Презумпция добросовестности налогоплательщика

Презумпция добросовестности налогоплательщика

Презумпция добросовестности налогоплательщика

— принцип, означающий, что лицо считается невиновным в совершении налогового правонарушения, пока его виновность не будет доказана налоговым органом в предусмотренном порядке.

Комментарий

Слово «презумпция» из латыни (praesumptio – предварение) и означает — 1. Предположение, основанное на вероятных посылках (филос.). 2. Предположение, которое считается истинным, пока правильность его не отвергнута (право). ( Толковый словарь (1935 – 1940 г.) Д. Н. Ушакова )

В праве часто используются презумпции – предположения, которые считаются истинными, пока не доказано обратное (Презумпция (юридическая презумпция)).

Так, наиболее известна «Презумпция невиновности», которая сформулирована в ст. 49 Конституции России относительно уголовного преследования:

«1. Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

2. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность.

3. Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.»

В сфере налогообложения действует презумпция добросовестности налогоплательщика, суть которой в том, что предполагается, что налогоплательщик действует добросовестно. Эта презумпция прямо не называется таковой в нормативных актах (в отличии, например, от презумпции невиновности в уголовном процессе), но вытекает из нормативных актов — п. 7 ст. 3, п. 6 ст. 108 Налогового кодекса Российской Федерации (НК РФ):

✔ Лицо считается невиновным в совершении налогового правонарушения, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке. Лицо, привлекаемое к ответственности, не обязано доказывать свою невиновность в совершении налогового правонарушения. Обязанность по доказыванию обстоятельств, свидетельствующих о факте налогового правонарушения и виновности лица в его совершении, возлагается на налоговые органы. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к ответственности, толкуются в пользу этого лица (п. 6 ст. 108 НК РФ ).

✔ Все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика (плательщика сборов) (п. 7 ст. 3 НК РФ ).

«Судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, — достоверны.»

«Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.»

В Определениях Конституционного Суда РФ от 04.12.2003 N 442-О, от 04.12.2003 N 441-О, от 18.01.2005 N 36-О указывается, что по смыслу пункта 7 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации — действует презумпция добросовестности налогоплательщиков.

В Письме ФНС РФ от 31 октября 2017 г. № ЕД-4-9/22123@ «О рекомендациях по применению положений статьи 54.1 Налогового кодекса Российской Федерации» указывается (про новую статью 54.1. НК РФ ):

«сохраняет силу принцип презумпции добросовестности налогоплательщика как один из важнейших элементов конституционно-правового режима регулирования налоговых отношений и публичного правопорядка в целом.».

В п. 4 Обзора практики рассмотрения судами дел, связанных с применением глав 26.2 и 26.5 Налогового кодекса Российской Федерации в отношении субъектов малого и среднего предпринимательства», утв. Президиумом Верховного Суда РФ 04.07.2018 указывается:

«На основании пункта 7 статьи 3 Налогового кодекса судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, — достоверны. Принимая во внимание, что судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, возможность достижения того же экономического результата с меньшей налоговой выгодой (при уплате налогов в большем размере) не может являться основанием для признания налоговой выгоды необоснованной, если соответствующая налоговая экономия получена в связи с осуществлением реальной хозяйственной деятельности.»

Примеры из судебной практики

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 31.08.2017 по делу № А71-13353/2016 :

«В силу действия принципа презумпции добросовестности налогоплательщиков предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, — достоверны. Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежаще оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.»

Решение арбитражного суда Амурской области от 19.03.2015 по делу № А04-6709/2014 :

Законодательство о налогах и сборах РФ исходит из презумпции добросовестности налогоплательщика в экономической сфере. Поэтому предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны. Поскольку инспекцией не представлено бесспорных доказательств, позволяющих усомниться в добросовестности ООО «Азия» и ООО «Гостиница «Азия» в самостоятельности, экономической оправданности и действительности осуществляемой ими деятельности, у суда отсутствуют основания расценивать представленные документы не достоверными, которые ко всему прочему не опровергнуты иными доказательствами.

Рубрики:

Советуем прочитать

Презумпция экономической оправданности совершенных налогоплательщиком операций и понесенных по этим операциям затрат — принцип, означающий, что совершенные налогоплательщиком операции и понесенные по этим операциям затраты считаются экономически оправданными, пока налоговым органом не доказано обратное.

Добросовестность налогоплательщика

Понятие «презумпция добросовестности» отсутствует в Налоговом Кодексе РФ, но эта презумпция вытекает из пункта 7 статьи 3 НК РФ, где указано, что все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика (плательщика сборов).

Указанная презумпция не означает, что налогоплательщик полностью освобождается от доказывания своей правоты. Как только налоговый орган высказывает подкрепленные какими-либо фактами сомнения в добросовестности налогоплательщика, на последнего возлагается бремя опровержения позиции инспекции.

Как презумпция добросовестности трактуется в судебной практике? Рассмотрим на примере судебных актов июля 2016 года.

Арбитражный суд Ростовской области в Решении от 26 июля 2016 г. по делу № А53-6840/16 указывает: «предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, — достоверны».

Семнадцатый арбитражный апелляционный суд в Постановлении от 25 июля 2016 года по делу № А60-58346/2015 отметил, что: «Добросовестный налогоплательщик в силу презумпции добросовестности при заключении сделки и совершении операций по ней, не может предполагать, что вторая сторона сделки проставляет подписи в деловой документации за плату и впоследствии будет отрицать как создание организации, так и проставление подписей».

Девятнадцатый арбитражный апелляционный суд в Постановлении от 26 июля 2016 года по делу № А14-9014/2013 пришел к следующему редкому выводу (страница 18 Постановления): «По смыслу положения, содержащегося в пункте 7 статьи 3 Налогового кодекса, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. Правоприменительные органы не вправе истолковывать понятие «добросовестные налогоплательщики» как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством, в том числе выяснять, надлежащим ли образом ими исполняются налоговые обязанности, имеется ли у него достаточный штат работников и необходимое имущество для осуществления деятельности».

Арбитражный суд Кировской области в Решении от 25 июля 2016 года по делу № А28-2487/2016 указывает: «связывать обоснованность налоговой выгоды исключительно с фактически полученным положительным результатом данной деятельности недопустимо, поскольку это противоречит принципу свободы экономической деятельности и не соответствует презумпции добросовестности налогоплательщиков в экономической сфере».

В то же время презумпция добросовестности не означает, что налогоплательщик освобождается от доказывания своей правоты. Так, например, в Решении Арбитражного суда Челябинской области от 26 июля 2016 года по делу № А76-6295/2016 указано: «обязанность доказывания обстоятельств, порождающих сомнения в добросовестности налогоплательщика, лежит на налоговом органе, а налогоплательщик, в свою очередь, обязан доказать, что указанные обстоятельства экономически оправданы, либо представить суду доказательства отсутствия данных обстоятельств».

Отрицательная судебная практика

В Решении Арбитражного суда Челябинской области от 26 июля 2016 года по делу № А76-5708/2016 указано: «лица, недобросовестно исполняющие свои налоговые обязанности, не могут пользоваться теми же правами, что и законопослушные налогоплательщики». Такого же подхода придерживаются и другие арбитражные суды.

Седьмой арбитражный апелляционный суд в Постановлении от 25 июля 2016 года по делу № А03-19351/2015 пришел к следующим выводам: «Апелляционный суд отклоняет доводы заявителя о его добросовестности в связи с отсутствием в налоговом законодательстве норм, возлагающих на налогоплательщика, применяющего налоговые вычеты, обязанность осуществлять контроль за поставщиками
налогоплательщик не лишен права затребовать от контрагента по договору доказательства, подтверждающих достоверность сведений, изложенных в представленных документах.
В силу действующего законодательства обязанность подтверждать правомерность налоговых вычетов первичной документацией лежит на налогоплательщике – покупателе товара, поскольку именно он выступает субъектом, применяющим при исчислении итоговой суммы налога, подлежащей уплате в бюджет, вычет сумм налога, начисленных поставщиком».

Арбитражный суд Республики Татарстан в Решении от 25 июля 2016 года по делу № А65-9775/2015 указал: «доводы налогоплательщика о том, что он фактически руководствовался положениями статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, не позволяющими ставить под сомнение добросовестность участника гражданского оборота без достаточных на то оснований, направлении соответствующих заявлений в правоохранительные органы и добросовестности при осуществлении хозяйственной деятельности, исполнение добросовестно налоговых обязательств, что за проверяемый налоговым органом период — с 01.01.2010 по 31.12.2012, у ООО «НОЕЛ» было 574 контрагентов (поставщиков и субподрядчиков) и за этот период уплачено налогов на общую сумму более 320 000 000 руб., визуальной схожести подписи руководителя субподрядчика на документах первичного бухгалтерского учета, не могут судом быть положены в основу принятого судебного акта, как доказательства свидетельствовавшие о добросовестности заявителя, поскольку данные обстоятельства не доказывают факта реального приобретения товаров, выполнения работ, отраженных в актах…..».

Арбитражный суд Удмуртской Республики в Решении от 22 июля 2016 года по делу № А71-3519/2016 отметил, что: «добросовестность налогоплательщика не может учитываться как смягчающее ответственность обстоятельство, поскольку налоговое законодательство Российской Федерации основано на презумпции добросовестного поведения налогоплательщика, пока налоговым органом не доказано обратное. Добросовестность налогоплательщика является нормой поведения в налоговых правоотношениях и также не может быть принята во внимание в качестве основания для уменьшения штрафа».

Понятие «налоговая выгода» и концепция необоснованной налоговой выгоды

Статья 54.1 НК ввела дополнительные условия реализации прав налогоплательщиков. В частности, внесены пояснения, касающиеся законности и незаконности некоторых способов оптимизации налоговых нагрузок. Нововведения в статье призваны уточнить и дополнить разъяснения относительно необоснованности налоговой выгоды. Это повлекло как положительные, так и отрицательные последствия для предпринимательской деятельности.

Термин «налоговая выгода» и его описание впервые введены Постановлением Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 №53 (далее – Постановлении №53): в качестве его объяснения здесь приводятся условия сокращения налоговой нагрузки:

  • сокращение базы исчисления налога
  • налоговый вычет
  • оформление льготы
  • снижение ставки
  • право на зачет либо возврат уплаченного налога из бюджета

Существуют ситуации, в которых получение такой выгоды признается необоснованным: например, если описанные выше операции проводятся нецелесообразно реальному экономическому положению дел и не имеют под собой обоснованных причин.

В Постановлении №53 четко прописывается, что снижение налоговой нагрузки (то есть выгода) не является обоснованным, если нет доказательств ее получения в рамках ведения действительной экономической (предпринимательской) деятельности.

Обстоятельства, указывающие на необоснованность налоговой выгоды:

  1. Плательщик налогов не имеет действительных возможностей для ведения хозяйственной деятельности: не располагает необходимыми для создания продукта (исполнения работ) ресурсами, помещением, временем.
  2. Ощущается нехватка персонала (для производства и управления), активов, основных средств, транспорта, складов, необходимых (и достаточных) для получения результатов предпринимательства.
  3. В целях снижения налоговой нагрузки применяются мероприятия, которые приводят к прямому получению выгоды, и игнорируются другие действия, необходимые для ведения хозяйственной деятельности.
  4. Сведения по совершаемым операциям в бухучете не соответствуют реальным товарам или их количествам.

При этом в Постановлении №53 также прописываются условия, при которых признать налоговую выгоду необоснованной нельзя, но их наличие сигнализирует о возможности незаконного снижения налоговой нагрузки:

  • организация была зарегистрирована незадолго до реализации условия получения налоговой выгоды
  • участники сделки являются взаимозависимыми лицами
  • хозяйственные операции носят случайный характер, не подчиняются строгим временным закономерностям
  • в истории налогоплательщика имели место нарушения налогового законодательства
  • хозяйственные операции, приведшие к снижению налоговой нагрузки, проводились один раз
  • операция осуществлялась в отличном от действительного нахождения налогоплательщика месте
  • все расчеты производились через один банк
  • участвующие во взаимосвязанных операциях замечены в переводе транзитных платежей
  • в ходе осуществления хоз. Операций задействованы посредники

В указанном Постановлении №53 приведены также понятия, имеющие особую важность:

  1. Презумпция добросовестности налогоплательщика. Значит, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, достоверны.
  2. Цель делового характера. Этот термин подразумевает, что экономическая деятельность, во-первых, должна быть реальной. Во-вторых, операции должны учитываться в соответствии с их действительным экономическим смыслом. В-третьих, получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды не должно быть главной целью налогоплательщика.
  3. Обязанность налогоплательщика действовать с должной осмотрительностью (ситуации, когда налогоплательщику должно было быть известно о нарушениях контрагента — в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом).

Изменения, принятые в ст. 54.1 Налогового кодекса РФ: «агрессивность» налоговой оптимизации

Новая редакция НК РФ содержит ст.54.1 (в редакции Федерального закона от 18.07.2017 N 163-ФЗ), в которой основные положения Постановления №53 были дополнены. В частности, обозначены границы права на налоговую оптимизацию посредством приемов начисления налоговых сумм, размеров сборов и страховых взносов, исчисления базы.

В Письме № ЕД-4-9/22123@ от 31.10.2017 Федеральная налоговая служба дает пояснение, что суть новой статьи состоит в предупреждении «агрессивных» методов налоговой оптимизации. В частности, статья содержит:

  • описание манипуляций налогоплательщика, подпадающих под категорию злоупотребления правами
  • требования, соблюдаемые налогоплательщиком для учета расходов и подтверждения вычетов по прошедшим сделкам

Статья содержит пункты, требующие разъяснений.

Пункт 1 ст. 54.1 НК РФ

Пункт 1 рассматриваемой статьи говорит о недопустимости снижения суммы налога посредством искажения сведений о фактах хозяйственной жизни, об объектах налогообложения, подлежащих отражению в налоговом и (или) бухгалтерском учете либо налоговой отчетности налогоплательщика.

ФНС в своем Письме № ЕД-4-9/22123@ определяет искажение как умышленную подтасовку фактов хозяйственной деятельности, а также изменение сведений о налогооблагаемых объектах, повлекших уменьшение налоговой базы и суммы налогов, неверное применение налоговых льготы, режима и ставки, манипуляции со статусом налогоплательщика.

Искажение данных имеет место:

  • при нелегальном искусственном разделении бизнеса в целях получения права на применение спецрежима
  • при предпринимаемых действиях по искусственному занижению ставок на налог, получению льготных условий либо освобождения от налогов
  • в ходе неправомерного использования положений международных соглашений в целях предотвращения двойного налогообложения
  • при отсутствии фактического совершения сделки, а также если заданы условия, делающие ее выполнение невозможным для сторон
  • в ситуации, когда налогоплательщик намеренно не отражает доход от реализации продукта, вовлекая при этом подконтрольные либо взаимозависимые лица в свою деятельность
  • предоставление в составе бухгалтерской и налоговой отчетности заведомо искаженных (недостоверных) сведений о налогооблагаемых объектах

Пункт 2 ст. 54.1 НК РФ

Если перечисленные в пункте 1 обстоятельства отсутствуют, то налогоплательщик имеет право сократить налоговую базу по прошедшим сделкам, либо сократить сумму налога к уплате. При этом необходимым условием является экономическая цель от предпринятых действий, а не уклонение от уплаты, неполная уплата либо возврат налогов. Также важным обстоятельством признается исполнение договоренностей по сделке участником (стороной) договора с налогоплательщиком, либо тем, кому обязательства по выполнению условий договора передается согласно договору либо закону.

Таким образом, второй пункт статьи определяет ситуации, в которых налогоплательщиком может быть реализовано право на законных основаниях снизить налоговую нагрузку посредством расходов и вычетов.

В своем Письме № ЕД-4-9/22123@ ФНС внесла уточнения по поводу главной цели сделки: это отнюдь не сокращение налоговых выплат и снижение нагрузки, а преследование обоснованных деловых экономических целей. Подпункт 2 второго пункта рассматриваемой статьи ограничивает возможности учета расходов/вычетов в случае, если условия договора исполняет контрагент, не фигурировавший в изначальных документах. Это связано со случаями неправомерного учета расходов и использования вычетов посредством фиктивного документооборота. Его основными отличиями являются:

  • проверяемый плательщик налогов (либо аффилированное лицо) обналичивал денежные суммы, полученные в результате описанных манипуляций
  • денежные суммы были использованы на личные нужды плательщика налогов (членов учредительского состава организации-плательщика налогов)
  • обмен электронными документами с единого IP-адреса
  • на территории налогоплательщика, подвергшегося налоговой проверке, были обнаружены документы контрагентов, их печати
  • отклонения от обычного совершения документооборота, нарушения участниками сделки (или должностными лицами) принятого делового регламента заключения, ведения, оформления итогов сделки

Пункт 3 ст. 54.1 НК РФ

В этом пункте приводятся вспомогательные критерии, указывающие на неправомерность налоговой выгоды. Сами по себе они не послужат достаточным основанием, свидетельствующим об «агрессивной выгоде». Лишь в совокупности всех перечисленных ранее факторов могут вызвать вопросы к налогоплательщику. Итак, такими критериями являются:

  • на первичных документах учета стоит подпись неустановленного (либо неуполномоченного) лица
  • обнаружены факты нарушения проверяемым налогоплательщиком налогового законодательства
  • имеются иные, не имеющие запрета законодательства, пути решения задачи реализации деловой цели

Плюсы и минусы вступивших в силу изменений для бизнеса

Описанные в статье 54.1 нововведения имеют как положительный, так и отрицательный эффект для ведения деятельности.

Необоснованная налоговая выгода: что это такое и какие риски несет

Ст. 54.1 НК РФ, вступившая в силу 19 августа 2017 года, вводит дополнительные условия реализации прав налогоплательщиков, разъясняя вопросы законной и незаконной оптимизации налогов. В ней появились новые термины и определения, которые несут для бизнеса как очевидные плюсы, так и серьезные минусы и расширяют понятие необоснованной налоговой выгоды.

Понятие «налоговая выгода» и концепция необоснованной налоговой выгоды были определены в Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 №53. В документе уточняется, что под налоговой выгодой понимается уменьшение размера налоговой обязанности в результате пяти действий:

  1. уменьшения налоговой базы,
  2. получения налогового вычета,
  3. получения налоговой льготы,
  4. применения более низкой налоговой ставки,
  5. получения права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.

Но в ряде случаев налоговая выгода может быть признана необоснованной. К ним относятся случаи, когда для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).

В Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 №53 уточняется, что налоговая выгода не может считаться обоснованной, если она получена вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Кроме того, есть целый ряд обстоятельств, свидетельствующих о необоснованной налоговой выгоде:

  • налогоплательщик не может реально осуществлять указанные операции, потому что для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг у него нет экономически необходимых условий: времени, места нахождения имущества, объема материальных ресурсов;
  • у налогоплательщика нет условий для достижения результатов экономической деятельности из-за отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств;
  • налогоплательщик учитывает для целей налогообложения только те хозяйственные операции, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, но для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций;
  • налогоплательщик совершает операции с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном в документах бухгалтерского учета.

В то же время Постановление Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 №53 напоминает судам об обстоятельствах, которые сами по себе не являются основанием для признания налоговой выгоды необоснованной, но в совокупности могут стать негативным сигналом:

  • создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции;
  • взаимозависимость участников сделок;
  • неритмичный характер хозяйственных операций;
  • нарушение налогового законодательства в прошлом;
  • разовый характер операции;
  • существление операции не по месту нахождения налогоплательщика;
  • осуществление расчетов с использованием одного банка;
  • осуществление транзитных платежей между участниками взаимосвязанных хозяйственных операций;
  • использование посредников при осуществлении хозяйственных операций.

Стоит обратить внимание на то, что в Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 №53 содержатся три важных понятия:

  1. Презумпция добросовестности налогоплательщика. Значит, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, достоверны.
  2. Цель делового характера. Этот термин подразумевает, что экономическая деятельность, во-первых, должна быть реальной. Во-вторых, операции должны учитываться в соответствии с их действительным экономическим смыслом. В-третьих, получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды не должно быть главной целью налогоплательщика.
  3. Обязанность налогоплательщика действовать с должной осмотрительностью (ситуации, когда налогоплательщику должно было быть известно о нарушениях контрагента — в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом)
Читайте также  Самые угоняемые автомобили в России: статистика 2020

Статья 54.1 НК РФ и «агрессивная» налоговая оптимизация

Положения Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 нашли свое продолжение в новой редакции Налогового кодекса, вступившей в силу 19 августа 2017 года. В Налоговом кодексе появилась новая ст. 54.1 НК РФ (в ред. Федерального закона от 18.07.2017 N 163-ФЗ), которая определила пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и (или) суммы налога, сбора, страховых взносов.

ФНС выпустила Письмо от 31.10.2017 № ЕД-4-9/22123@, в котором пояснила, что введенная Федеральным законом от 18.07.2017 № 163-ФЗ ст. 54.1 НК РФ направлена на предотвращение использования «агрессивных» механизмов налоговой оптимизации. То есть в ней определены:

  • конкретные действия налогоплательщика, которые признаются злоупотреблением правами;
  • условия, которые должны быть соблюдены налогоплательщиком для возможности учесть расходы и заявить налоговые вычеты по имевшим место сделкам (операциям).

В ст. 54.1 НК РФ есть четыре пункта, которые требуют объяснений:

Пункт 1 ст. 54.1 НК РФ: Не допускается уменьшение налоговой базы (суммы налога) в результате искажения сведений о фактах хозяйственной жизни (совокупности таких фактов), об объектах налогообложения, подлежащих отражению в налоговом и (или) бухгалтерском учете либо налоговой отчетности налогоплательщика.

Согласно Письму ФНС от 31.10.2017 № ЕД-4-9/22123@, искажение – это умышленные действия налогоплательщика, выразившиеся в

сознательном искажении сведений о фактах хозяйственной жизни, объектах налогообложения, подлежащих отражению в целях уменьшения налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога, неправильного применения налоговой ставки, налоговой льготы, налогового режима, манипулирования статусом налогоплательщика и др.

Искажение сведений можно наблюдать в следующих ситуациях:

  • создание схемы дробления бизнеса ради неправомерного применения спецрежимов;
  • совершение действий, направленных на искусственное создание условий по использованию пониженных налоговых ставок, налоговых льгот, освобождения от налогообложения;
  • создание схемы, направленной на неправомерное применение норм международных соглашений об избежании двойного налогообложения;
  • нереальность исполнения сделки сторонами (отсутствие факта ее совершения);
  • неотражение налогоплательщиком дохода (выручки) от реализации товаров (работ, услуг, имущественных прав), в том числе в связи с вовлечением в предпринимательскую деятельность подконтрольных лиц;
  • отражение в регистрах бухгалтерского и налогового учета заведомо недостоверной информации об объектах налогообложения.

Пункт 2 ст. 54.1 НК РФ: При отсутствии обстоятельств, предусмотренных п. 1 ст. 54.1 НК РФ, по имевшим место сделкам налогоплательщик вправе уменьшить налоговую базу и (или) сумму подлежащего уплате, если основной целью совершения сделки не являются неуплата (неполная уплата) и (или) зачет (возврат) суммы налога; если обязательство по сделке исполнено лицом, являющимся стороной договора, заключенного с налогоплательщиком, и (или) лицом, которому обязательство по исполнению сделки передано по договору или закону.

Итак, п. 2 ст. 54.1 РК РФ содержит условия, при соблюдении которых у налогоплательщика возникает право использовать расходы и вычеты.

В Письме ФНС от 31.10.2017 № ЕД-4-9/22123@ уточняется, что основная цель сделки должна заключается не в налоговой экономии, а в конкретной разумной деловой цели. В пп. 2 п. 2 ст. 54.1 НК РФ ограничивается право учесть расходы и вычеты по сделке при исполнении ее контрагентом, не указанным в первичных документах. В этом случае налоговикам придется доказывать, что налогоплательщик использовал формальный документооборот с целью незаконного учета расходов либо заявления налоговых вычетов.

Признаки формального документооборота:

  • факты обналичивания денежных средств проверяемым налогоплательщиком или взаимозависимым лицом;
  • факты использования таких средств на нужды налогоплательщика, учредителей налогоплательщика, его должностных лиц;
  • использование одних IP-адресов;
  • обнаружение печатей и документации контрагента на территории проверяемого налогоплательщика;
  • нетипичность документооборота, несоответствие обычаю делового оборота поведения участников сделки, должностных лиц при заключении, сопровождении, оформлении результатов сделок.

Пункт 3 ст. 54.1 содержит в себе несколько критериев, которые самостоятельно не могут служить основанием для предъявления претензий к налогоплательщику. Эти критерии: подписание первичных учетных документов неустановленным или неуполномоченным лицом; нарушение контрагентом налогового законодательства; наличие возможности получения налогоплательщиком того же результата экономической деятельности при совершении иных не запрещенных законодательством сделок.

Что изменилось для налогоплательщиков

В новшествах есть как плюсы, так и минусы для бизнеса.

Если говорить о плюсах, то:

  • Сохраняет силу принцип презумпции добросовестности налогоплательщика как один из важнейших элементов конституционно-правового режима регулирования налоговых отношений.
  • Теперь не ошибки, а реальность сделки стали приоритетными. Ранее именно на ошибки ФНС обращала довольно пристальное внимание. Одним словом, ушел в прошлое формальный подход к выявлению необоснованной налоговой выгоды — налоговый орган должен четко понимать целесообразность проведения каждого мероприятия налогового контроля. Кроме того, нарушение контрагентом налогового законодательства не является самостоятельным основанием для предъявления налоговых претензий. П. 2 ст. 54.1 НК РФ не предполагает негативных последствий для налогоплательщиков за неправомерные действия контрагентов второго, третьего и последующих звеньев.
  • Исполнения сделки контрагентом становится достаточно для того, чтобы налоговая выгода считалась обоснованной. При этом налогоплательщики должны быть готовы представить налоговикам доказательства реальности сделки в результате исполнения ее контрагентом. Поэтому бизнес по-прежнему должен знать, как проверить контрагента, и пользоваться необходимыми для этого инструментами, например, сервисом Контур.Фокус.
  • Вводится концепция деловой цели, а это значит, что действия налогоплательщика не ставятся под сомнения, если у него есть разумная экономическая цель помимо собственно оптимизации налогов.

Из минусов можно отметить следующие:

  • Появились термины с расплывчатой, как считают эксперты, формулировками, одно из которых — искажением сведений.
  • Новые нормы распространяются на страховые взносы и на плательщиков страховых взносов.
  • В ходе налоговой проверки у компании могут запросить копии договоров с посредниками.
Не пропустите новые публикации

Подпишитесь на рассылку, и мы поможем вам разобраться в требованиях законодательства, подскажем, что делать в спорных ситуациях, и научим больше зарабатывать.

Все о статье 54.1 НК: как инспекторы будут доказывать налоговые схемы

С 19 августа 2017 вступила в силу новая статья НК – 54.1, регламентирующая пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и сумм налогов и взносов. Она введена в действие Федеральным законом от 18.07.2017 N 163-ФЗ.

Как налоговики на практике должны применять нормы данной статьи? Рекомендации по этому поводу недавно выпустила ФНС.

В письме ФНС от 31 октября 2017 г. N ЕД-4-9/22123@ говорится, что статья 54.1 НК направлена на предотвращение использования «агрессивных» механизмов налоговой оптимизации.

От 53 к 54.1

Статья 54.1 НК представляет собой новый подход к проблеме злоупотребления налогоплательщиком своими правами, учитывающий основные аспекты сформированной судебной практики.

Суть изменений заключается в том, что законодателем определены конкретные действия налогоплательщика, которые признаются злоупотреблением правами, и условия, которые должны быть соблюдены налогоплательщиком для возможности учесть расходы и заявить налоговые вычеты по имевшим место сделкам.

При этом сохраняет силу принцип презумпции добросовестности налогоплательщика.

Начало применения ст. 54.1 НК

Напомним, первой ласточкой применения судами в качестве аргумента ст. 54.1 НК в пользу налогоплательщика стало Постановлении Тринадцатого ААС от 13.09.2017г. по делу №А56-28927/2016.

Искажение сведений

По мнению ФНС, признаки такого искажения следующие:

  • создание схемы «дробления бизнеса», направленной на неправомерное применение спецрежимов;
  • совершение действий, направленных на искусственное создание условий по использованию пониженных налоговых ставок, налоговых льгот, освобождения от налогообложения;
  • создание схемы, направленной на неправомерное применение норм международных соглашений об избежании двойного налогообложения;
  • нереальность исполнения сделки (операции) сторонами (отсутствие факта ее совершения).
  • неотражение налогоплательщиком дохода (выручки) от реализации товаров (работ, услуг, имущественных прав), в том числе в связи с вовлечением в предпринимательскую деятельность подконтрольных лиц;
  • отражение налогоплательщиком в регистрах БУ и НУ заведомо недостоверной информации об объектах налогообложения.

Злой умысел

Об умышленных действиях налогоплательщика могут свидетельствовать установленные факты юридической, экономической и иной подконтрольности участников, вовлеченных в налоговую схему.

При выявлении таких фактов налоговый орган должен учитывать, что обстоятельства подконтрольности сами по себе не могут служить основанием для вывода об умышленном характере действий налогоплательщика.

При взаимодействии налогоплательщика с формально независимыми лицами в ряде случаев об умышленности действий могут говорить обстоятельства, свидетельствующие о согласованности действий участников хозяйственной деятельности, предопределенности движения денежных и товарных потоков, совершения ряда неслучайных действий (операций), подчиненных единой цели — возможности отражения заведомо ложных сведений о фактах хозяйственной жизни, создания искусственного документооборота и получения налоговой экономии.

Если нет доказательств умысла у налогоплательщика, методологическая (правовая) ошибка сама по себе не может признаваться искажением в целях применения пункта 1 статьи 54.1 НК РФ.

Когда учесть вычеты и расходы можно

1) основной целью совершения сделки не являются неуплата (неполная уплата) или зачет (возврат) суммы налога;

2) обязательство по сделке исполнено лицом, являющимся стороной договора, заключенного с налогоплательщиком, или лицом, которому обязательство по исполнению сделки передано по договору или закону.

Плохие сделки

В этой связи основной целью сделки должна быть конкретная разумная хозяйственная (деловая) цель, а не налоговая экономия.

Примером такой сделки может служить бизнес-решение, не свойственное предпринимательскому обороту (присоединение компании с накопленным убытком без актива при отсутствии экономического обоснования и т.п.) и которое не может быть обосновано с точки зрения предпринимательского риска, фактически совершенное не в своем интересе, а в интересах иного лица с целью его скрытого финансирования.

Что делать налоговикам

Налоговые органы должны доказать, что такая сделка (операция) не имеет какого-либо разумного объяснения с позиции хозяйственной необходимости ее заключения и совершения, а имеет своей целью лишь уменьшение налоговых обязательств, или является частью схемы, основной целью которой является уменьшение налоговых обязательств.

Никто не запрещает налогоплательщику проводить свои хозяйственные операции так, чтобы налоговые последствия были минимальными, однако в избранном налогоплательщиком варианте сделки не должно присутствовать признака искусственности, лишенной хозяйственного смысла.

ИФНС, в свою очередь, не вправе навязывать налогоплательщику тот или иной вариант построения хозяйственных операций.

Сбор доказательств

  • получение пояснений от лиц, обладающих информацией об обстоятельствах заключения, совершения, исполнения сделки (операции);
  • проведение осмотров территорий, помещений, документов, предметов с применением технических средств;
  • сопоставление объёма поставляемых товаров размеру складских помещений (территорий);
  • инвентаризация имущества;
  • анализ и воссоздание полного баланса предприятия (товарного баланса, складского учета и т.п.);
  • истребование документов (информации), а в необходимых случаях проведение выемки документов (предметов), проведение экспертиз и другие;
  • опросы должностных лиц проверяемого налогоплательщика;
  • истребование документов (информации) у заказчиков и допросов их должностных лиц, лиц, осуществляющих технический надзор;
  • выявление иных, «непроблемных», контрагентов, оказывающих налогоплательщику аналогичные работы, услуги, с последующим проведением в отношении них контрольных мероприятий;
  • исследование локальных актов об установлении пропускного режима охраняемых объектов, пропусков, журналов регистрации.

ФНС рекомендует инспекторам обращать внимание на нетипичность документооборота, несоответствие обычаю делового оборота поведения участников сделки. По всем таким фактам следует получать пояснения налогоплательщика и ответственных лиц, а при получении информации, противоречащей показаниям свидетелей или собранным доказательствам, обеспечивать повторное получение пояснений налогоплательщика и ответственных лиц по установленным противоречиям.

При проведении допросов лиц, числящихся подписантами первичных документов, налоговики могут проводить изъятие образцов почерка для дальнейшего проведения почерковедческой экспертизы.

Вместе с тем пункт 3 ст. 54. НК РФ предусматривает несколько критериев, которые самостоятельно не могут служить основанием для предъявления налоговых претензий:

  • подписание первичных учетных документов неустановленным или неуполномоченным лицом;
  • нарушение контрагентом налогового законодательства;
  • наличие возможности получения налогоплательщиком того же результата экономической деятельности при совершении иных не запрещенных законодательством сделок (операций).

Акт по итогам проверки

При этом установление умысла не может сводиться к простому перечислению всех сделок, в результате которых налогоплательщик получил налоговую экономию, и приведению анализа возможности влияния фактов подконтрольности на условия и результат экономической деятельности. Необходимо указывать конкретные действия налогоплательщика (его должностных лиц), которые обусловили совершение правонарушения, и приводить доказательства, которые бы свидетельствовали о намерении причинить вред бюджету.

Налоговики для целей применения пункта 1 ст. 54.1 НК РФ должны доказать совокупность следующих обстоятельств:

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector