Преступления, связанные с банкротством

Преступления, связанные с банкротством

Вопрос № 63 Преступления, связанные с банкротством (общая характеристика).

Объектом преступления является принцип порядочности субъектов экономической деятельности.

Объективная сторона преступления — сокрытие имущества или имущественных обязательств, сведений об имуществе, о его размере, местонахождении либо иной информации об имуществе, передача имущества в иное владение, отчуждение или уничтожение имущества, а равно либо сокрытие, уничтожение, фальсификация бухгалтерских и иных учетных документов, отражающих экономическую деятельность, если эти действия совершены руководителем или собственником организации-должника либо индивидуальным предпринимателем при банкротстве или в предвидении банкротства и причинили крупный ущерб (ч. 1 ст. 195 УК РФ).

Объективная сторона этого преступления выражается также в неправомерном удовлетворении имущественных требований отдельных кредиторов руководителем или собственником организации-должника либо индивидуальным предпринимателем, знающим о своей фактической несостоятельности (банкротстве), заведомо в ущерб другим кредиторам, а равно за принятие такого удовлетворения кредитором, знающим об отданном ему предпочтении несостоятельным должником в ущерб другим кредиторам, если эти действия причинили крупный ущерб (ч. 2 ст. 195 УК РФ).

Объектом уголовно-правовой охраны в случаях банкротства являются правомерные интересы кредиторов, а также иных лиц, удовлетворение требований которых предусмотрено законом.

Ущерб, причиненный неправомерными действиями при банкротстве, должен рассматриваться в качестве крупного ущерба, если он превышает двести пятьдесят тысяч рублей (см.

приложение к ст. 169 УК РФ).

Субъектами данного преступления являются как руководитель или собственник соответствующего предприятия, так и кредитор, которому было оказано такого рода предпочтение.

Составы совершаемых ими преступлений отличаются по объективной стороне: в первом случае скрываются документы, фальсифицируются документы и т.д., а во втором неправомерно удовлетворяются требования кредиторов.

С субъективной стороны преступление совершается умышленно.

Преднамеренное банкротство (ст. 196 УК РФ)

Объективная сторона данного преступления выражается в действиях, которые создают или увеличивают неплатежеспособность предприятия, что приводит к причинению крупного ущерба для других коммерческих предприятий, иных организаций, для граждан, общества или государства.

Субъект преступления — собственник или руководитель коммерческой организации либо индивидуальный предприниматель.

Субъективная сторона этого преступления — умысел.

Фиктивное банкротство (ст. 197 УК РФ)

Объективная сторона фиктивного банкротства — ложное объявление о неплатежеспособности, причинившее крупный ущерб.

Субъектом преступления являются руководители или собственники коммерческих организаций и индивидуальные предприниматели.

Субъективная сторона — умысел.

Ущерб, причиненный фиктивным банкротством, должен рассматриваться в качестве крупного в случае, когда он превышает двести пятьдесят тысяч рублей (см. примечание к ст. 169 УК РФ).

Фиктивное банкротство (граждан и ИП)

Проведение процедуры банкротства физического лица законное право гражданина и индивидуального предпринимателя. Это право было предоставлено гражданам не так давно. Ранее признать себя банкротом могли только юридические лица.

Если гражданин не в состоянии расплатиться по имеющимся финансовым обязательствам, это может послужить поводом для объявления его банкротом.

Однако, если это делается с целью извлечения выгоды для себя, такие действия могут признать мошенническими что, согласно российскому законодательству, влечет за собой наступление для гражданина или ИП юридической ответственности (административной или уголовной).

Давайте разберемся, какие действия могут расцениваться как противозаконные?

Регулирование процедуры банкротства (несостоятельности) физического лица и ИП, осуществляется Федеральным законом №127 «О несостоятельности (банкротстве)», Гражданским кодексом РФ, Уголовным кодексом РФ, а также Кодексом об административных правонарушениях РФ.

Для выявления неправомерных действий и распознавания мошеннических действия лжебанкрота, процедура банкротства специально законодательно усложнена. Лица, которые избавляются от своих долговых обязательств мошенническими способами, рискуют приобрести новые финансовые проблемы.

Различают 2 вида противоправного банкротства: фиктивное и преднамеренное.

Под фиктивным понимают такое банкротство, при котором лицо объявляет себя финансово несостоятельным, но при этом денежные средства для удовлетворения требований кредиторов у него имеются.

Преднамеренное банкротство – умышленное совершение лицом действий/бездействий, которые приведут к разорению.

Оба эти понятия являются юридически разными, однако общая черта у них есть – совершение противоправных действий, целью которых является желание уйти от обязанности возвращать кредиторам долги и сохранить свое имущество. Иными словами – получить выгоду.

Цели фиктивного банкротства

Цели, которые преследуют недобросовестные индивидуальные предприниматели и граждане, могут быть разными. Например:

попытка уйти от долговых обязательств. Эта причина является основной. Лжебанкрот, который обременен финансовыми обязательствами перед кредиторами (банки, налоговые службы, Пенсионный фонд и др.), пытается уйти от выплаты своих долгов. Ведь в результате процедуры банкротства долги банкрота могут быть частично или полностью списаны.

получить отсрочку выплаты денежных обязательств. В ходе проведения процедуры банкротства выплата финансовых обязательств, а также начисление денежных санкций (начисление процентов, пени и т.д.) замораживаются. К тому же, должник может «выбить» для себя более выгодные условия погашения финансового бремени.

закрыть свой бизнес-проект. Если индивидуальный предприниматель решил полностью закрыть свое дело, а платить по своим долгам не хочет, то он пытается объявить себя финансово несостоятельным.

совершение мошеннических действий с кредитными средствами. В этом случае открытие своего бизнеса предназначено, чтобы взять денежные средства в кредитных организациях и в ближайшей перспективе объявить себя банкротом. Вот такой оригинальный бизнес-план.

Основные способы фиктивного банкротства

Банкротство, является достаточно сложной, долгой юридической процедурой и имеет ряд значительных нюансов. Поэтому неправильное толкование, а также недопонимание закона может привести к тому, что действия должников могут быть расценены как намерено противоправные.

Закон предусматривает уголовную и административную ответственность за фиктивное и преднамеренное банкротство. Кодекс об административных правонарушениях РФ устанавливает ответственность согласно статьям 14.12 и 14.13. Уголовная ответственность предусмотрена статьями 195 и 196 Уголовного кодекса РФ.

Какие действия должников могут быть отнесены к противоправным?

Должник скрыл сведения или преднамеренно исказил информацию о своем имуществе и финансовом положении;

Действия должника, которые наносят ущерб кредиторам;

Попытки помешать работе уполномоченных лиц, например финансового управляющего.

Выявление и доказательства фиктивного банкротства

Признаками фиктивного банкротства должника могут послужить:

несоответствие собранных финансовым управляющим сведений с информацией, предоставленной должником;

предоставление должником поддельных, а также фальсифицированных документов о его доходах и расходах;

проведение должником большого количества сделок незадолго или непосредственно перед подачей заявления о своей финансовой несостоятельности.

Сюда можно отнести: реализацию имущества должника (к примеру, его продажа, дарение и т.д.); снятие денежных средств; получение кредитов и займов, что увеличивает долговую нагрузку должника и снижает его финансовую платежеспособность (т.е. способность исполнять взятые на себя финансовые обязательства).

Порядок выявления фиктивного банкротства:

Проведение оценки на наличие признаков фиктивного банкротства. Эта процедура может начаться, только после подачи заявления гражданина или индивидуального предпринимателя о признании его банкротом.

Анализ сделок совершенных должников за 2 – 3 года до подачи заявления о признании его банкротом, а также период после подачи заявления. В этом случае должник предоставляет документы о своем имуществе, а финансовый управляющий делает запросы в соответствующие организации (Росреестр, банки и т.д.) о проведенных сделках должником за отчетный период;

Проверка документации на наличие факта фиктивного банкротства. Она производится на основании документации, предоставленной должником и информации, которая была получена от других организаций. Эти сведения сравниваются, сопоставляются для выявления схожести и финансовых расхождений;

В итоге суд решит, есть ли в деле признаки фиктивного банкротства.

Ответственность

Фиктивное банкротство расценивается законом, как мошеннические действия.

За совершение таких действий закон предусматривает административную, а также уголовную ответственность. К какому виду юридической ответственности привлекут должника, определяется размером причиненного должником ущерба кредиторам.

Административная ответственность лжебанкроту наступает, если размер нанесенного ущерба будет расценен как не крупный. За подобные правонарушения должник будет привлечен к административной ответственности согласно ч.1 ст. 14.12 КоАП РФ. Этот пункт предусматривает наказание в виде штрафа от 1 до 3 тысяч рублей.

Если вред, причиненный кредиторам будет оценен как крупный, то должник будет привлечен к уголовной ответственности согласно статье 197 УК РФ. Согласно закону размер ущерба должен превысить 2 млн 250 тыс. рублей. Эта уголовно-правовая норма предусматривает следующие виды наказаний:

штраф в размере от 100 тыс. до 300 тыс. рублей или в размере заработной платы осужденного от 1 до 2 лет;

принудительные работы сроком до 5 лет;

лишение свободы сроком до 6 лет со штрафом до 80 тыс. руб. или в размере заработной платы за период до 6 мес. или без него.

Инициатором возбуждения уголовного дела и уголовного преследования могут быть следующие лица:

финансовый управляющий – специально уполномоченное должностное лицо, занимающийся ведением процедуры банкротства конкретного лица. В его работу также входит оценка финансового состояния должника и установление фактов неправомерности банкротства;

кредиторы. Логично, что кредиторы стараются инициировать проведение проверок и установления факта фиктивного банкротства. Ведь от этого будет зависеть возможность вернуть денежные средства от должника.

Важный момент: финансовый управляющий не проводит оценку и анализ фиктивного банкротства, если заявление о признании должника банкротом в арбитражный суд подал именно кредитор. Уголовно-правовая норма прямо устанавливает, что для привлечения должника к уголовной ответственности за фиктивное банкротство, инициировать саму процедуру должен сам должник.

За преднамеренное банкротство, закон также предусматривает наказание.

Часть 2 ст. 14.12 КоАП устанавливает административную ответственность за преднамеренное банкротство если неправомерные действия не несут тяжелого ущерба. Эта норма предполагает наложение административного штрафа в размере от 1 до 3 тыс. рублей.

Уголовная ответственность за преднамеренное банкротство устанавливает ст. 196 УК РФ и предусматривает следующие виды наказания:

штраф (200-300 тыс. руб.) или в размере заработной платы виновного от 1 до 3 лет;

принудительные работы (до 5 лет);

лишение свободы (до 6 лет) с наложением штрафа (до 200 тыс. руб.) или в размере заработной платы осужденного (до 18 мес.) или без такового.

Гражданское лицо (или ИП) привлекается к тому или иному виду ответственности в зависимости от размера причиненного вреда кредиторам. Так же, как и в случае с фиктивным банкротством, крупный размер ущерба оценивается суммой свыше 2 млн 250 тыс. рублей.

Стоит также отметить, что гражданин не может нести уголовную ответственность, если не будет доказана его вина. В данном случае, преступными признаются действия, совершенные умышленно. Если неправомерные действия были совершены по другой причине (неграмотности), то должник не будет привлечен к уголовной ответственности.

В процедуре банкротства много нюансов, чтобы ее проведение не повлекло дополнительных проблем с законом, нужно помнить несколько вещей:

Фиктивное банкротство – банкротство, при котором лицо объявляет себя финансово несостоятельным, а денежные средства для удовлетворения требований кредиторов унего есть.

Преднамеренное банкротство – умышленное совершение лицом действий/бездействий, которые приведут к разорению.

Целями фиктивного банкротства являются: уход от долговых обязательств; получение отсрочки выплаты денежных обязательств и более выгодные условия их погашения; закрытие бизнес-проекта; совершение мошеннических действий с кредитными средствами для получения своей выгоды.

Признаками фиктивного банкротства являются: несоответствие предоставленной информации и документации должником с собранными сведениями уполномоченными лицами; предоставление должником поддельных и фальсифицированных документов о своем имуществе, а также о своих доходах и расходах; проведение должником сделок для скрытия своего имущества и денежных средств.

Группами совершения противоправных действий при фиктивном банкротстве являются: сокрытие сведений и преднамеренное искажение информации должника о своем имуществе и финансовом положении; совершение должником мошеннических действий, которые причиняют финансовый ущерб кредиторам; противодействие работе уполномоченным лицам.

Должник несет административную и уголовную ответственность за преднамеренное и фиктивное банкротство. Вид юридической ответственности должника определяется размером причиненного ущерба кредиторам.

«Стигматизация» банкротного права: как право банкротное решает задачи права уголовного. Обзор судебной практики по криминальным банкротствам

В 1996 году Уголовный кодекс Российской Федерации (далее – УК РФ) сменил Уголовный кодекс РСФСР 1960 года. Существенные изменения в уголовном кодексе 1996 года коснулись именно экономических составов, в том числе для устранения наиболее негативных злоупотреблений против интересов кредиторов, впервые была установлена уголовная ответственность за неправомерные действия при банкротстве (статья 195 УК РФ).

В дальнейшем, самые существенные изменения статья 195 УК РФ претерпела в 2005 году, когда в редакцию от 19.12.2005 г., вступившую в силу 02.01.2006 г. была добавлена третья часть, предусматривающая уголовную ответственность за незаконное воспрепятствование деятельности арбитражного управляющего, либо временной администрации кредитной организации.

Безусловно прогрессивные в момент принятия, положения статьи 195 УК РФ, увы, к настоящему моменту стали архаичными, как с точки зрения регулируемых отношений, так и с точки зрения юридической техники. Содержание нормы статьи 195 УК РФ почти полностью дублирует содержание статей 45, 46, 47 Закона РФ от 19.11.1992 № 3929-1 «О несостоятельности (банкротстве) предприятий».

Так, по результатам анализа почти 100 дел о привлечении к уголовной ответственности по указанной статье, выявлено, что, объективная сторона данного преступления чаще всего представляет из себя заключение сделок, целью которых является выбытие имущества из собственности юридического лица, имеющего признаки банкротства, по заниженной цене, либо вообще без оплаты по таким сделкам (часть 1 статьи), либо выполняется посредством совершения действий, которые нарушают очередность удовлетворения требований кредиторов должника, создавая преимущество перед определенными кредиторами (часть 2 статьи).

Указанное, в свою очередь, позволяет сделать вывод, что объективная сторона преступлений, охваченных составом статьи 195 особенной части УК РФ во многом совпадает с содержанием соответствующих норм Закона «О несостоятельности (банкротстве)» № 127-ФЗ в части оснований для признания сделок недействительными и привлечения к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц.

Сложившаяся ситуация приводит к появлению неоднозначно разрешаемых в теории и на практике вопросов квалификации преступлений, совершаемых в процедурах банкротства, составы которых попросту не способны охватить современные тенденции и скорость криминализации отношений в сфере несостоятельности, зачастую, маскируемые злоумышленниками под нормальные гражданско-правовые отношения сторон.

К примеру, несмотря на наименование статьи 195 УК РФ «Неправомерные действия при банкротстве», очевидно, что объективная сторона преступления, предусмотренного только частью 3 данной статьи может быть выполнена только после введения соответствующей процедуры банкротства, при этом, часть 1 и часть 2, соответственно, выполняются до введения любой из процедур банкротства в отношении должника, а сама формулировка «Неправомерные действия при банкротстве» предполагает признание арбитражным судом неспособности должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам, а не наличие признаков банкротства, как обязательного элемента, сопутствующего объективной стороне преступлений, описываемых в части 1 и 2. Вместе с тем, в действующем уголовном законодательстве мы не найдем, что именно понимается под признаками банкротства

В то же время, если мы обратимся к законодательству банкротному, то увидим не одно толкование такого понятия как «признаки банкротства». Так, пункт 2 статьи 3 Закона о банкротстве определяет признаки банкротства как неспособность юридического лица удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам, о выплате выходных пособий и (или) об оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанность не исполнены им в течение трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены.

При этом, пункт 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 г. № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» содержит такое понятие как объективное банкротство, которое включает в себя период, предшествующий моменту, в который должник стал неспособен в полном объеме удовлетворить требования кредиторов, в том числе об уплате обязательных платежей, из-за превышения совокупного размера обязательств над реальной стоимостью его активов.

Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с установлением в процедурах банкротства требований контролирующих должника и аффилированных с ним лиц, утвержденный Президиумом Верховного Суда РФ 29.01.2020 г. оперирует таким понятием как имущественный кризис, т.е. трудное экономическое положение, в котором находится должник при наличии любого из обстоятельств, указанных в п. 1 ст. 9 Закона о банкротстве и ему надлежит обратиться в суд с заявлением о собственном банкротстве.

Безусловно, такое количество подходов к толкованию признаков банкротства не может не ввести в заблуждение правоохранительные органы при квалификации тех или иных правовых деяний, подпадающих под состав ст. 195 УК РФ, что неизбежно сказывается на «работе» указанной нормы.

Так, если обратить внимание на данные статистики, то за последние пять лет общее число осужденных по статье 195 УК РФ составило 56 человек, при максимуме в 21 человек 2015 году и минимуме в 6 человек в 2016 году.

При этом, в соответствии с данными судебного департамента, как статистические показатели рассмотрения заявлений о признании недействительными сделок в процедурах банкротства, так и показатели рассмотрения заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц неуклонно растут и составили по итогам 2019 года, в отношении заявлений о признании недействительными сделок в процедурах банкротства 32 315 рассмотренных по существу при 16 801 удовлетворенных, в отношении рассмотрения заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц 5 264 рассмотренных по существу при 2995 удовлетворенных.

Приведенная статистика, демонстрирующая очевидное превосходство рассмотрения арбитражными судами обособленных споров по делам о банкротстве на основании как заявлений об оспаривании сделок, так и о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих лиц должника над количеством осужденных на основании ч. 1 и ч. 2 ст. 195 УК РФ, в совокупности с очевидной архаичностью нормы статьи 195 УК РФ, свидетельствуют не только о неэффективности рассматриваемой нормы, но и о ее непрозрачности.

Существующее на сегодняшний день отсутствие правовой определенности в данном вопросе, допущенное законодателем умышленно или по неосторожности, зачастую не только побуждает бенефициаров должника к совершению противоправных действий, замаскированных под гражданско-правовые, а на деле отвечающим всем признакам состава преступления по ст. 195 УК РФ, но и создает благодатную почву для злоупотребления со стороны правоохранительных органов «подгоняющих» действия нерадивых коммерсантов под статью.

В апреле 2019 года представители МВД на заседании президиума Общественного совета при министерстве высказывались о необходимости декриминализации статей УК РФ о преднамеренном и фиктивном банкротстве (196 и 197 УК РФ) в связи с тем, что реально на практике данные нормы не используется.

Тогда как Президент Российской Федерации в своём перечне поручений по вопросу совершенствования института банкротства, адресованном Правительству РФ ,напротив, предложил установить квалифицированные составы преступлений, предусмотренных статьями 195 и 196 УК РФ, повышающих ответственность за их совершение группой лиц по предварительному сговору, организованной группой, лицом с использованием служебного положения, арбитражным управляющим или ликвидатором, а также наделить органы власти полномочиями по проверке обоснованности заключений арбитражных управляющих о наличии или отсутствии признаков преднамеренного или фиктивного банкротства должников.

В настоящее время в государственную думу на рассмотрение внесен законопроект № 909883-7 о внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации в части установления дополнительных механизмов противодействия преступлениям, связанных с банкротством кредитной или иной финансовой организации, которыми предлагается ужесточить наказание за неправомерные действия при банкротстве кредитных, страховых и иных финансовых организаций и предусмотреть отдельные нормы для этого.

Описанные выше действия законодателя носят несистемный, пожалуй, даже непоследовательный характер в части определения государственной политики применительно к криминальным банкротствам, что может говорить об отсутствии такой политики в целом.

Таким образом, на сегодняшний день можно сделать вывод не только об отсутствии определенности в отношении «банкротных» норм в уголовном законодательстве, но и о том, что сложившаяся на практике ситуация приводит к так называемой «стигматизации» банкротного права, которое при текущем уровне регулирования фактически подменяет собой охранительную и предупредительную функции уголовного права.

Нам видится, что реформа и статьи 195 УК РФ в частности, и в целом положений Уголовного кодекса РФ, касающихся, так называемого криминального банкротства с установлением четких и понятных составов уже давно назрела и чрезвычайно востребована всем бизнес-сообществом для обретения желанной правовой определенности. Хочется надеяться, что законодатель проявит чуткость в данном вопросе и соответствующие изменения не заставят себя долго ждать.

«Уголовка» в банкротстве: зачем нужна и чем опасна

«Уголовка» в банкротстве: зачем нужна и чем опасна

Уголовное преследование довольно популярный инструмент, когда речь заходит о банкротстве компаний. Последнее время его используют все чаще, потому что ни «субсидиарка», ни взыскание убытков зачастую не приводят к реальному пополнению конкурсной массы, говорит партнер Пепеляев Групп Пепеляев Групп Федеральный рейтинг. группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность (Регистрация) группа Комплаенс группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Цифровая экономика группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Природные ресурсы/Энергетика группа Фармацевтика и здравоохранение группа Финансовое/Банковское право группа Экологическое право группа Банкротство (включая споры) (mid market) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Международный арбитраж группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) × Юлия Литовцева.

Читайте также  Сбила машина на пешеходном переходе – что делать

Уголовный кодекс предусматривает три специальных «банкротных» состава: «Неправомерные действия при банкротстве», «Преднамеренное банкротство» и «Фиктивное банкротство» (ст. 195–197 УК). Но, как показывает практика, эти статьи не пользуются особой популярностью. По статистике Судебного департамента при ВС, в прошлом году по ним осудили всего 34 человека. При этом ни одного не наказали за фиктивное банкротство.

Дела по этим статьям обычно возбуждаются по заявлениям арбитражных управляющих. Другим лицам правоохранители, как правило, отказывают, объясняет небольшое число обвинительных приговоров советник Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP Федеральный рейтинг. группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Международный арбитраж группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Транспортное право группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Цифровая экономика группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Комплаенс группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Международные судебные разбирательства группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Природные ресурсы/Энергетика группа Семейное и наследственное право группа Уголовное право группа Фармацевтика и здравоохранение группа Финансовое/Банковское право группа Частный капитал 2 место По выручке 2 место По выручке на юриста (более 30 юристов) 5 место По количеству юристов Профайл компании × Антон Гусев. Кроме того, сами по себе конструкции «банкротных» норм, по словам эксперта, довольно сложны с точки зрения уголовного права.

Поэтому следователи предпочитают использовать «проверенные» статьи УК: 159 («Мошенничество»), 160 («Растрата»), 201 («Злоупотребление полномочиями»), 330 («Самоуправство»), замечает Руслан Зафесов из АБ Забейда и партнеры Забейда и партнеры Федеральный рейтинг. группа Уголовное право × . Если же среди кредиторов есть ФНС, то, как правило, параллельно банкротству идет уголовное дело о неуплате налогов (ст. 199 УК), добавляет Давид Кононов из юркомпании Лемчик, Крупский и Партнеры Лемчик, Крупский и Партнеры Федеральный рейтинг. группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Семейное и наследственное право группа Цифровая экономика группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) 6 место По количеству юристов 17 место По выручке 22 место По выручке на юриста (более 30 юристов) Профайл компании × .

В поле зрения правоохранителей чаще всего попадают, конечно, руководители компаний-банкротов (генеральный директор, исполнительный орган), но не только. «Уголовка» может грозить и учредителям, и конечным бенефициарам, предупреждает партнер Инфралекс Инфралекс Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Банкротство (включая споры) (high market) группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Цифровая экономика группа Антимонопольное право (включая споры) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Семейное и наследственное право группа Транспортное право группа Фармацевтика и здравоохранение группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Частный капитал группа Уголовное право Профайл компании × Станислав Петров.

Особо крупное мошенничество (ч. 4 ст. 159 УК) вменяют, к примеру, Дмитрию Мазурову, бывшему совладельцу Антипинского НПЗ, который в 2019 году признали банкротом. В основу обвинений лег кредит Сбербанка на $29 млн. Следствие считает, что предприниматель скрыл от банка данные о неблагополучном финансовом состоянии завода, а потом присвоил кредитные средства. Также Мазурову инкриминируют особо крупную растрату (ч. 4 ст. 160 УК) и умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (п. «а» ч. 3 ст. 111 УК).

По другому делу об особе крупной растрате проходит бывший владелец банка «Югра» Дмитрий Хотин. В 2017 году банк признали несостоятельным. По мнению правоохранителей, бизнесмен вместе с председателем правления «Югры» Дмитрием Шиляевым, президентом Алексеем Нефедовым и директором филиала в Москве Ниной Черновой похитили у банка 23,6 млрд руб. Они якобы выдавали заведомо невозвратные кредиты подконтрольным Хотину фирмам.

От «уголовки» не защищены также главные бухгалтеры, коммерческие и финансовые директора, которых нередко привлекают в качестве соучастников, обращает внимание Кононов.

Выявить КДЛ и удержать активы

Уголовное преследование в банкротстве далеко не всегда используется по своему прямому назначению — для привлечения виновного лица к ответственности. Зачастую его инициаторы преследуют иные цели. К примеру, выявление контролирующих должника лиц (КДЛ).

Людей «в форме» боятся больше, нежели судей в мантии, поэтому первым охотнее выкладывают информацию о том, кто, как и при каких обстоятельствах давал обязательные указания.

К тому же правоохранителям доступны такие средства сбора доказательств контроля и вывода активов, которыми не могут воспользоваться участники банкротного процесса. Поэтому неудивительно, что последние несколько лет основным доказательством фактического контроля в делах о несостоятельности служат «уголовные» материалы (например, № А53-32249/2015), обращает внимание Петров.

Если же КДЛ известны, то их уголовное преследование может быть эффективным способом пополнить конкурсную массу, говорит Литовцева. Под угрозой лишения свободы такие лица куда охотнее выдают свое имущество, до которого обычно сложно дотянуться (например, имущество, оформленное на третьих лиц).

Если контролирующее лицо все же откажется «делиться» своими активами, у правоохранителей есть немало инструментов для их оперативного поиска, замечает Зафесов. Когда же такой поиск завершится успехом, добиться ареста найденного имущества в уголовном процессе куда проще, нежели в арбитражном, добавляет Виталина Степанова из АБ Казаков и партнеры Казаков и партнеры Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Экологическое право группа Антимонопольное право (включая споры) группа Природные ресурсы/Энергетика группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Уголовное право 12 место По выручке на юриста (более 30 юристов) 25 место По количеству юристов 27 место По выручке Профайл компании × .

Важно помнить о рисках

Несмотря на все достоинства «уголовного» инструмента, порой его использование может сыграть злую шутку с кредиторами. Во-первых, существует риск отказа в возбуждении уголовного дела, особенно при плохо подготовленном заявлении. В таком случае несостоявшийся обвиняемый может в дальнейшем ссылаться на то, что его действия проверили следователи и не нашли в них ничего предосудительного, предупреждает Кононов.

Во-вторых, уголовное дело может сильно затянуть банкротный процесс. Если правоохранители изымут документацию должника, то процедура фактически встанет. Без бумаг нельзя ни выявить подозрительные сделки, ни взыскать «дебиторку», обращает внимание Кононов. Кроме того, довольно популярная мера в уголовных делах — арест имущества должника, замечает Степанова. Снять ограничение до вынесения приговора крайне сложно, а реализовать арестованное имущество невозможно. В итоге банкротная процедура может затянуться еще на несколько лет.

К тому же никто не отменял ответственность за заведомо ложный донос. Поэтому стоит задуматься дважды, прежде чем подавать заявление.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector