Нет видеозаписи — права можно вернуть: суд объяснил

Нет видеозаписи — права можно вернуть: суд объяснил

Нет видеозаписи — права можно вернуть: суд объяснил, как оценивать доказательства

Нет видеозаписи - права можно вернуть: суд объяснил, как оценивать доказательства

Сотрудники ДПС остановили машину и попросили ее водителя Ивана Молотова* дунуть в трубочку. Тест показал наличие алкоголя в выдыхаемом воздухе, поэтому правоохранители составили протокол об административном правонарушении, а также об отстранении от управления автомобилем. По закону, освидетельствование на состояние алкогольного опьянения, направление на медосвидетельствование и отстранение от управления машиной происходят в присутствии двух понятых либо с применением видеозаписи, которая прилагается к протоколу либо акту освидетельствования (ч. 3, 6 ст. 25.7, ч. 2 ст. 27.12 КоАП). В документах по Молотову указано о применении видеозаписи, но сама запись отсутствует. Понятых при этом не было.

ЗАЯВИТЕЛЬ: Иван Молотов*

СУТЬ СПОРА: Дело об обжаловании административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП

РЕШЕНИЕ: Ранее вынесенные акты отменить, производство по делу прекратить

В суде Молотов заявил, что был трезвым, а все бумаги подписывал под давлением сотрудников ДПС. Тем не менее, мировой судья судебного участка № 2 Саратовского района Саратовской области признал Молотова виновным в управлении автомобилем в состоянии опьянения и назначил ему 30 000 руб. штрафа с лишением прав на 1,5 года (ч. 1 ст. 12.8 КоАП). Саратовский районный суд Саратовской области запросил видеозапись фиксации освидетельствования и отстранения от управления машиной, но начальник МО МВД России «Саратовский» сообщил о невозможности ее предоставить. Несмотря на это, апелляционный суд подтвердил законность ранее вынесенного решения.

Когда дело дошло до Верховного суда, тот пояснил: процессуальные действия по отстранению Молотова от управления машиной, а также освидетельствованию на состояние алкогольного опьянения были составлены с нарушением закона, а потому являются недопустимыми доказательствами (ст. 25.7, 27.12, 27.12.1 КоАП). При этом КоАП не позволяет устранить эти нарушения путем возвращения материалов дела в ГИБДД, если судебные акты уже вступили в силу. Поэтому ВС отменил все вынесенные решения и прекратил производство по делу в связи с недоказанностью (№ 32-АД 19-3).

Процедура имеет значение

Руководитель практики уголовного и административного права ООО Национальная Юридическая Служба АМУЛЕКС Национальная Юридическая Служба АМУЛЕКС Федеральный рейтинг. × , адвокат Алёна Зеленовская считает: позиция ВС должна стать правилом, а не исключением. «Прискорбно, что привлеченное к административной ответственности лицо потратило огромное количество времени, чтобы получить то решение, которое с самого начала было очевидным. Приходит мысль о разной трактовке одних и тех же норм, и что хуже – об отсутствии правовой позиции у нижестоящих судов. По сути речь идет о грубейшем нарушении процессуального права и административного регламента ГИБДД при фиксации правонарушения, что привело к исключению основного доказательства», – отметила Зеленовская.

«ВС неоднократно указывал на необходимость устранения недостатков протоколов об административных правонарушениях на стадии подготовки к рассмотрению дел по существу – чтобы сократить время и бюджет (N 89-АД19-2, N 19-АД18-3)»

Александр Самухов, адвокат, партнёр Казаков и партнеры Казаков и партнеры Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Экологическое право группа Антимонопольное право (включая споры) группа Природные ресурсы/Энергетика группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Уголовное право 12 место По выручке на юриста (более 30 юристов) 25 место По количеству юристов 27 место По выручке Профайл компании ×

«Практика рассмотрения подобных дел говорит: даже если суд установит процессуальное нарушение, при наличии доказательств нарушения норм материального права привлечение к ответственности неизбежно. Иными словами, правоприменение оставляет приоритет за доказанностью совершения административного правонарушения. В указанном случае как раз отсутствие доказательств нарушения материального права из-за процессуальных нарушений послужило основанием для отмены постановлений суда», – объяснила Зеленовская.

Суд вернул права: инспекторы не записали на видео основные этапы освидетельствования

ВС пояснил, когда видеозапись проверки водителя на опьянение недействительна.

Видеозапись освидетельствования

Сотрудники ГИБДД при ведении видеозаписи проверки водителя на опьянение должны соблюдать все положения закона и предписания инструкций. Иначе видеофиксация будет признаваться судом недействительным доказательством, а водитель — освобождаться от ответственности (прав не лишается), указал Верховный суд (ВС) РФ в решении по жалобе автовладельца.

Суд напомнил, что видеозапись является одной из гарантий обеспечения прав гражданина, которого привлекают к административной ответственности. Она делается с целью исключения любых сомнений о правильности и полноте фиксирования в протоколах результатов освидетельствования и соблюдения самой процедуры освидетельствования. Следовательно, автоинспекторы не должны пропускать видеофиксацию определенных процедур и тем более монтировать запись, отмечает ВС РФ.

Суть дела

Заявитель в жалобе указал, что его остановили сотрудники ГИБДД и заподозрили в управлении машиной в нетрезвом виде. Протокол об административном правонарушении и акт об освидетельствовании на состояние алкогольного опьянения составлялись в отсутствие понятых, но с применением видеозаписи. Решениями мирового судьи автолюбителя признали виновным в вождении в пьяном виде. Он был оштрафован на 30 тысяч рублей и лишен права управления транспортным средством на полтора года.

Вместе с тем, указал водитель, представленная в качестве доказательства видеозапись является неполной. Фактически она отражает лишь информацию о подписании задержанным протоколов и акта, но при этом не содержит процедуры освидетельствования водителя. Отбор пробы выдыхаемого воздуха и его результаты на видеозаписи также не зафиксированы. При этом мировой судья установил факт отсутствия на записи части процедур, но посчитал это обстоятельство несущественным нарушением процедуры освидетельствования.

Решение Верховного суда РФ

Верховный суд РФ с мнениями коллеги из нижестоящих инстанций не согласился и отменил все их решения, а дело об административном правонарушении прекратил. Суд отметил, что для привлечения водителя к ответственности мало самого факта совершения правонарушения, сотрудники ГИБДД обязаны соблюсти все необходимые формальности установленных процедур.

Решение верховного суда

В деле же самого водителя они были не просто не соблюдены, а грубо нарушены, констатировал суд. Сотрудники полиции не стали записывать ключевые этапы освидетельствования водителя. Более того, очевидно, что автоинспекторы предоставили в суд не полную видеозапись, поскольку на ней отсутствовал ряд кадров с момента записи остановки транспортного средства.

«Изложенное свидетельствует о том, что должностным лицом ГИБДД не соблюден предусмотренный КоАП и правилами порядок проведения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и установления факта нахождения лица, которое управляет транспортным средством, в состоянии опьянения», — указал судья. При этом защитник водителя последовательно указывал на это обстоятельство и просил обязать ГИБДД предоставить полную видеозапись, но этого сделано не было.

При таких обстоятельствах акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения является недопустимым доказательством по делу, как полученный с нарушением требований закона, констатировал суд. Следовательно, нет и доказательств того, что водитель сел за руль нетрезвым, поэтому привлекать его к ответственности не за что, отметил судья Меркулов.

Неправильные доказательства

ВС напоминает, что при нарушении порядка привлечения водителей к ответственности, все ошибки трактуются судами в пользу автолюбителей.

Неправильное освидетельствование

«Обеспечение законности при применении мер административного принуждения предполагает не только наличие законных оснований для применения административного наказания, но и соблюдение установленного законом порядка привлечения лица к административной ответственности», — говорится в решении.

Статья 26.2 КоАП относит к доказательствами по делу любые фактические данные, которые могут помочь установить наличие или отсутствие события правонарушения, а также виновность в нем привлекаемого к ответственности водителя.

Эти данные устанавливаются протоколом, объяснениями автовладельца, показаниями потерпевшего, свидетелей, заключениями эксперта, иными документами, а также показаниями специальных технических средств и вещественными доказательствами.

«Не допускается использование доказательств, если указанные доказательства получены с нарушением закона. Лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина. А все неустранимые сомнения в виновности гражданина толкуются в его пользу», — отмечает Меркулов.

Он напоминает, что в случае подозрения в вождении в нетрезвом виде сотрудники ГИБДД должны провести освидетельствование, зафиксировать его результаты и отправить водителя на медосвидетельствование. Все эти действия должны проводиться в присутствии двух понятых либо с применением видеозаписи.

«Установленное законом требование о применении мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении с участием понятых или с применением видеозаписи является одной из гарантий обеспечения прав лица, привлекаемого к административной ответственности, с целью исключения любых сомнений относительно полноты и правильности фиксирования в соответствующем протоколе или акте содержания и результатов проводимого процессуального действия», — отмечает ВС РФ.

Верховный суд возвращает водительские права — часть десятая

Верховный суд возвращает водительские права - часть десятаяМожно ли лишить прав человека, у которого нет водительского удостоверения? Допустимо ли назначить административное наказание лицу, уже начавшему отбывать арест за то же самое нарушение? Вправе ли сотрудники ДПС вносить в протоколы изменения, не предупредив об этом водителей? ВС разбирался в тонкостях привлечения автовладельцев к административной ответственности.

Нельзя лишить прав, если их нет

В августе 2014 года Алексей Кашин*, обгоняя автомобиль, столкнулся с поворачивающей налево машиной, водитель которой получила легкую травму. Мужчину привлекли к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.24 КоАП (нарушение ПДД или правил эксплуатации транспортного средства, повлекшее причинение легкого вреда здоровью потерпевшего) с лишением прав на один год. Апелляция и кассация оставили это решение без изменения, несмотря на то, что в жалобах Кашин признавался: права на управление транспортными средствами он не имеет, а значит, не может быть его лишен.

В мае этого года казусную ситуацию разобрал ВС. Проанализировав материалы дела, судья Сергей Никифоров пришел к выводу, что нарушение квалифицировано верно, и собранные доказательства подтверждают фактические обстоятельства происшествия. «Причинение вреда здоровью потерпевшей находится в прямой причинно-следственной связи с действиями водителя, а потому он обоснованно привлечен к административной ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 12.24 КоАП», — резюмирует Никифоров. Но в части назначения наказания суды нижестоящих инстанций ошиблись.

В ст. 3.8 КоАП и п. 2 постановления Пленума ВС «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» от 24 октября 2006 года сказано, что наказание в виде лишения права управления транспортными средствами может быть назначено лишь тем лицам, которые этим правом обладают или лишены его в установленном законом порядке. Лишить же водителя того, чего у него в принципе нет, как это произошло в случае с Кашиным, нельзя. Материалы дела подтвердили, что водительского удостоверения у мужчины нет и никогда не было, за это его даже привлекли к ответственности по ч. 1 ст. 12.7 КоАП. Судья Никифоров изменил принятые в отношении Кашина акты, обязав того выплатить штраф в 4 000 руб. Это не ухудшило его положения, поскольку штрафные санкции считаются более мягким наказанием в сравнении с лишением прав.

Исправляешь протокол, предупреди водителя

В трех случаях ВС вернул права гражданам из-за ошибок, допущенных автоинспекторами при внесении изменений в процессуальные документы. Верховный суд при рассмотрении дел об административных правонарушениях не раз разъяснял, что должностные лица не вправе самостоятельно, в одностороннем порядке исправлять процессуальные документы (протоколы, акты и прочие), но поток жалоб на такие нарушения не иссякает.

Так, например, москвича Дмитрия Зобнина* в апреле прошлого года лишили прав на 1 год 7 месяцев за отказ пройти медицинское освидетельствование на состояние опьянения (ст. 12.26 КоАП). При этом изначально в протоколе о направлении его на медицинское освидетельствование стояло «согласен», частицу «не» инспектор ГИБДД дописал туда позже. То есть, согласно первоначальной версии протокола вменяемого ему правонарушения Зобнин не совершал, а внесенные «правки» свидетельствуют об обратном. В протоколе об отстранении от управления автомобилем инспектор изменил время составления документа, а в акте об освидетельствовании на состояние опьянения исправил «не установлено состояние алкогольного опьянения» на «не проводилось в связи с отказом». При этом в материалах дела нет информации о том, что указанные изменения вносились в документы в присутствии Зобнина, или что он хотя бы знал об этом. Возле приписок стоят печати подразделения ГИБДД и «исправленному верить», а подписей предполагаемого нарушителя — нет.

В п. 4 постановления Пленума ВС «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении КоАП РФ» от 24 марта 2005 года сказано, что если протокол об административном правонарушении составлен или другие материалы оформлены неправильно, судья должен вынести определение о возвращении этих документов в орган или должностному лицу, которыми они составлены (п. 4 ч. 1 ст. 29.4 КоАП). Несмотря на это разъяснение, мировой судья не вернул дело в ГИБДД для устранения противоречий и начал его рассматривать. Пять раз он вызывал на заседание инспектора ДПС, который вносил исправления в протоколы и акт, а тот, когда явился, подтвердил, что об изменениях в документах Зобнину не сообщал, на процедуру исправления его не вызывал и не направлял тому копии процессуальных актов с правками. Мировой судья и апелляционная инстанция посчитали такую ситуацию вполне законной, сославшись на п. 36 и 37 Административного регламента МВД № 185, утвержденного приказом от 2 марта 2009 года. ВС же счел, что в регламенте говорится о порядке внесения изменений в определения и постановления по делу об административном правонарушении, тогда как в рассматриваемом случае изменения внесены в иные документы. Несмотря на то, что Зобнин говорил о допущенных сотрудниками ГИБДД и мировым судьей нарушениях КоАП в своей кассационной жалобе, зампред Мосгорсуда ее не удовлетворил, посчитав изменения, внесенные в документы, исправлением технических ошибок. Верховный суд эту позицию не поддержал и отменил предыдущие акты по делу, поскольку они были основаны на недопустимых доказательствах, с прекращением производства по делу.

Примерно в такую же ситуацию попал, Алексей Туманянов*, которого привлекли к ответственности по ч. 4 ст. 12.8 КоАП за повторное (совершенное в течение года со дня аналогичного правонарушения) управление автомобилем в нетрезвом виде. Его лишили прав на три года и назначили штраф в 50 000 руб. При этом, изначально в протоколе об значилась ч. 1 ст. 12.8, а о том, что инспектор ГИБДД самостоятельно «переквалифицировал» нарушение Туманянов узнал незадолго до заседания, когда знакомился с материалами дела. Мужчина обжаловал постановление в апелляции, и Нефтекумский райсуд Ставрополья его отменил, прекратив производство по делу в связи с отсутствием состава правонарушения (п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП). Зампрокурора Ставропольского края Александр Тыльченко внес протест на это решение (нужно сказать, что его копию Туманянов тоже не получил, а рассмотрен он был всего через четыре дня после получения). Дело вернулось в райсуд, где нарушение было переквалифицировано с ч. 4 на ч. 1 ст. 12.8 КоАП. Во второй раз суд Туманянова не пощадил, но существенно снизил наказание — 1,5 года без возможности сесть за руль и 30 000 руб. штрафа. ВС снова отметил, что и материалы дела, и показания автоинспектора свидетельствуют о том, что изменения в протокол внесены с нарушением требований ст. 28.2 КоАП (протокол об административном правонарушении). Это «свидетельствует о нарушении порядка привлечения лица, в отношении которого возбуждено производство по делу об административном правонарушении, к административной ответственности и влечет нарушение права этого лица на защиту», — говорится в постановлении ВС. Нашлись и другие нарушения. Например, инспектор безо всяких оснований направил водителя на медицинское освидетельствование. В результате ВС удовлетворил жалобу Туманянова, отменив акты нижестоящих инстанций.

Татьяну Северову* из Москвы на полтора года лишили водительских прав за отказ проходить медицинское освидетельствование на состояние опьянения (ст. 12.26 КоАП). Инспектор ДПС составил в отношении нее протоколы об административном правонарушении, отстранении от управления транспортным средством и направлении на медосвидетельствование, а потом внес в них ряд исправлений, не уведомив об этом женщину. «Тем самым лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, оказалось лишенным предоставленных законом гарантий защиты его прав, поскольку не могло квалифицированно возражать и давать объяснения по существу внесенных изменений в процессуальные акты», — констатирует ВС. Дело Северовой побывало у четырех мировых судей, каждый из них пытался вызвать на заседание сотрудника ГИБДД, составившего протокол, для получения объясниений, но полицейский в суд так и не явился. Несмотря на это, суд при рассмотрении кассационной жалобы указал, что «доводы заявителя о неполном, необъективном, не всестороннем и с нарушением принципа презумпции невиновности рассмотрении дела, нельзя признать состоятельными». ВС посчитал исправленные протоколы недопустимыми доказательствами по делу, поскольку они составлены с нарушениями КоАП. А так как иных свидетельств, подтверждающих, что Северова отказалась проходить медосвидетельствование, в материалах дела нет, «выводы о наличии в действиях последней состава административного правонарушения являлись бы преждевременными», указал Верховный суд, возвращая женщине права.

А как же понятые?

Владимира Матюшкина* привлекли к ответственности за отказ проходить медицинское освидетельствование на состояние опьянения (ст. 12.26 КоАП). Наказание назначили «стандартное» — 30 000 штрафа и на 1,5 года лишили прав. Апелляция и кассация засилили постановление мирового судьи, а ВС, куда водитель обратился с надзорной жалобой, нашел нарушения в действиях инспектора ГИБДД.

В ч. 2 ст. 25.7 КоАП сказано, что освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и направление на аналогичное обследование в медицинское учреждение сотрудники ГИБДД должны осуществлять в присутствии двух понятых (которые удостоверяют совершение процессуальных действий своими подписями в протоколе) или с применением видеозаписи (о чем также делается запись в протоколе). Если понятые отсутствовали, к материалам дела должно быть приложено видео, снятое автоинспектором. Когда в материалах дела нет такой записи или сведений о понятых, судья обязан вернуть их должностному лицу, составившему протокол (п. 4 ч. 1 ст. 29.4 КоАП).

В протоколах, составленных в отношении Матюшкина, необходимых сведений не было. Также инспектор не указал, на каком основании направил мужчина на медицинское освидетельствование (это можно сделать при отказе от прохождения освидетельствования на месте, несогласии с его результатами, наличии признаков опьянения при отрицательных показаниях алкотестера). ВС счел, что протокол о направлении водителя на медосвидетельствование, составленный с нарушениями требований КоАП, является недопустимым доказательством по делу, и отменил вынесенные на его основании акты.

Дважды за одно и то же не наказывают

Игоря Грошина* лишили водительских прав за то, что управлял машиной в состоянии алкогольного опьянения. Но это не помешало ему снова сесть за руль в нетрезвом виде. 21 апреля 2014 года в отношении него был составлен протокол об административном правонарушении по ч. 3 ст. 12.8 КоАП. Полиция задержала водителя почти на сутки — до принятия решения по делу об административном правонарушении. 23 мая того же года мировой судья назначил нарушителю наказание — административный арест на 10 суток. Правда, в заключении ему предстояло провести всего 9 дней, поскольку время задержания зачли в срок наказания.

Апелляция направила дело на новое рассмотрение. Мировой судья переквалифицировал нарушение на ч. 4 ст. 12.8 КоАП и на три года лишил Грошина водительских прав, оштрафовав его на 30 000 руб. Но райсуд снова вернул дело в первую инстанцию, которая увеличила штраф до 50 000 руб. Попытки обжаловать постановление были безуспешными, пока дело не дошло до ВС.

Верховный суд напомнил, что в силу п. 7 ч. 1 ст. 24.5 КоАП нельзя начать производство по факту административного правонарушения, если за это же нарушение тот же самый человек уже привлечен к административной ответственности, производство по делу прекращено или в отношении него возбуждено уголовное дело. Так как срок задержания Грошина был зачтен в административный арест, ВС посчитал , что нарушитель уже частично его отбыл. Между тем, в ч. 5 ст. 4.1 КоАП сказано, что никто не может дважды нести административную ответственность за одно и то же нарушение. Поэтому жалоба водителя была удовлетворена.

Нет видеозаписи — права можно вернуть: суд объяснил, как оценивать доказательства

Даже если водитель ехал пьяным, наказание в отношении него можно отменить – например, если при освидетельствовании на состояние алкогольного опьянения или направлении на медосвидетельствование не было ни понятых, ни видеозаписи. Суды двух инстанций не обратили на это внимания, но Верховный суд напомнил, как важно правильно оценивать доказательства.

Ни понятых, ни видео

Сотрудники ДПС остановили машину и попросили ее водителя Ивана Молотова* дунуть в трубочку. Тест показал наличие алкоголя в выдыхаемом воздухе, поэтому правоохранители составили протокол об административном правонарушении, а также об отстранении от управления автомобилем. По закону, освидетельствование на состояние алкогольного опьянения, направление на медосвидетельствование и отстранение от управления машиной происходят в присутствии двух понятых либо с применением видеозаписи, которая прилагается к протоколу либо акту освидетельствования (ч. 3, 6 ст. 25.7, ч. 2 ст. 27.12 КоАП). В документах по Молотову указано о применении видеозаписи, но сама запись отсутствует. Понятых при этом не было.

Читайте также  Что делать, если учитель оскорбляет или бьет ученика

В суде Молотов заявил, что был трезвым, а все бумаги подписывал под давлением сотрудников ДПС. Тем не менее, мировой судья судебного участка № 2 Саратовского района Саратовской области признал Молотова виновным в управлении автомобилем в состоянии опьянения и назначил ему 30 000 руб. штрафа с лишением прав на 1,5 года (ч. 1 ст. 12.8 КоАП). Саратовский районный суд Саратовской области запросил видеозапись фиксации освидетельствования и отстранения от управления машиной, но начальник МО МВД России «Саратовский» сообщил о невозможности ее предоставить. Несмотря на это, апелляционный суд подтвердил законность ранее вынесенного решения.

Когда дело дошло до Верховного суда , тот пояснил: процессуальные действия по отстранению Молотова от управления машиной, а также освидетельствованию на состояние алкогольного опьянения были составлены с нарушением закона, а потому являются недопустимыми доказательствами (ст. 25.7, 27.12, 27.12.1 КоАП). При этом КоАП не позволяет устранить эти нарушения путем возвращения материалов дела в ГИБДД, если судебные акты уже вступили в силу. Поэтому ВС отменил все вынесенные решения и прекратил производство по делу в связи с недоказанностью (№ 32-АД 19-3 ).

Процедура имеет значение

Руководитель практики уголовного и административного права ООО Национальная Юридическая Служба, адвокат Алёна Зеленовская считает: позиция ВС должна стать правилом, а не исключением. «Прискорбно, что привлеченное к административной ответственности лицо потратило огромное количество времени, чтобы получить то решение, которое с самого начала было очевидным. Приходит мысль о разной трактовке одних и тех же норм, и что хуже – об отсутствии правовой позиции у нижестоящих судов. По сути речь идет о грубейшем нарушении процессуального права и административного регламента ГИБДД при фиксации правонарушения, что привело к исключению основного доказательства«, – отметила Зеленовская.

«ВС неоднократно указывал на необходимость устранения недостатков протоколов об административных правонарушениях на стадии подготовки к рассмотрению дел по существу – чтобы сократить время и бюджет (N 89-АД19-2 , N 19-АД18-3 )»

«Практика рассмотрения подобных дел говорит: даже если суд установит процессуальное нарушение, при наличии доказательств нарушения норм материального права привлечение к ответственности неизбежно. Иными словами, правоприменение оставляет приоритет за доказанностью совершения административного правонарушения. В указанном случае как раз отсутствие доказательств нарушения материального права из-за процессуальных нарушений послужило основанием для отмены постановлений суда«, – объяснила Зеленовская.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector