Приговор по статье 336 УК РФ (Оскорбление)

Приговор по статье 336 УК РФ (Оскорбление)

Статья 336. Оскорбление военнослужащего

1. Оскорбление одним военнослужащим другого во время исполнения или в связи с
исполнением обязанностей военной службы —
наказывается ограничением по военной службе на срок до шести месяцев или содержанием
в дисциплинарной воинской части на тот же срок.

2. Оскорбление подчиненным начальника, а равно начальником подчиненного во время
исполнения или в связи с исполнением обязанностей военной службы —
наказывается ограничением по военной службе на срок до одного года или содержанием в
дисциплинарной воинской части на тот же срок.

Комментарий к Ст. 336 Уголовного кодекса

1. Объективная сторона преступления состоит в оскорблении, т.е. в унижении чести и достоинства одним военнослужащим другого, выраженном в неприличной форме. Оскорбление может быть устным (вербально, с употреблением нецензурных выражений), письменным (словесно, графически, посредством электронных средств связи) или конклюдентным (неприличные жесты, знаки, нанесение пощечины и др.).

Если оскорбление было совершено одним военнослужащим в адрес другого не во время исполнения или не в связи с исполнением потерпевшим обязанностей военной службы, уголовная ответственность исключается.

2. Субъектом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 336 УК, является военнослужащий, не находящийся в отношениях подчиненности с потерпевшим. По ч. 2 ст. 336 УК субъектом, напротив, будет выступать либо военнослужащий, находящийся в подчинении оскорбляемого начальника, либо начальник, оскорбляющий подчиненного военнослужащего.

Второй комментарий к Ст. 336 УК РФ

1. Оскорбление следует определять как унижение чести и достоинства личности другого лица, выраженное в неприличной форме.

2. Преступление, предусмотренное ст. 336, нарушает закрепленный в уставах порядок воинских отношений, унижает честь и воинское достоинство военнослужащего. Независимо от места и времени совершения, воинским преступлением признается оскорбление, нанесенное одним военнослужащим другому в связи с исполнением потерпевшим обязанностей военной службы либо при исполнении потерпевшим или виновным этих обязанностей.

3. Под унижением чести и достоинства в ст. 336 следует понимать отрицательную оценку личности потерпевшего как военнослужащего и гражданина, унижение его репутации в глазах окружающих, дискредитацию его человеческого достоинства и воинского звания.

4. Неприличная форма оскорбления состоит в унижении чести и достоинства в циничных выражениях или действиях, противоречащих общепринятым нормам нравственности, элементарным требованиям морали, этики.

5. С субъективной стороны преступление совершается умышленно.

6. По ч. 1 ст. 336 подлежит квалификации оскорбление одним военнослужащим другого, когда они не состоят в отношениях подчиненности, т.е. равным равного, старшим по воинскому званию младшего либо младшим по воинскому званию старшего.

7. Ч. 2 предусматривает оскорбление подчиненным начальника или начальником подчиненного. Таким образом, уголовный закон в равной мере защищает честь и достоинство как начальника от посягательства подчиненного, так и подчиненного от посягательства начальника, что соответствует требованиям воинских уставов.

Третий комментарий к статье 336 УК РФ

1. Воинские уставы содержат четкие требования об уважении личности военнослужащих, соблюдении правил воинской вежливости, недопустимости унижения их чести и личного достоинства.

2. Комментируемая статья предусматривает ответственность за два вида преступления: 1) оскорбление одним военнослужащим другого; 2) оскорбление подчиненным начальника, а равно начальником подчиненного. В обоих случаях преступление совершается во время или в связи с исполнением обязанностей военной службы.

3. Оскорбление как преступление против военной службы отличается от общеуголовных преступлений тем, что оно нарушает закрепленный в уставах порядок воинских отношений. Оно может быть совершено как в расположении воинской части, так и вне ее, как в служебное время, так и во время нахождения в увольнении, отпуске, командировке и т.п. Однако независимо от места и времени совершения по ст. 336 следует квалифицировать оскорбление, которое нанесено в связи с исполнением виновным или потерпевшим обязанностей военной службы. Поэтому оскорбление, нанесенное на почве личных взаимоотношений военнослужащих (например, на почве ревности, из зависти, личной неприязни и т.п.), не может быть признано преступлением против военной службы.

4. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. При этом виновный осознает, что унижает честь и достоинство другого военнослужащего, начальника или подчиненного, и желает этого.

Статья 336 УК РФ. Оскорбление военнослужащего

наказывается ограничением по военной службе на срок до шести месяцев или содержанием в дисциплинарной воинской части на тот же срок.

2. Оскорбление подчиненным начальника, а равно начальником подчиненного во время исполнения или в связи с исполнением обязанностей военной службы —

наказывается ограничением по военной службе на срок до одного года или содержанием в дисциплинарной воинской части на тот же срок.

Комментарий к Статье 336 УК РФ

1. Уставы Вооруженных Сил РФ содержат четкие требования об уважении личности военнослужащих, недопустимости унижения их личного достоинства, соблюдении правил воинской вежливости и отдания чести.

2. Объектом преступного посягательства является порядок соблюдения воинской чести и уважения личного достоинства военнослужащих во время исполнения или в связи с исполнением ими обязанностей военной службы.

3. С объективной стороны под оскорблением понимается унижение чести и достоинства военнослужащего, выраженное в неприличной ненасильственной форме (например, плевок, пощечина, срывание погон, других знаков отличия и т.п.). Для состава преступления достаточно на словах или ненасильственным действием унизить честь и достоинство военнослужащего во время исполнения или в связи с исполнением обязанностей военной службы.

4. Ответственность за оскорбление одним военнослужащим другого, когда они не находятся при исполнении обязанностей военной службы и противоправные действия совершены не в связи с исполнением обязанностей военной службы, а на почве личных отношений, может наступать по общеуголовной ст. 130 (например, оскорбление, нанесенное на почве ревности, когда военнослужащие находились на семейном вечере).

5. Оскорбление подчиненным начальника, а равно начальником подчиненного во время исполнения или в связи с исполнением обязанностей военной службы предусматривается в ч. 2 коммент. статьи, и УО за его совершение является более строгой.

6. С субъективной стороны деяние может быть совершено с прямым умыслом.

7. Субъектом оскорбления, квалифицируемого по ч. 1, может быть любой военнослужащий независимо от его звания и служебного положения, а квалифицируемого по ч. 2 — либо начальник, либо подчиненный по отношению к потерпевшему.

8. Деяния, описанные в статье, относятся к категории преступлений небольшой тяжести.

Другой комментарий к Ст. 336 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. Объективная сторона преступления состоит в оскорблении, т.е. в унижении чести и достоинства одним военнослужащим другого, выраженном в неприличной форме. Оскорбление может быть устным (вербально, с употреблением нецензурных выражений), письменным (словесно, графически, посредством электронных средств связи) или конклюдентным (неприличные жесты, знаки, нанесение пощечины и др.).

Если оскорбление было совершено одним военнослужащим в адрес другого не во время исполнения или не в связи с исполнением потерпевшим обязанностей военной службы, ответственность наступает не по данной норме, а по ст. 130 УК РФ.

2. Субъектом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 336 УК, является военнослужащий, не находящийся в отношениях подчиненности с потерпевшим. По ч. 2 ст. 336 УК РФ субъектом, напротив, будет выступать либо военнослужащий, находящийся в подчинении оскорбляемого начальника, либо начальник, оскорбляющий подчиненного военнослужащего.

По ч. 2. ст. 336 УК РФ. Приговор от 02 ноября 2010 года № 1-110/10. Астраханская область.

Анищенко Дмитрия родившегося ДД.ММ.ГГГГ в , гражданина РФ, холостого, ранее не судимого, с высшим профессиональным образованием, призванного на военную службу ДД.ММ.ГГГГ военным комиссариатом по и , проживавшего до призыва на военную службу по адресу: ,

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 336 УК РФ,

Рядовой Анищенко, проходя

военную службу по призыву, около 11 часов 00 минут ДД.ММ.ГГГГ в помещении казармы войсковой части №, дислоцирующейся в , будучи недовольным тем, что ответственный по роте старший лейтенант С. и ответственный по отделу связи лейтенант А, являющиеся для него начальниками по воинскому званию и должности, приказали ему выйти на построение, в нарушение ст.ст. 16, 19, 67, 160 и 161 Устава внутренней службы ВС РФ, а также ст.ст. 1-3 Дисциплинарного Устава ВС РФ, совершил оскорбление начальников в связи с исполнением ими обязанностей военной службы, выразившееся в высказывании в адрес С. и А оскорбительного, нецензурного выражения в присутствии других военнослужащих, тем самым унизив честь и достоинство потерпевших.

Допрошенный в судебном заседании подсудимый Анищенко виновным себя признал полностью и дал показания, аналогичные обстоятельствам, изложенным в описательной части Приговора, а так же показал, что ДД.ММ.ГГГГ он в помещении кладовой войсковой части № занимался оформлением стенгазеты, около 11 часов 00 минут ответственный по роте старший лейтенант С. и ответственный по отделу связи лейтенант А приказали ему выйти на построение, однако он, будучи недовольным их требованием, в присутствии своих сослуживцев высказал в адрес С. и А оскорбительное, нецензурное выражение.

Помимо личного признания своей вины виновность подсудимого Анищенко подтверждается совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств.

Так, допрошенный в судебном заседании потерпевший С. показал, что ДД.ММ.ГГГГ он являлся ответственным по роте, а лейтенант А ответственным по отделу связи. Около 11 часов 00 минут в помещении кладовой войсковой части № они приказали рядовому Анищенко выйти на построение, однако Анищенко, будучи недовольным их требованием, высказал в их с А адрес оскорбительное, нецензурное выражение,

после чего военнослужащие по призыву, присутствующие при этом, стали смеяться и аплодировать. Указанными действиями Анищенко унизил его честь и достоинство, а также подорвал его авторитет офицера перед подчиненными военнослужащими.

Показания потерпевшего А, допрошенного в судебном заседани показаниям потерпевшего С. при этом А также показал, что своими действиями Анищенко унизил его честь и достоинство, а также подорвал его авторитет офицера перед подчиненными военнослужащими.

Допрошенный в судебном заседании свидетель Е. показал, что ДД.ММ.ГГГГ он вместе с Анищенко занимался оформлением стенгазеты в кладовой комнате войсковой части №. Около 11 часов 00 минут в кладовую вошли старший лейтенант С. и лейтенант А и приказали им выйти на построение, однако Анищенко, будучи недовольным их требованием, высказал в адрес С. и А оскорбительное, нецензурное выражение, после чего военнослужащие по призыву, присутствующие при этом, стали смеяться и аплодировать.

Показания допрошенных в судебном заседании свидетелей Т. К. а также оглашенные в порядке ст. 281 УПК РФ показания свидетеля Голубе показаниям свидетеля Е.

По заключению комплексной психолого-лингвистической судебной экспертизы от ДД.ММ.ГГГГ высказывание Анищенко выражено форме, носит отрицательную оценку, и информация в речи Анищенко, касающаяся С. и А, выражена в оскорбительной форме. Кроме того, высказывание Анищенко, нося публичный характер, может сказаться на авторитете старшего лейтенанта С. и лейтенанта А. При этом, Анищенко, высказываясь оскорбительно в адрес офицеров, по своему психологическому состоянию правильно воспринимал противоправность своих деяний.

Оценив указанное заключение экспертов, суд полагает, что выводы экспертов научно обоснованы, согласуются с другими доказательствами, не содержат противоречий, примененные в ходе данного экспертного исследования методы основаны на нормативно-методических документах, в связи, с чем суд данное заключение экспертов кладет в

основу обвинительного Приговора.

Как усматривается из выписки из приказа командира войсковой части № № от ДД.ММ.ГГГГ рядовой Анищенко зачислен в списки личного состава части, поставлен на все виды довольствия, назначен на должность водителя-механика.

Согласно выписке из приказа командира войсковой части № № от ДД.ММ.ГГГГ рядовой Анищенко исключен из списков части и снят со всех видов довольствия.

Должностное положение потерпевших подтверждается выписками из приказов командира войсковой части № № от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которой старший лейтенант С. с ДД.ММ.ГГГГ назначен на должность старшего инженера радиолокационного отделения систем дальнего обнаружения, а также командира войсковой части № № от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которой лейтенант А с ДД.ММ.ГГГГ полагается вступившим в исполнение служебных обязанностей офицера (по безопасности связи) отдела (связи, радиотехнического обеспечения и автоматизированных систем управления) штаба.

Совокупность указанных доказательств, представленных стороной обвинения, суд находит достаточной для признания Анищенко виновным в совершении преступления.

Давая юридическую квалификацию содеянному подсудимым, суд приходит к следующим выводам.

Поскольку рядовой Анищенко, проходя военную службу по призыву, ДД.ММ.ГГГГ около 11 часов 00 минут в помещении казармы войсковой части №, будучи недовольным приказом ответственного по роте старшего лейтенанта С. и ответственного по отделу связи лейтенанта А, совершил оскорбление начальников по воинскому званию и должности в связи с исполнением ими обязанностей военной службы, выразившееся в высказывании в адрес С. и А оскорбительного нецензурного выражения, унизив тем самым их честь и достоинство, то суд квалифицирует содеянное подсудимым как преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 336 УК РФ.

При назначении наказания подсудимому военный суд принимает во внимание, что Анищен ответственности привлекается впервые, в содеянном чистосердечно раскаялся, командованием характеризовался удовлетворительно, до призыва на военную службу

С учетом обстоятельств дела, данных о личности виновного, обстоятельств смягчающих его ответственность, военный суд полагает возможным исправление Анищенко без реального отбывания наказания и применяет к нему ст. 73 УК РФ об условном осуждении.

Руководствуясь ст. 307, 308, 309 УПК РФ, военный суд,

Признать Анищенко Дмитрия виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 336 УК РФ, и назначить ему наказание в виде содержания в дисциплинарной воинской части сроком на 6 (шесть) месяцев.

Применить к осужденному ст. 73 УК РФ и постановить назначенное наказание Анищенко *.*. считать условным с испытательным сроком 6 (шесть) месяцев, в течение которого Приговор не приводить в исполнение, если осужденный не допустит грубых дисциплинарных проступков и своим поведением докажет свое исправление.

Меру пресечения в отношении Анищенко Дмитрия в виде наблюдения командования войсковой части №, по вступлению Приговора в законную силу отменить.

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в судебную коллегию по уголовным делам Северо-Кавказского окружного военного суда через Астраханский гарнизонный военный суд, в течение 10 суток со дня провозглашения. В случае подачи кассационной жалобы осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции.

Статья 336 УК РФ, сохраняя смежные признаки с общей нормой — ст. 130 УК РФ, является по отношению к ней нормой специальной в силу специфики трех элементов: объекта, субъекта и субъективной стороны.. С учетом изложенного следует полагать, что с объективной стороны воинское оскорбление также может быть выражено как устно, на словах, так и с применением различного рода ненасильственных действий, жестов, носящих оскорбительный характер. Опасность действий должна быть незначительной, не перерастающей в насилие и может выражаться, например, в срывании головного убора, погон, других знаков различия, плевках, толчках, пощечине, не повлекших причинения вреда здоровью потерпевшего и не являющихся побоями либо издевательствами.

Состав анализируемого воинского преступления является формально-материальным, и обязательного наступления последствий для его окончания (как и для смежной общеуголовной нормы — ст. 130 УК РФ) не требуется.
Если субъект в процессе оскорбления причиняет другому субъекту вред здоровью любого вида, то содеянное перерастает в более тяжкое воинское преступление и должно квалифицироваться по соответствующей более специальной норме (ст. ст. 333, 334 УК РФ и др.). Дважды же наказывать за одно деяние недопустимо, так как это противоречит Конституции Российской Федерации.
Так, по конкретному делу в ответ на правомерное замечание дежурного по автопарку прапорщика Звонарева младший сержант Сафронов сначала нецензурно высказался в его адрес и нанес один удар кулаком по лицу, а затем тут же избил потерпевшего, нанеся ему множество ударов руками и ногами по голове и телу. Эти действия Сафронова органами предварительного следствия были квалифицированы по ч. 2 ст. 334 и ч. 2 ст. 336 УК РФ.
Правильно указав в приговоре о том, что оскорбление в данном случае явилось составной частью более тяжкого преступления — насильственных действий в отношении начальника и дополнительной квалификации не требует, военный суд обоснованно исключил из обвинения Сафронова ч. 2 ст. 336 УК РФ как ошибочно (т.е. излишне) вмененную .
———————————
См.: Обзор судебной практики по делам о преступлениях против военной службы и некоторых должностных преступлениях, совершаемых военнослужащими // Обзоры судебной практики военных судов Российской Федерации по уголовным делам (1996 — 2001 гг.) / Под ред. Н.А. Петухова, А.Т. Уколова. М., 2002. С. 19.
При разграничении оскорбления, насильственных действий в отношении начальника и других преступлений против военной службы, связанных с применением военнослужащими насилия, необходимо иметь в виду, что по ст. 334 и ч. 2 ст. 336 УК РФ могут быть квалифицированы противоправные действия лица, состоящего с потерпевшим в отношениях подчиненности.
В случае равенства подсудимого и потерпевшего по служебному положению либо нахождения в отношениях старшинства содеянное виновным подлежит квалификации по другим статьям гл. 33 УК РФ.
Так, на предварительном следствии рядовой Цысь обвинялся в том, что с целью продемонстрировать мнимое превосходство и подчинить своему влиянию другого военнослужащего избил младшего сержанта Стрижака, причинив последнему кровоподтеки лица и шеи, не повлекшие расстройства здоровья. Эти его действия были квалифицированы по ч. 1 ст. 334 УК РФ как насильственные действия в отношении начальника.
При рассмотрении данного уголовного дела военный суд установил, что рядовой Цысь и младший сержант Стрижак являлись военнослужащими разных частей, а потому потерпевший начальником для подсудимого не являлся, и соответственно в отношениях подчиненности они не состояли. С учетом изложенного военный суд обоснованно переквалифицировал содеянное подсудимым на ч. 1 ст. 335 УК РФ .
———————————
См.: Обзор судебной практики по делам о преступлениях против военной службы и некоторых должностных преступлениях, совершаемых военнослужащими. С. 20.
Аналогичным образом военным судом оценены действия прапорщика Ибрагимова, который за отказ выдать ему продукты питания избил дежурного по столовой старшего лейтенанта Россихина (с которым не находился в отношениях подчиненности), нанеся последнему несколько ударов кулаками по лицу .
———————————
См.: Там же.
Неприличная форма воинского оскорбления состоит в унижении чести и достоинства в циничных выражениях или действиях, противоречащих общепринятым нормам нравственности, элементарным требованиям морали, этики, в том числе их воинских аспектов. При этом воинское (как и общеуголовное) оскорбление может быть совершено как публично, так и не публично (в средствах массовой информации и т.п.).
Действия, высказывания, жесты и т.п., унижающие честь и достоинство личности, могут быть основаны и на фактах, обстоятельствах, относящихся к потерпевшему. Однако выраженные в неприличной форме, они образуют состав рассматриваемого преступления.
Так, по конкретному уголовному делу один удар ладонью по лицу, нанесенный начальником подчиненному в связи с исполнением служебных обязанностей и не повлекший телесных повреждений, был квалифицирован не как превышение должностных полномочий (ст. 286 УК РФ), а как оскорбление одним военнослужащим другого (ч. 2 ст. 336 УК РФ) .
———————————
См.: Судебная практика по применению военно-уголовного законодательства Российской Федерации / Сост. О.К. Зателепин, А.И. Ноздринов; Под общ. ред. Х.М. Ахметшина. М., 2001. С. 71 — 72.
Обязательным признаком воинского оскорбления является совершение подпадающих под него действий во время или в связи с исполнением обязанностей по военной службе. Указанные признаки (и их ограничительное, а не расширительное толкование) тождественны аналогичным признакам, содержащимся в ст. 334 УК РФ об ответственности за насильственные действия в отношении начальника.
Необходимо отметить, что предусмотренное в ст. 336 УК РФ воинское оскорбление является специальным случаем нарушений уставных правил взаимоотношений между военнослужащими . Действия, выходящие по объему насилия за пределы воинского оскорбления, с учетом совокупности объективных и субъективных признаков могут быть квалифицированы но иным, более тяжким составам преступлений против военной службы (например, по ст. ст. 334, 335 УК РФ).
———————————
См., например: Преступления против военной службы. С. 43 — 44 и др.
С субъективной стороны преступления данной категории характеризуются прямым умыслом, направленным на нарушение отношений подчиненности. Поэтому при рассмотрении таких дел в каждом случае необходимо устанавливать, сознавал ли виновный, что его противоправные действия направлены именно против начальника. При отсутствии такой осведомленности квалификация как по ст. 334, так и по ч. 2 ст. 336 УК РФ исключается.
Оскорбление (ст. 336 УК РФ) с субъективной стороны также характеризуется специальной презумируемой (т.е. подразумеваемой) целью виновного унизить честь и достоинство другого военнослужащего во время или в связи с исполнением потерпевшим обязанностей военной службы по мотивам служебного, а в первом случае — и иного, в том числе личного, характера .
———————————
См., например: Толкаченко А.А. Мотив и цель воинских преступлений по советскому уголовному праву: Дис. канд. юрид. наук. М., 1990; Обзор судебной практики по делам о преступлениях против военной службы и некоторых должностных преступлениях, совершаемых военнослужащими. С. 18.
Примером правильного подхода к решению данного вопроса является уголовное дело рядового Щулятьева. С целью унизить честь и достоинство сослуживца Шулятьев потребовал от младшего сержанта Белоусова принести сахар к чаю, а за отказ выполнить это неправомерное требование избил потерпевшего, нанеся ему множественные удары руками по лицу и телу. Органами предварительного следствия действия Шулятьева квалифицированы по ч. 1 ст. 334 УК РФ. В судебном заседании было достоверно установлено, что в одном подразделении с потерпевшим Шулятьев прослужил непродолжительное время — менее недели, в непосредственном подчинении у Белоусова он не находился, каких-либо задач по службе совместно с ним не выполнял и практически не общался, вследствие чего о наличии у потерпевшего воинского звания «младший сержант» не знал, в момент конфликта соответствующих знаков различия не видел.
С учетом изложенных данных суд сделал вывод об отсутствии у Шулятьева умысла на нарушение отношений подчиненности и соответственно состава преступления, предусмотренного ст. 334 УК РФ.
Вместе с тем избежать ошибки в квалификации действий Шулятьева суду все же не удалось. Переквалифицировав содеянное на ч. 1 ст. 335 УК РФ, суд гарнизона не учел, что неправильное представление виновного об объекте преступного посягательства — должностном положении потерпевшего — свидетельствовало о фактической ошибке относительно этого объекта. Поэтому в данном конкретном случае действия Шулятьева следовало квалифицировать в соответствии с направленностью его умысла по правилу о фактической ошибке как покушение на нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии отношений подчиненности по ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 335 УК РФ .
———————————
См.: Обзор судебной практики по делам о преступлениях против военной службы и некоторых должностных преступлениях, совершаемых военнослужащими. С. 20 — 21.
Предостерегая от возможных погрешностей в квалификации, следует обратить внимание на то, что такого рода решения являются, скорее, исключением из общих правил оценки преступлений данной категории. Правильными они могут быть признаны лишь в случае бесспорного установления обстоятельств, достоверно свидетельствующих о том, что виновный не знал, что применяет насилие к начальнику.
ССЫЛКИ НА ПРАВОВЫЕ АКТЫ

Читайте также  Составление табеля учёта рабочего времени по

«КОНСТИТУЦИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»
(принята всенародным голосованием 12.12.1993)
«УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» от 13.06.1996 N 63-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 24.05.1996)
«УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РСФСР»
(утв. ВС РСФСР 27.10.1960)
ЗАКОН СССР от 25.12.1958
«ОБ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ВОИНСКИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ»
ПОСТАНОВЛЕНИЕ Пленума Верховного Суда РФ от 25.09.1979 N 4
«О ПРАКТИКЕ РАССМОТРЕНИЯ СУДАМИ ЖАЛОБ И ДЕЛ О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ, ПРЕДУСМОТРЕННЫХ СТ. 112, Ч. 1 СТ. 130 И СТ. 131 УК РСФСР»
Право в Вооруженных Силах, N 2, 2004

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector