от своих показаний. На практике такое встречается сплошь и рядом.

В каких случаях можно отказаться от ранее данных показаний?

Говоря строго формально, такого понятия, как «отказ от ранее данных показаний», не существует. Показания уже даны и записаны в протокол допроса . В контексте затронутой темы, под «отказом от показаний» следует понимать заявление, сделанное свидетелем или обвиняемым о том, что ранее данные им показания недействительны по тем или иным причинам.

Впрочем, это все теория. На практике «аннулировать» собственные показания крайне непросто

Даже в том случае, когда показания на следствии были даны под давлением, просто так отказаться от них в суде не получится. Голословные заявления об оказанном давлении со стороны оперативников или следователя не будут приняты во внимание. Как показывает практика, если никаких объективных доказательств неправомерного воздействия не имеется, то отказ от собственных показаний в суде не будет иметь последствий.

В связи с этим, практикующие адвокаты советуют «поднимать волну» по поводу незаконного давления еще на следствии, не дожидаясь, пока дело уйдет в суд и обязательно ходатайствовать о даче новых показаний.

Как отказаться от ранее данных показаний?

На практике, шансы «аннулировать» ранее данные показания могут появиться в следующих случаях:

— Свидетель в суде обнаружил, что в текст его показаний внесены сведения, о которых он не говорил или существенно искажен смысл сказанного на допросе

— Свидетель обнаружил, что подпись в протоколе допроса ему не принадлежит

— Обвиняемый (подозреваемый) был допрошен на следствии без защитника. В соответствии с УПК РФ, показания, данные без адвоката , не имеют юридической силы и не могут использоваться в качестве доказательств

— Показания были даны под давлением. В этом случае они могут быть признаны недопустимым доказательством, однако, на практике, доказать факты оказания давления крайне сложно

Судебная практика

Вопреки распространенному заблуждению, отказаться от своих показаний, данных ранее – задача не из простых.

Изменение свидетелем или потерпевшим в суде показаний и заявление о том, что показания, которые он ранее давал следователю, не соответствуют действительности, с вероятностью в 100% повлекут оглашение по ходатайству прокурора протокола допроса из материалов дела. После этого свидетелю будут заданы вопросы, по какой причине его показания в суде отличаются от тех, которые записаны в протоколе. И как показывает практика, такие аргументы, как «следователь не так меня понял», » следователь неправильно записал показания», «я не читал, что подписывал» и т.п., в российских судах не принимаются.

Нередко такие ситуации заканчиваются тем, что в отношении свидетеля затем возбуждают уголовное дело за лжесвидетельство в суде.

Остались вопросы по теме статьи? Задайте их через форму онлайн-консультанта прямо сейчас!

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector